"Под водой мы свободны, мы можем летать, парить, как птицы, и даже ходить"


    Илья Дубровский Илья Дубровский — инструктор PADI (Профессиональная ассоциация дайв-инструкторов), обучает спортивному туризму людей с инвалидностью. Он волонтер по призванию и энтузиаст по жизни.

    Впервые я встретила этого человека в 2002 году в Святогорове — в живописном месте Московской области. Он был одним из организаторов I Всероссийского фестиваля спортивного туризма для людей с различными видами инвалидности. Но познакомиться по-настоящему нам довелось лишь в 2008-м, в Египте, где под его руководством проходило погружение группы инвалидов в воды Красного моря и в пески Сахары. Илья Дубровский проводит соревнования по спортивному туризму в рамках мероприятий РООСРИ «Навигатор» и обучает подводному плаванию на туристических слетах АМИ России «Аппарель». Он возглавляет дайвинг-клуб инвалидов «На Яузе», созданный при фонде «Филантроп», и сегодня мы беседуем с ним о его пути и пути человека с инвалидностью в дайвинг.

    — Спортивный туризм для инвалидов кардинально отличается от обычного?

    — Моя концепция очень проста: я не признаю за людьми с инвалидностью какого-то особого статуса. Практика показывает, что если человек умеет думать и у него есть желание, то и возможностей у него много. Тот, кто наиболее подготовлен, кто более творчески подходит к решению вопросов, кто дисциплинирован и собран, именно он оказывается лучшим туристом, нежели тот, кто сильнее или здоровее. В спортивном туризме, как и в дайвинге, вся проблема лежит в области психологии, но не в области физических возможностей.

    — Насколько я знаю, ты один из первых, кто стал работать с инвалидами в дайвинге. Как это произошло?

    — Я всегда любил нырять, вода мне всегда казалась чем-то особым. Когда ныряние с аквалангами стало вполне доступным гражданским развлечением, я сам приобщился к дайвингу. К тому времени у нас собралась хорошая группа инвалидов, мы всерьез занимались спортивным туризмом, и мне захотелось их тоже вовлечь в дайвинг. Приглашать профессиональных инструкторов за деньги оказалось очень дорого. Тогда я сам выучился на инструктора и получил статус члена крупнейшей в мире организации — PADI.

    — Ты занимаешься этим уже достаточно долго. Дайвинг как-то влияет на человека, меняет его?

    Дайвинг не просто меняет человека, он возвращает его к самому себе. Менять человека, может быть, и не надо, а вот вернуть его к собственным возможностям, которые он боится использовать, — это очень важно. Никаких особых ограничений по здоровью в дайвинге не существует, за исключением узкого спектра заболеваний, когда он противопоказан, и тогда требуется заключение врача. Для остальных проблема заключается в преодолении неких психических барьеров. Человек подходит к воде, и в его сознании срабатывает инстинкт — ему начинает казаться, что под водой он тонет. Когда же он узнает, что под водой можно вполне комфортно себя чувствовать — благодаря техническим средствам, он вновь открывает свои некогда утраченные с эволюцией возможности.

    — Получается, что для человека с инвалидностью дайвинг есть возвращение утраченных возможностей, причем в еще более широком плане — возможности свободно двигаться, например?

    — Да. Причем он распространяет этот опыт шире, на свою остальную жизнь, и начинает сомневаться: а действительно ли невозможно то, что он считает невозможным? Практика показывает, что у всех, абсолютно у всех, кто прошел хотя бы минимальную школу дайвинга, социальная адаптация происходит значительно успешнее. Они работают, создают семьи, рожают детей… Они просто возвращаются к своим возможностям.

    — Расскажи о своих учениках.

    — Одна моя студентка получила травму в зрелом возрасте и стала колясочницей. Ее муж и сын увлеклись дайвингом, и ей захотелось тоже обучиться подводному плаванию. Мы с ней стали заниматься и за достаточно короткий срок добились того, что прошли сертификацию по всем нормам. Она получила такой же сертификат, что и все здоровые дайверы. Мы с ней ходили на дайвинг-сафари в Таиланде, и она одними руками — по специальной методике — гребла с такой же скоростью, что и все остальные дайверы в ластах. Она стала плавать очень хорошо, и однажды я заметил, как она переставляет ноги по дну. Я потом спросил ее: что ты делаешь? Она говорит: хожу, мне это нравится! То есть в состоянии невесомости она зависала над дном, и, производя некоторые движения телом — ноги у нее парализованы полностью — шла по дну. Конечно, это игра, иллюзия, но она смогла снова ходить!

    — Тоже возвращение к самому себе…

    — Конечно! Это возвращение к самому себе, возможность быть самим собой и понимать, что ты прекрасен. Что может быть важнее и лучше?!

    — Значит, любой человек может заняться дайвингом?

    — Сегодня в России довольно сложно найти инструктора, который бы тебя выучил, если ты на коляске или у тебя, скажем, ДЦП или ты глухой. Тем не менее это возможно. Проблема в том, что большинство людей не знают, что они хотят этому научиться. Они даже не предполагают, что они это могут! В моей практике были студенты практически со всеми видами заболеваний, включая слепых. Приходилось даже заниматься с людьми с достаточно серьезной умственной отсталостью, и тоже небезуспешно. У нас в дайвинг-клубе бесплатные занятия в бассейне два раза в неделю. Приходите, занимайтесь, пробуйте!

    — Насколько я знаю, ты работаешь с инвалидами на чистом энтузиазме. Помощь тебе нужна?

    — Безусловно, помощь всегда нужна. Очень нужны волонтеры на выездных мероприятиях. Существуют курсы по подготовке помощников инструктора по работе с инвалидами — как на суше, так и под водой. Помощник должен не только понимать техническую сторону вопроса, разбираться в водолазном оборудовании, но и обязательно разбираться в вопросах безопасности. Так что я приглашаю помощников! Нам нужна помощь и в приобретении оборудования. Сейчас остро стоит вопрос с компрессором для заправки баллонов. Очень не хватает и средства доставки: на легковой машине вывезти все необходимое оборудование, включая компрессор, акваланги, баллоны, палатки, спальники, питание и так далее, уже невозможно. Не у всех есть машины, снаряжение достаточно громоздкое, и если у человека заболевание опорно-двигательного аппарата, то проблема становится почти неразрешимой.

    И еще хочу сказать… Дайвинг — это прекрасно! Сначала, когда человек в первый раз оказывается под водой, его интересует то, что он видит, но это не главное. Главное — что человек чувствует. Под водой мы парим, мы летаем! Там, где вода прозрачна, ощущение полета вполне реальное. Ощущение легкости идет с человеком дальше по жизни и помогает ему легче преодолевать препятствия, которые он встречает.

    Анна Демидова


    Источник

    Похожие новости
  • Главное в этой жизни - чудо
  • Доступность - проблема сознания общества
  • "То, что я инвалид, для них дело десятое"
  • Поединок с судьбой
  • Чиновники не могут понять, в чём инвалид нуждается
  • Инвалидный спорт: через тернии

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.