Инвалиды вынуждены существовать в жестоком городском пространстве


    Инвалиды вынуждены существовать в жестоком городском пространствеЛюдям с ограниченными возможностями приходится порой проявлять безграничную силу воли, чтобы просто выжить в пространстве города. Хотя законы обязывают создавать условия для инвалидов, и у нас действует программа Доступная среда, как федеральная, так и региональная, – увы, инвалидов у нас до сих пор как бы не существует.

    Стыдно за город

    Приехали в Воронеж иностранцы. Это были люди из национальной коалиции «Образование для всех», семеро из них – инвалиды-колясочники. Принимали гостей представители общественной организации «Искра надежды». Понятно, что воронежцам в грязь лицом ударить не хотелось.

    – Наши мытарства начались за два месяца до визита. Людей надо первым делом где-то разместить, найти безбарьерный объект гостеприимства. Мы обошли 58 гостиниц и отелей – и не нашли, – поделилась с нами Татьяна Поветкина, руководитель организации «Искра надежды». – В конце концов мы уже не смотрели на пандусы, нереально высокие порожки и бордюры…

    Пандус, как рассказала общественница, инвалиды уже научились изобретать самостоятельно. А вот лифты, подъёмники, поручни в туалетах, низкие ванны и звуковые светофоры из подручных материалов не сделаешь.

    И даже те отели, которые заявляли о готовности принять людей с ограниченными возможностями, оказались непригодны. В одной гостинице специальные номера для инвалидов организовали на 2 этаже, гостиница без лифта.

    – А в туалетах и ванных в номерах для инвалидов не оказалось поручней, – рассказывает Татьяна.

    При этом сотрудники заведения уверяли: всё будет хорошо, маломобильных гостей они уже принимали: «в номер – затаскивали, а в уборных – подставляли табуретки».

    В другом отеле – один просторный номер, с широкими проходами, хорошим оборудованием. Но стоимость в 30 000 рублей за сутки – шокировала.

    – Представьте, инвалид, россиянин, приехал не на мероприятие, а просто так. И как он с мизерной пенсией по инвалидности сможет заплатить такую сумму? – сетует Поветкина.

    Другие отели и гостиницы расположились в современных зданиях – но оказались сплошным барьером – даже въехать в них на коляске люди не смогли бы – проходы слишком узкие.

    За два месяца общественники приемлемый отель всё же нашли. Дорогой, но владельцы заведения пошли навстречу – почти на 40% сделали скидку.

    – Это только гостиница, – рассказывает общественница, – до которой людей нужно довезти. У нас только один автобус для маломобильных людей. Ааэропорт не приспособлен для граждан с ограниченными возможностями, сотрудники не умеют с ними обращаться, не знают даже, как помочь им выйти из самолёта. Хотя имеют подробные инструкции.

    Но гостям-то нужно ещё перемещаться по городу. К слову заметить, в Воронеже автобусы только на одном маршруте приспособлены для инвалидов. Магазинов и аптек с пандусами и широкими въездами (больше 60 см) – раз-два и обчёлся. На улицах – высокие бордюры.

    Воронежцы стараются изо всех сил, но визиты в наш город для гостей-инвалидов из-за границы все равно заканчиваются одинаково: они перестают есть и пить, чтобы не ходить в туалет. Стыдно за город.

    После визита специалисты «Искры надежды» обратились в прокуратуру с просьбой проверить нашу «доступную» среду. Из каждого районного ведомства пришли ответы. Прокуроры признали, что подъездов к отелям нет, зато у организаций есть всевозможные разрешения на установку элементов безбарьерной среды. Но что получается? Фирмы ими не пользуются, а разрешения снимают ответственность.

    – Ни один сотрудник не заглянул в холлы, в номера, кафе, столовые, туалеты гостиниц. Оказалось, что даже прокуратура не понимает, что такое безбарьерная среда, – сетует Татьяна Поветкина. – А что говорить об отелях, в которых ставят больным табуреточки – я таких людей не осуждаю, они милосердные и уверены, что делают доброе дело. Но такое доброе дело просто унижает людей!

    Инклюзив по удалёнке

    Анна Бакаролго, инвалид I группы, живя с родителями и передвигаясь в коляске, цепляется за жизнь как может. Аня – молодая, талантливая девушка. Она пишет стихи и рассказы, участвует в литературных конкурсах. И при этом – сидит в четырёх стенах. Раз в году выезжает в лагерь для инвалидов. Как говорят родители Ани, это единственный лагерь в регионе, где инвалиды могут отдохнуть, пообщаться хотя бы друг с другом. Конечно, есть и другие варианты: Евпатория, например.

    – Довезти инвалида до места отдыха, – говорит отец Ани, – по нашим железным дорогам невозможно по сугубо бытовым причинам. Наши поезда видели все. Иногда в них выделяют вагон для маломобильного населения. Но билеты в них стоят в разы дороже. Да что там отдых, для наших детей недоступны даже медицина и образование.

    С огромным трудом Ане удалось стать дипломированным специалистом.

    – Очное и заочное образование для инвалидов-колясочников в Воронеже – исключено, – поделилась с нами Анна. – Для таких студентов нужен лифт, пандусы, поручни. Остаётся только дистанционное обучение. Я очень хотела поступить в ВГУ на филфак, но там дистанционной формы обучения нет. Пришлось учиться в другом вузе, правда, инженерной специальности – это всё, что мне смогли предложить.

    Так что же получается: инклюзивное образование – только разговоры? Такая ситуация, к слову заметить, не только в вузах. В Воронеже школа № 67 оборудована для детей с ограниченными возможностями. Но дети, как рассказала нам Татьяна Поветкина, смогут туда только войти. А что дальше? Куда деваться в трёхэтажном здании без лифта инвалиду-колясочнику?

    Программа работает!

    Анна Царалунга, депутат областной Думы, член Совета по делам инвалидов Воронежской области:

    – Программа «Доступная среда», принятая в 2010 году, в нашем городе – действует. Под этим подразумевается не только создание условий для инвалидов, но и для пожилых людей, мам с колясками. Сейчас ни одно новое учреждение не принимается, если в нём не учтены требования безбарьерной среды. Развивается проект специального низкопольного транспорта.

    А чего стоит наше паралимпийское движение?! Наверное, ни в одном городе России нет столько чемпионов среди паралимпийцев. У нас очень сильная группа пловцов, легкоатлетов. Есть спортсмены, участвующие в специальных соревнованиях – для людей с отставанием в развитии. Так, в 2012 году воронежцы привезли 36 медалей. Это награды разных уровней, в том числе и Чемпионата мира, и Чемпионата Европы. Три школы Воронежа практикуют инклюзивное образование. В эти учреждения принимают детей с отклонениями в развитии.

    Конечно, инклюзивное образование даётся тяжело. Но постепенно вопрос решается. Что же касается программы «Доступная среда» в общем-то люди с ограниченными возможностями сами не дают о ней забывать, и изменения к лучшему – налицо.

    Свежо предание…

    Елена Осенева, директор некоммерческого партнёрства «Международное милосердие»:

    – Наши законы, касающиеся инвалидов, некомпетентны, неглубоки и не привязаны к ситуации. Так, почти весь ФЗ «О защите инвалидов» практически не менялся с момента создания – с 1995 года! На региональном и местном уровне –

    такая же ситуация. И самое страшное: у нас как был один центр реабилитации, так один и остался.

    Строят новые дома – хорошие, красивые, но они без пандусов, поручней, с узкими лифтами. А инвалидов заселяют в них на верхние этажи! Семьи, в которых родились дети-инвалиды, никак не защищены и живут в нищете. Часто из этих семей уходят отцы, мамы зарабатывать не могут – ведь ребёнка-инвалида одного не оставишь. Живут они на мизерную пенсию. Без преувеличения скажу, что эти семьи обречены на вымирание.

    Одна депутат похвалилась мне, что закупила для инвалидов протезов на 8 млн рублей. Но ведь это капля в море, да и чтобы на человека надеть эти протезы, его надо откормить – ведь люди порой не могут встать просто из-за слабости. В стародавние времена о сирых и убогих заботились благотворители – сейчас порой от инвалидов бегут, как от чумы.

    Не пустить на самотёк

    Максим Круглов, архитектор, дизайнер:

    Воронеж – малоудобен для проживания инвалидов, даже пожилые люди испытывают трудности, перемещаясь по городу. Пешеходные переходы, совершенно не предусматривающие съезды, остановки без спусков и высокие бордюры, – всё это серьёзная преграда для граждан в колясках. Пандусы только начинают появляться, но этим могут похвастаться в основном госучреждения, и то не все из них соответствуют нормам. В 100% случаев нет тактильных плит для слабовидящих людей, в 90% – звукового сигнала на светофорах. Сам общественный транспорт – просто позор для Воронежа.

    И ещё: сегодня ни один стиль архитектуры и дизайна не предполагает, что пространством будут пользоваться инвалиды. Строительные нормы и правила, к сожалению, носят больше рекомендательный характер при проектировании. Однако уже существуют наработки по универсальному дизайну. Они включают в себя цветотерапию, которая оказывает не только лечебный эффект, но и помогает с лёгкостью ориентироваться в пространстве, уделяют внимание таким «мелочам», как дополнительные поручни, продуманность помещений для разворотов и проездов. Но на это нужны деньги…

    В Воронеже в рамках программы «Доступная среда», на мой взгляд, следовало бы создать отдельную рабочую группу, выявляющую недостатки или нарушения при проектировании и строительстве. Пускать вопрос на самотёк точно нельзя. А ведь это очень важно, чтобы в городской среде не было преград и ограничений. Мы должны обращать внимание на всех людей.

    Ирина Костенко

    Источник

    Похожие новости
  • За жизнь без барьеров
  • Рязань: доступ ограничен
  • Кто не сидит в коляске, тот не поймет
  • Инвалиды - на выход!
  • Проблемы астраханских инвалидов
  • Путешествия и отдых людей с ограниченными возможностями

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.