Либо ты герой, либо ты псих


    Либо ты герой, либо ты психО том, как детей-инвалидов после детского дома переводят в психоневрологический диспансер и признают ненормальными, чтобы лишить законного права на отдельное жилье

    В редакцию OK-inform обратился петербуржец Александр Прохоров. Его девушку, которая де-юре проживает в психоневрологическом интернате № 10 Невского района, а де-факто - вместе с ним, хотят неправомерно лишить дееспособности и закрыть в учреждении, чтобы не давать ей положенной по закону квартиры.

    Опасность: остаться в психушке навсегда

    - У Наташи ДЦП, она инвалид 2-й группы. В психоневрологический интернат № 10 она попала после Павловского детского дома № 4, куда девочку сдала мать, не желавшая воспитывать ребенка с ограниченными возможностями, - рассказал OK-inform Александр Прохоров.

    У самого Саши - точно такая же история, как и у Наташи: ДЦП, кифосколиоз, детский дом, после которого - психоневрологический диспансер.

    - Подобная практика у нас в стране очень распространена. При приближении совершеннолетия детям-инвалидам ставят диагноз «олигофрения» и из детских домов переводят в психоневрологические интернаты якобы на реабилитацию, а на самом деле чтобы не давать ребятам полагающиеся им по закону квартиры, - говорит Александр.

    По его словам, в ПНИ № 10 ребят, которые проявляют независимость и пытаются отстоять свои права на самостоятельную жизнь и отдельное жилье, обкалывают лекарствами так, чтобы они действительно становились «психами». После этого на специальной комиссии их признают недееспособными и так лишают возможности вырваться из «системы» и стать полноценными членами общества.

    Рецепт: бежать, пока не «закололи»

    - Психиатрия - это очень опасная штука, - продолжает Александр Прохоров. - В интернат приходят нормальные люди. А из них делают дебилов. Я знал, что оттуда мне надо бежать, и что по закону мне, как сироте, до 23 лет государство должно предоставить квартиру. Восемь лет я ее добивался. Мне помог бывший пациент 10-го психоневрологического интерната Роман Тупин, который рассказал, каким образом я должен действовать. Потому что Рома тоже познал весь этот ад.

    Главное - это как можно меньше находиться в интернате, чтобы тебя не «закололи» лекарствами в бешенных дозировках, объясняет наш собеседник.

    - Я лежал по больницам, снимал комнату и пытался отстоять свои права, добивался проведения независимой экспертизы, которая докажет мою вменяемость, - рассказывает он. - Но вместо нее мне назначили комиссию, в которой участвовали лишь врачи и социальные педагоги ПНИ № 10.

    Цена: 75% пенсии пациента

    Роман Тупин предупредил Сашу, что, как правило, заключения такой комиссии несправедливы, на них людей признают недееспособными и закрывают в «психушках», руководство которых получает 75% пенсии пациентов.

    - Я забил тревогу, - рассказывает Александр. - Обратился к Яне Лантратовой, которая сегодня входит в Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Она обратила внимание журналистов на мой случай. А когда начальство ПНИ № 10 узнало, что вместе со мной на заседание медико-педагогической комиссии собирается прийти депутат Закса, то ее быстренько отменили и вскоре мне наконец-то дали однокомнатную квартиру.

    Хитрость: провести комиссию быстро и незаметно

    Но теперь дело дошло до девушки Александра - Наташи Виноградовой. Они познакомились в этом же интернате, там у них и завязались романтические отношения.

    - Сейчас Наташа фактически живет у меня, работает в журнальном киоске в Александро-Невской лавре, она самостоятельный, адекватный, психически здоровый человек, и ей тоже положена квартира, - говорит Александр. - Но, видимо, руководству интерната не нравится, что она общается со мной, и что мы рассказали на телевидении о том, что творится в стенах данного учреждения.

    Наташу внезапно пригласили на отдельную комиссию вместо плановой, групповой. Она состоялась вчера в 10.00. Прийти Наташе велели одной. Брать кого-либо с собой запретили.

    Роман Тупин говорит, что подобные комиссии, на которых человек признается недееспособным, руководства ПНИ № 10 проводит в качестве наказания. Так оно мстит пациентам, осмелившимся вынести сор из избы или слишком усердно «качающим свои права».

    - Изначально решение таких комиссий не может быть законным, поскольку оно принимается только сотрудниками интерната, хотя в его принятии должны участвовать и независимые специалисты из других учреждений, - отмечает Роман. - Кроме того, в ходе заседания комиссии на человека оказывают моральное и психологическое давление, чтобы спровоцировать в нем агрессию. Как только это получается, человека определяют как невменяемого и недееспособного.

    Заключение психиатров вместе с копией паспорта направляют в суд. Но при этом часто самого пациента на заседание суда не приводят, хотя в 2009 году Конституционный суд постановил, что признание человека недееспособным должно происходить в его присутствии.

    - Психиаторы, назначенные опекунами пациентов, могут не выпускать их за пределы стационаров, и их «подопечные» ничего не знают о своих правах, то есть они просто не знают, что вправе опротестовать решение, принятое без них, - рассказал Роман.

    Выход: быть героем

    Когда Роман Тупин самостоятельно пытался выяснить, почему администрация интерната так не любит, когда их подопечные получают жилье, его начали прессовать со всех сторон. 

    - Я допускаю, что в сговоре с администрацией интерната чиновники Невского района, но дальше писем в прокуратуру и жилищный комитет не пошел, потому что после них меня избили проживающие в ПНИ № 10, - говорит Роман.

    Он все же добился отдельной квартиры в 2007 году, устроился на работу, женился, стал отцом.

    Но до этого, в интернате, куда Роман тоже попал из детского дома, его обкалывали лошадиными дозами препаратов, чтобы он никому не мешал своими свободолюбивыми разговорами и попытками добиться справедливости.

    Эта история напоминает строки из автобиографического романа Рубена Гонсалеса Гальего «Белое на черном»: «Я - герой. Быть героем легко. Если у тебя нет рук или ног - ты герой или покойник. Если у тебя нет родителей - надейся на свои руки и ноги. И будь героем. Если у тебя нет ни рук, ни ног, а ты к тому же ухитрился появиться на свет сиротой, - все. Ты обречен быть героем до конца своих дней. Или сдохнуть. Я герой. У меня просто нет другого выхода…». И, несмотря на то, что автор пишет о своем страшном, жестоком детстве, проведенном в советском интернате для детей-инвалидов, в книге побеждает добро.

    Елизавета Садкова

    Источник

    Похожие новости
  • Право быть
  • Мама, я убью тебя
  • "Давай-давай! Сам!"
  • Жест борьбы и надежды
  • В России появятся квартиры для самостоятельного проживания людей с тяжелой ...
  • Пойти на принцип

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.