"Во время химиотерапии я смотрела на годовалого сына и знала: обязательно выздоровею"


    химиотерапияИзбавиться от рака четвертой(!) стадии 27-летней киевлянке помогли специалисты Национального института рака, любовь мужа и невероятное желание вырастить сына. Теперь, спустя три года после тяжелой болезни, женщина работает фитнес-инструктором, отлично выглядит и поддерживает онкобольных людей

    — Здравствуйте, вы про мою маму писать будете? — приветливо улыбается пятилетний Миша, протягивая мне руку. — Напишите, что она у меня самая лучшая.

    Силе духа и оптимизму Елены действительно можно позавидовать. Когда ее первенцу Мише исполнился годик, женщина узнала, что у нее лимфома (рак лимфатических узлов) четвертой стадии. Несмотря на неутешительные прогнозы, ей удалось не только справиться с болезнью, но и освоить специальность тренера по фитнесу. Теперь, через три года после выздоровления, Лена проходит регулярные обследования, ведет активный образ жизни, работает, занимается ребенком и даже участвует в благотворительных акциях, направленных на помощь онкобольным людям.

    — Сейчас я понимаю, что болезнь начала проявляться, когда Мише было полгода: появился кожный зуд и я сильно похудела, — вспоминает Елена. — Такое состояние я списала на усталость и недосыпание из-за маленького ребенка и не придала этому особого значения. Чуть позже начали беспокоить сильный кашель, боли в груди, поднялась температура, стало трудно дышать. Порой казалось, что скоро задохнусь. Но врачи, к которым я обращалась, долго не могли поставить точный диагноз. Длительное время предполагали, что это саркоидоз. Когда мне сделали компьютерную томографию, стало очевидно, что все лимфатические узлы поражены злокачественной опухолью. «Уже четвертая стадия», — безнадежно сказали районные врачи и направили меня в Национальный институт рака, где я и проходила последующее лечение. На тот момент мне было настолько плохо, что я не понимала всей серьезности происходящего, а думала только об одном: «Мне нужно поскорее выздороветь, чтобы вернуться к годовалому сыну». Наверное, именно этот стимул и заставил меня бороться изо всех сил.

    Тогда мама Лены буквально поселилась в больнице и помогала ей справляться со всеми осложнениями химиотерапии, которых оказалось очень много. Супруг Константин уволился с работы и стал для сына и мамой, и папой: готовил ему смеси, кормил из бутылочки, купал, укладывал его спать, гулял. Чтобы Елена легче переносила разлуку, он регулярно отправлял ей фотографии сына, рассказывал о его детских успехах. Благодаря такой заботе со стороны близких и квалификации врачей спустя год интенсивного лечения Лене удалось выздороветь.

    «Каждый вечер, разговаривая со мной по телефону, муж подходил к детской кроватке, включал громкую связь, и я желала сыну спокойной ночи»

    За год, который Лена провела в Национальном институте рака, она прошла восемь курсов химиотерапии.

    — У жены возникли практически все осложнения, которые только может вызвать химия: тошнота, рвота, головокружение, — говорит Константин. — Однажды у нее на пояснице появились высыпания, которые сопровождались невыносимым зудом. Так дает о себе знать опоясывающий лишай. Когда врачи помогли Лене избавиться от этого заболевания, у нее начали дрожать руки. Это признак болезни Паркинсона. При этом Лена ни разу не жаловалась и даже не разрешала мне приходить к ней в больницу. Говорила, что визиты сбивают ее боевой настрой. Когда я звонил ей по телефону, супруга задавала один вопрос: «Как вы с Мишей? Я так соскучилась».

    — Признаться, я очень переживала за своих мужчин, даже больше, чем за себя, — рассказывает Лена. — Когда меня забрали в больницу, годовалый сынишка начал сильно капризничать, у него появились судороги. Супруг показал его невропатологу, который сказал: «Ребенок скучает по маме». Но Костя нашел выход из этой ситуации. Каждый вечер, когда мы разговаривали по телефону, он подходил к детской кроватке, включал громкую связь, и я таким образом общалась с сыном, желала ему спокойной ночи, обещала скоро вернуться. Когда мне становилось лучше и анализы были стабильными, врачи меня отпускали на выходные домой. Это был настоящий праздник. Тогда я смотрела на сыночка и понимала: обязательно выздоровею.

    Из-за слабого иммунитета я боялась подхватить инфекцию, поэтому даже дома приходилось носить стерильную маску. Родные не разрешали мне ничего делать. Супруг приносил мои любимые сладости, а когда во время химиотерапии начали выпадать волосы, аккуратно брил мне голову. Мама покупала красивые парики, делала уколы, помогала принимать душ.

    — Очень часто момент, когда пациента выписывают из больницы домой, оказывается для него переломным, — говорит младший научный сотрудник отделения онкогематологии Национального института рака Екатерина Филоненко. — Даже несмотря на уже хорошие анализы и результат лечения, некоторые чувствуют себя подавленными, теряют интерес к жизни, не находят поддержки со стороны окружающих. В это время может возникнуть рецидив, и у человека уже не хватит моральных сил бороться с «вернувшейся» болезнью. У Лены все было не так. Благодаря мощному стимулу — желанию растить сына, быть любящей женой, дочерью, — она не зацикливалась на своем диагнозе, а делала все, чтобы быть здоровой, соблюдала наши рекомендации, не падала духом, старалась найти себе интересные занятия. Именно в этом большой залог успеха. А родные всеми способами показывали женщине, что любят ее и нуждаются в ней.

    — Лена тяжело переносила лечение?

    — Лимфома Ходжкина — системное заболевание, при котором злокачественные клетки поражают сразу несколько лимфатических узлов. Это означает, что операция не поможет, и единственный способ воздействовать на опухоль — химиотерапия. Поскольку женщина попала к нам, когда болезнь была уже в запущенной стадии и пораженных органов оказалось очень много, мы применяли более интенсивную, а значит, самую тяжелую для организма терапию. Кроме того, в начале лечения у Лены была сильно выраженная анемия. Чтобы улучшить показатели крови, нам приходилось неоднократно переливать ей эритроцитарную массу в огромных количествах. Это привело к развитию серьезных осложнений. Чтобы справиться с ними, не раз приходилось прерывать химию, а потом продолжать ее заново. Но совместными усилиями нам удалось победить болезнь.

    — В онкологических отделениях существует правило: ни в коем случае не допускать рвоты, ведь потом ее будет очень трудно остановить, — вспоминает Елена. — При этом на протяжении всей химиотерапии я испытывала сильную тошноту, от которой помогали только... мамины соленые помидоры. Вскоре их полюбили и другие пациентки. Помню, как собирались с подругами по палате на так называемые девичники: надевали красивые парики, накладывали макияж, смотрели по телевизору сериал «Не родись красивой», решали кроссворды и вспоминали смешные истории из жизни. Это помогало отвлечься от грустных мыслей. В больнице я также много читала. До сих пор помню содержание всех женских романов, детективов (смеется).

    — Сейчас вы работаете фитнес-инструктором, тренируетесь каждый день. Это требует большой выносливости. Где берете силы?

    — Признаться, я никогда не стремилась стать тренером, — говорит Лена. — Все получилось само собой. Когда я уже выздоровела и находилась дома, меня проведывали подруги. Однажды заметила, что выгляжу хуже своих ровесниц: стала бледной, поправилась. Из-за этого исчезла уверенность в себе, ухудшилось настроение. Тогда я решила взять себя в руки и отказалась от сладкой и неполезной пищи: колбас, полуфабрикатов, булочек, конфет. Начала заниматься спортом. Вначале это были ежедневные зарядки по пять—десять минут. Со временем нагрузки увеличивались, и я записалась на групповые занятия по фитнесу. Позже у меня стали получаться даже тяжелые упражнения, мне предложили стать ассистентом тренера, на что я с радостью согласилась. Спорт приносит мне большое удовольствие.

    Помню, как на одном благотворительном концерте, который давала рок-группа «Друга рiка», ко мне подошел лидер музыкального коллектива Валерий Харчишин со словами: «Я даже не знал, что можно переболеть раком и так замечательно выглядеть». Слышать такое было очень приятно. Своим примером мне хочется показать, что хорошо выглядеть и счастливо жить можно при любых обстоятельствах. Нужно только немного постараться.

    «Деньги на необходимые мне медикаменты давали наши родственники, друзья, которых, к счастью, у нас оказалось много»

    — Насколько мне известно, вы и сейчас поддерживаете онкобольных, участвуете в благотворительных концертах, выставках.

    — Стараюсь, — говорит Лена. — Когда я проходила лечение, родители не говорили мне о стоимости лекарств, о том, где берут деньги. Я задавала эти вопросы, но они мне отвечали: «Тебя это не должно беспокоить. Мы со всем справимся». Сейчас знаю, что деньги на необходимые медикаменты давали наши родственники, друзья, которых, к счастью, оказалось очень много. Меня поддерживали даже малознакомые люди: одноклассники моей мамы, супруга. Люди рассказывали обо мне своим знакомым, те — своим. Таким образом нам удалось собрать сумму на восемь курсов химиотерапии.

    Сейчас в Украине десятки тысяч людей нуждаются в дорогостоящем лечении, и, к сожалению, у большинства из них нет денег на лекарства. А ведь эти люди тоже хотят жить, создавать семьи, работать. Единственная надежда для многих из них — средства массовой информации, благотворительные фонды и неравнодушные окружающие.

    — Недавно премьер-министр Украины Николай Азаров поручил Минздраву Украины разработать проект по урегулированию цен на лекарства для лечения онкозаболеваний, туберкулеза и СПИДа, — говорит председатель Всеукраинской общественной организации «Ассоциация помощи инвалидам и пациентам с хроническими лимфопролиферативными заболеваниями» Валентина Юрчишина. — Мы очень надеемся, что в ближайшем будущем Минздрав займется этим вопросом, благодаря чему стоимость препаратов снизится. Тогда лечение станет доступным большему количеству пациентов, что продлит и спасет их жизнь. А пока цены на лекарства в Украине намного выше, чем в других европейских странах. Нужно сказать, что уже год в нашей стране действует аналогичный пилотный проект по урегулированию цен на лекарства для гипертоников. За это время стоимость препаратов снизилась на 12 процентов, а их употребление возросло на 17 процентов. Это значит, что лекарства стали доступнее для многих людей. Мы очень надеемся, что в ближайшее время эти изменения произойдут и в онкологии. А пока Минздрав не пересмотрит ценовую политику, в стране будут умирать люди, которые не могут оплатить лечение.

    Сейчас наша организация, которая сотрудничает с Национальным институтом рака в Киеве и имеет 18 представительств в других городах страны, пытается всеми способами поддерживать онкобольных. Чтобы собрать деньги на их лечение, мы проводим выставки картин, устраиваем концерты. Прошлой осенью во время пятичасового марафона, в котором участвовали известные группы «Друга рiка», «Крихiтка Цахес», «Океан Ельзи», «Бумбокс», нам удалось собрать средства на лечение шести пациентов. Стараемся также оказывать больным моральную и психологическую поддержку, приглашать реабилитологов, специалистов из центра спортивной медицины, которые помогают пациентам восстановить дыхание. Ведь после длительного лечения у многих появляется сильная одышка. Мы всегда рады новым волонтерам, психологам, донорам крови, которых нам очень не хватает. Желающие помочь онкобольным людям и поучаствовать в их судьбе могут связаться с ними на нашем сайте: http://www.lympho.com.ua.

    На сегодняшний день рак — одно из наиболее распространенных заболеваний в Украине. И, как известно, лучше всего болезнь поддается лечению на ранней стадии. Поэтому очень важно вовремя диагностировать недуг.

    — При каких симптомах необходимо показаться онкологу? — спрашиваю у заведующей отделением онкогематологии Национального института рака Татьяны Кадниковой.

    — Увеличенные лимфоузлы (особенно на шее, в подмышечных впадинах), излишняя потливость, повышенная температура, слабость, появление каких-либо шишек, новообразований на теле, изменение цвета и формы родинок, а также резкое похудение без причины — первые признаки, при которых нужно показаться врачу. Важно понимать, что на ранних стадиях болезнь, как правило, протекает бессимптомно, хотя именно в этот период она легче всего поддается лечению. Поэтому, чтобы не упустить момент, нужно выработать привычку раз в год проходить осмотр у специалиста, делать флюорографию, а также сдавать общий анализ крови. Если врач заподозрит что-то неладное, он назначит дополнительные исследования. Я хорошо помню молодого человека, который обратился к нам после обследования в военкомате. Оказалось, у юноши лимфома первой стадии. Поскольку болезнь не была запущенной, мы быстро вылечили парня, и сейчас он приезжает к нам на обследования. Могу сказать, что у людей, которые в силу своей профессии (врачи, повара, медсестры, воспитатели детского сада, военные) регулярно обследуются, мы чаще выявляем недуг именно на ранних стадиях, и, соответственно, их лечение более эффективно.

    Инна Айзенберг

    Похожие новости
  • Мир полон доброты
  • "Когда Саша чистит мне зубы или красит ресницы, кажется, будто я делаю это ...
  • Три истории о том, как пережить рак и не бояться рассказать о нем другим
  • "Когда Лиза, раскинув ручки, зашагала к папе, он, здоровый мужик, разрыдалс ...
  • Как диагностируют рак легких?
  • Лечение рака печени в Израиле

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.