Спецшколы - преграда на пути к прогрессу


    инклюзивное образованиеТема инклюзивного образования, при котором дети с ограниченными возможностями обучаются вместе со своими здоровыми сверстниками, все чаще и чаще обсуждается в России. Эта идея прописана в национальной образовательной инициативе "Наша новая школа", представленной еще в 2010 году Дмитрием Медведевым, занимавшем тогда пост президента. В стране запускаются пилотные проекты, постепенно разворачивается общественная дискуссия на эту тему. О том, как данная система создавалась в Англии, и какие проблемы существуют в ней сегодня, в интервью "Росбалту" рассказала главный психолог созданного при Бристольском университете Исследовательского центра им. Норы Фрай, который занимается изучением различных аспектов жизни людей с инвалидностью, Кармел Хэнд.

    — Каким образом в Великобритании сформировалось понимание того, что максимальное количество детей-инвалидов должны учиться в обычных школах вместе со своими сверстниками?

    — Понимание этого факта стало результатом нескольких тенденций. Во-первых, в стране постепенно укоренялась идея равенства – равенства для людей всех рас, религий и возможностей.

    Во-вторых, необходимость интегрировать детей-инвалидов в образовательную систему и их право на это были признаны на международном уровне и отражены в соглашении, подписанном 92 странами в испанском городе Саламанка в 1994 году на конференции ЮНЕСКО.

    В-третьих, важным фактором стала самоорганизация инвалидов в лобби-группы. Эти группы активно продвигали идеи о том, что они не хотят проводить свою жизнь в специальных зведениях, не хотят быть спрятанными от общества и не иметь возможности пользоваться всеми теми благами, которые доступны здоровым людям.

    В-четвертых, в 1978 году в Великобритании был опубликован отчет, написанный по заказу правительства крайне уважаемым экспертом по образованию – баронессой Мэри Уорнок. В этом документе говорилось о том, что в стране примерно 2% детей квалифицируются как инвалиды и проходят обучение в отдельных специальных школах, но в обычных школах также есть дети, которые сталкиваются с существенными сложностями в обучении. Эти сложности, однако, недостаточно серьезные для того, чтобы они могли попасть в группу инвалидов и получить помощь.

    По мнению Уорнок, в Великобритании на тот момент примерно 20% детей имели те или иные трудности, но им не оказывалось никакой поддержки, что отрицательно сказывалось на их результатах. Баронесса предложила изменить систему таким образом, чтобы помогать максимальному количеству детей, в том числе инвалидам, в рамках общеобразовательных школ.

    Это стало основным толчком к изменению национального законодательства: в 1981 году был принят закон об образовании, который обязал все школы помогать детям с инвалидностью или с образовательными трудностями. В законе было также прописано, что у родителей и детей должен быть выбор – идти в специализированную школу или же учиться в общеобразовательной.

    Ни в коем случае не должно быть ситуаций, когда инвалидность означала прямую дорогу в спецшколу. Вместе с тем, появление нового закона не сопровождалось выделением дополнительных средств для его реализации, что создало определенные проблемы в начале.

    — Когда система инклюзивного образования стала по-настоящему эффективной?

    — Начиная с 1981 года, когда во всех английских школах стало меняться понимание того, с какими проблемами могут сталкиваться школьники и что нужно делать, чтобы им помочь. Это не только инвалидность, это и проблемы, связанные с социальным происхождением, с нехваткой возможностей для развития, недостатком родительской поддержки. Стало понятно, что помощь нужна не только двум процентам, а, стало быть, вся система должна стать более чувствительной к детям с проблемами. Нужно было идентифицировать проблему в каждом случае и предпринять необходимые меры.

    Изначально предполагалось, что программа инклюзивного образования должна помогать детям с определенными потребностями приспособиться к школьной системе, но затем стало понятно, что это система должна измениться с тем, чтобы включить этих детей в учебный процесс, а не наоборот.

    Такой подход уходит корнями в социальную модель инвалидности, которая говорит, что проблема не в инвалидности человека, а в том, как организовано общество, а в большинстве стран сегодня оно организовано так, что инвалидности в нем нет места.

    Сегодня в Англии в работу школы и в школьную программу должны быть встроены возможности для оказания помощи детям с самыми разными потребностями.

    — Как работает система?

    — Боюсь, что описать полностью, как работает вся система инклюзивного образования, очень сложно, это разговор на несколько часов, если не дней.

    В самом начале в Англии была проблема того, как перевести детей – тех, которые хотели это сделать — из спецшкол в общеобразовательные. Для этого был запущен процесс оценки. По результатам этих оценок часть детей перешла в обычные школы, которые получили дополнительное финансирование под конкретных детей.

    Этот механизм работает и сейчас: для получения финансирования ребенок должен пройти через процедуру оценки и получить удостоверение – юридический документ — о том, что у него есть особые образовательные потребности.

    Разница в том, что сегодня это происходит на гораздо более раннем этапе. Местные органы власти постоянно связываются со школами для того, чтобы узнать о прогрессе этих детей, и, если необходимо, пересматривают содержание документа.

    Минимум раз в год в пересмотре принимают участие родители. Если родители не согласны с решением, для них существует система апелляции. Есть специальные положения, которые позволяют призвать к ответственности школу, если она не использует выделенные средства согласно требованиям, изложенным в индивидуальном плане ребенка.

    С 1 апреля 2013 года в Великобритании запущена новая система финансирования школ. Она подразумевает изначальное выделение более крупных средств на обучение детей с особыми потребностями. Это позволит ускорить помощь в случаях с серьезной степенью инвалидности, когда у родителей раньше уходило много времени для получения дополнительных средств.

    — О каких суммах идет речь?

    — Сегодня у школ есть до 10 тыс. фунтов стерлингов в год (примерно 500 тыс. рублей, — "Росбалт") на каждого ребенка с особыми потребностями. При этом заявление на дополнительное финансирование придется подавать только после того, как эта сумма будет израсходована.

    — На какие ступени образования распространяется эта система? Дошкольное воспитание, начальная школа, средняя школа, университет?

    — Сегодня система распространяется на все ступени. Изначально основное внимание уделялось первым ступеням, то есть маленьким детям. Это было связано с тем, что помочь тем детям, кто долгое время проучился в специальных школах, было трудно.

    Взрослых детей было сложно перевести в обычные школы, в то время как младшие дети, если им оказывалась нужная поддержка, вполне могли это сделать, могли доучиться до конца. Они приходили в садик маленькими, успевали подружиться с обычными детьми, а обычные дети успевали к ним привыкнуть и научиться их понимать и поддерживать.

    По мере того как дети первой волны росли и переходили на следующие ступени, система разрасталась вместе с ними. Однако существенная проблема возникла при переходе из начальной школы в среднюю школу, и она до сих пор не решена.

    — С чем это связано?

    — Это связано с тем, что начальные школы, которые в Англии существуют отдельно от средних (в них учатся до одиннадцати лет), как правило, гораздо меньше по количеству учеников.

    Кроме того, обучение построено так, что один учитель ведет все предметы, в то время как в средней школе учителя специализируются в одном предмете и ребенок за день сталкивается с восьмью или десятью разными педагогами.

    Как вы понимаете, в таких условиях сложнее организовать необходимую поддержку всем детям по всем предметам.

    С каждым годом, однако, ситуация становится все лучше и лучше. И сегодня есть многочисленные примеры детей с разными формами инвалидности, которые достигают отличных результатов в обычных школах.

    Успех каждой школы зависит в первую очередь от готовности и желания ее руководства работать с этими детьми. Битва за умы и сердца школьного руководства – это самая главная битва в борьбе за права детей-инвалидов.

    — Что вы думаете о практике выделения отдельного, индивидуального учителя-ассистента для каждого ребенка с инвалидностью? Я знаю, что такое практикуется в английских школах. В каких случаях к ребенку прикрепляется такой педагог и насколько это эффективно?

    — Прикрепление отдельного педагога не является обязательным. Обязательным является оказание помощи ребенку, а то, как именно это будет сделано, решается в каждом отдельном случае.

    Школы, как правило, возлагают большие ожидания на специальных ассистентов. Однако последние исследования показывают, что использование специальных ассистентов для детей с особыми потребностями далеко не всегда продуктивно. Нет данных, которые бы показывали, что это всегда хорошо, а в некоторых случаях специальные ассистенты даже наоборот становились преградой на пути развития детей.

    Когда было проведено первое исследование, посвященное роли и эффективности специальных ассистентов для детей с особыми потребностями, правительство было настолько удивлено его результатами, что заказало дополнительное одногодичное исследование, которое пришло к таким же выводам. Так что сейчас происходит пересмотр этой системы.

    Никто не спорит с тем, что специальные ассистенты могут быть эффективными, проблема, по всей видимости, в том, что именно они делают, насколько они профессионально подготовлены, и насколько успешно проводится оценка их деятельности.

    Очень часто функции специального педагога в Англии на себя берут мамы, которые хотели бы что-то сделать для школы и для детей, которыми движут благие намерения, но которым не хватает профессиональной подготовки. И очень часто это приводит к тому, что эти ассистенты делают работу за ребенка, а не стимулируют его развитие.

    Кроме того, стало понятно, что присутствие специального ассистента заметно сокращает количество времени, которое ребенок проводит с основным, профессионально подготовленным учителем.

    То есть, получается, что дети, которым больше всех нужна профессиональная помощь, получают меньше всего профессионального внимания. Вполне возможно, что будет лучше, если ребенок будет проводить меньше времени со специальным педагогом, но при условии что качество этого времени будет существенно повышено.

    Возможно, необходимо, чтобы работа специального педагога более тщательно курировалась основным учителем. Сейчас мы находимся в поиске решения.

    — Что происходит в тех ситуациях, когда школа говорит, что, мол, у нас нет денег, и мы не можем взять ребенка с инвалидностью?

    — Такого быть не может, потому что правительство предоставляет средства всем школам. 100% английских школ могут рассчитывать как минимум на 10 тысяч фунтов в год на ребенка с особыми потребностями.

    — Какова стоимость программы инклюзивного образования в Англии, и какие основные проблемы внутри современной системы вы могли бы выделить?

    — К сожалению, у меня нет конкретных цифр насчет того, сколько стоит эта программа. Но могу сказать, что главная проблема Англии заключается в том, что у нас до сих пор существуют две параллельные системы: система поддержки и финансирования детей в обычных школах и содержание специальных школ для детей с особыми потребностями.

    Это очень дорого. Но сделано это было для того, чтобы у родителей был выбор. Постепенно начинается сворачивание системы специальных школ – их, например, полностью закрыли в лондонском районе Ньюхэм, а средства направили в общеобразовательные школы. Это наиболее правильное решение с точки зрения экономики, но это лишает родителей и детей выбора.

    Однако никуда не деться от того, что с годами в специальных школах становится все меньше и меньше учеников, которые переходят в общеобразовательные школы. Это подтверждают цифры.

    Кроме того, многие дети входят в школы с удостоверениями об особых потребностях, а выходят из школы уже без них. Дело в том, что изначально считалось, что сложнее всего в школах будет детям с когнитивными проблемами. Но на практике оказалось, что их, наоборот, проще всего включить в коллектив обычной школы и что при наличии необходимой помощи они могут демонстрировать большие успехи и на каком-то этапе вообще слиться с остальными учениками.

    Наиболее сложными являются дети с эмоциональными или поведенческими проблемами. Национальная статистика показывает, что к концу средней школы количество детей с когнитивными проблемами сокращается, а количество детей с поведенческими проблемами растет. Оказание помощи этим детям — основной вызов для английской системы сегодня.

    Необходимо понимать, что нельзя просто взять и создать систему инклюзивного образования. Это процесс, который требует времени. В Англии эта система существует 43 года. Еще 43 года назад в Англии были дети-инвалиды со статусом "неподдающиеся обучению", которые не имели никакой возможности получить образование. С тех пор многое изменилось, и право на образование есть у всех детей.

    Но этот процесс шел и идет неравномерно. Так, у нас до сих пор есть дети, которые учатся в отдельных школах для инвалидов, и хотя мы движемся в сторону их закрытия, политическая элита пока не готова принять это решение.

    Содержание двух систем значит, что ни у одной из них нет достаточных средств, чтобы делать свою работу на "отлично". Я лично считаю, что наличие спецшкол — это большая проблема на пути к социальному прогрессу.

    Кроме того, несмотря на все достижения, в Англии до сих пор есть школы, которые не проявляют особого желания брать к себе детей-инвалидов, что приводит к разбалансировке всей системы.

    Да, как я говорила, официально школы не имеют права отказывать инвалидам, но есть куча разных способов показать, что ребенка с особыми потребностями не будет ждать особо радушный прием: достаточно сказать "вы знаете, у нас совсем нет опыта, мы даже не знаем, с чего начать".

    Необходимо усилить подотчетность, которая бы отражала все нюансы того, как школа ведет себя по отношению к инвалидам. Вполне возможно, что все это измениться, когда на работу в школы придет следующее поколение, которое на протяжении всей жизни училось, общалось и дружило с инвалидами.

    Для них будет нормальным то, что школа должна включать в процесс детей со всеми видами потребностей, а не наоборот.

    Беседовала Юлия Нетесова

    Источник

    Похожие новости
  • Образование по способностям
  • В России инвалиды и здоровые дети будут учиться вместе
  • Можно ли в инвалидной коляске добраться до диплома вуза?
  • Родители, обучающие детей дома, просят выплачивать им школьные деньги
  • Путин: проблема содержания детей-сирот в России важнее иностранных усыновле ...
  • Дети: вопрос цены

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.