Няня в онкоцентре: мы как солдаты, куда прикажут - туда и едем


    инвалидыСреди подопечных БФ "Волонтеры в помощь детям-сиротам" много детей-инвалидов со сложными диагнозами. Чтобы их брали на обследование, лечение и реабилитацию в больницы и специализированные медицинские центры необходимо сопровождение взрослого. Рита Давыдова рассказала о том, как стала няней, чем пожертвовала ради этой работы и на что еще готова.

    Среди подопечных фонда много детей-инвалидов со сложными диагнозами. Чтобы их брали на обследование, лечение и реабилитацию в больницы и специализированные медицинские центры необходимо сопровождение взрослого. Детские дома и дома ребенка не всегда в состоянии выделить кого-то из своего персонала, кто бы мог неотлучно находиться с ребенком месяцами и в случае необходимости ехать с ним в другой город. Иногда отсутствие сопровождения может стать причиной отказа в госпитализации. В таких случаях для воспитанников детских домов и домов ребенка благотворительные фонды приглашают няню, которая "лежит" с ребенком в больнице. Она ухаживает за ним в восстановительный период после операции, следит за своевременным исполнением назначений врача, поддерживает и отвлекает в трудный и пугающий период его жизни.

    Чтобы лучше понять, в чем состоит работа няни, и каким должен быть человек, решивший посвятить себя этой работе, я встречаюсь с няней Ритой Давыдовой в детском отделении Российского онкологического научного центра им. Н.Н.Блохина.

    В холле онкоцентра громко работает телевизор, и гардеробщицы повышают голос, пытаясь его перекричать. Они обсуждают последние новости, погоду. В общем, обычный разговор людей, проводящих много времени вместе. Вглядываюсь в пустынный коридор: стараюсь не пропустить появление няни Риты и малышки Лизы, подопечной проекта "Дети в беде" БФ "Волонтеры в помощь детям-сиротам". Давыдова работает от нашего фонда няней с детьми из детских домов и домов ребенка, проходящих госпитализацию. Рита не волонтер, няня — ее работа, за которую она получает зарплату, потому что выполнять эти обязанности в свободное от основной работы время невозможно. График — круглосуточный, место — любой город России, где есть медицинское учреждение, в котором могут помочь больному ребенку.

    Няня Рита открыто и доброжелательно улыбается, встречая меня, а маленькая Лиза внимательно всматривается в мое лицо. Затем начинает ерзать, требуя выпустить ее из коляски, что няня и делает.

    Рита из тех людей, с которыми сразу чувствуешь себя так, как будто вы знакомы с детства: теплая улыбка, заинтересованный взгляд. И еще — немного смущения.

    - Как давно вы работаете няней с детьми-сиротами, проходящими госпитализацию, и сколько было подопечных?

    — Почти год. Лиза — шестая. С ней я дольше всего, уже пять месяцев. Мы лежали в разных больницах, в разных городах, и сейчас вот добрались до главного онкоцентра в Москве. Я только один раз уезжала домой на две недели, все остальное время мы вместе. Она так выросла за это время, так изменилась, даже начала ходить при мне.

    - Чем вы занимались перед тем, как пришли работать в фонд?

    — Я была складским работником. А об этой работе узнала от подруги, которая уже работала няней в фонде.

    - Вы работали с детьми разного возраста?

    — Да, были дети и постарше и помладше, разные.

    - С какими тяжелее?

    — Тяжелее? (Рита задумалась. В этот момент Лизе, уже устроившейся на коленях у няни, наконец-то удалось вытащить влажные салфетки из пачки, и в знак триумфа, девочка высоко вскинула ручку с зажатой добычей. Раздался шлепок, и Рита, смеясь, схватилась за щеку, которая приняла на себя салфеточный удар.) — Правильно, Лиза. Ни с кем не тяжелее, даже думать об этом не хочу.

    - Вам никогда не хотелось вернуться к "нормальной" жизни?

    — При этой работе вообще никакой семьи не может быть. Мы же и день, и ночь находимся при ребенке в больнице. Когда проводится химиотерапия, капельница стоит круглосуточно, и нужно за ней следить, менять бутылки с лекарством, поэтому даже поспать не удается. Да и, кроме того, нас в разные города отправляют. Мы как солдаты: куда прикажут — туда и едем. Вопросов не задаем, диагнозы не выбираем. Иногда несколько месяцев дома не бываем. Какая же семья такое выдержит? У меня нет ни мужа, ни детей.

    Конечно, иногда хочется жить как все: вечера проводить дома у телевизора и вообще… Но как посмотрю на нее (Рита нежно гладит Лизу по голове), думаю, как же она без меня здесь останется. Когда ей плохо, она лежит, как тряпочка, и плачет, а я ее на ручки возьму, поглажу или просто уговариваю тихонько, и Лиза засыпает. Как же я ее оставлю в больнице одну или с другой няней, незнакомой, пока она к ней привыкнет?.. И другие детки тоже сначала испуганные приезжают: больница ведь, запахи, люди незнакомые. Когда ко мне привыкнут, успокаиваются, и лечение для них легче проходит….А телевизор в больнице тоже есть, так что, если надо, могу и здесь посмотреть.

    - Есть условия для ночлега, питания?

    — Нам фонд предоставляет раскладушки, мы на них спим, но до восьми утра все убираем. Что касается питания, тех, кто лежит с детьми до трех лет кормят, но порции маленькие даже для детей. Лиза, если не температурит, свою утреннюю кашу целиком съедает, у нее аппетит хороший, так я ей и свою отдаю. Но здесь есть кухня, можно готовить, поэтому всухомятку не приходится питаться, все с этим нормально.

    - Как относится к вам медицинский персонал?

    — Мы уже давно здесь, поэтому живем как соседи, все с нами здороваются. Поначалу по-разному бывало, а сейчас уже все друг друга знаем, лежат одни и те же пациенты в основном. Бывает, что новенькие появляются, но большинство не меняется.

    Лиза оступается, падает, ее подхватывают. Она больно ударилась, но совсем не плачет. Обращаю внимание на стойкость ребенка.

    —  Здесь дети привычны к боли, — объясняет Рита. — У них каждый день берут анализ крови из пальца, катетер ставят в вену, а найти эту вену очень сложно, поэтому они привыкают и почти уже не плачут.

    - Часто ли к вам приезжают посетители?

    — Почти каждые выходные. Приезжают волонтеры, что-то привозят, общаются с Лизой. Есть еще несколько мам, они объединились и к детям ездят в больницы, и к нам приезжают. У Лизы уже столько одежды и игрушек собралось, что отдельную машину придется заказывать, чтобы все приданое перевезти (смеется).

    - Когда Лизу выпишут, вы поедете домой?

    — Нет, мы с ней сначала в другую специализированную больницу переедем на обследование, а потом уже в детский дом увезут. А мне другого ребенка дадут.

    - Как же расставаться будете, почти полгода вместе…

    — Не знаю. Плачу, когда об этом думаю. Как она будет без меня? Там же все по часам: поели, поспали. А Лиза, когда плохо себя чувствует, не ест совсем, я за ней по полдня с ложкой бегаю. Как она в детском доме будет? Ей бы в семью… (Рита вздыхает и поправляет лизину маечку.)

    P.S. В июле девочку должны забрать в семью. Дай Бог ей и ее новым родителям здоровья, терпения и большой любви.

    Светлана Тараскина

    Похожие новости
  • Шаг в будущее вместе
  • Мама, я убью тебя
  • "Когда Лиза, раскинув ручки, зашагала к папе, он, здоровый мужик, разрыдалс ...
  • Долгая разлука
  • Дети сироты
  • Моя любимая тетя

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.