Где происходит "конец света"


    ИнвалидыИстория из жизни. У меня есть друг Александр Спицин. Ему 18 лет, он инвалид, без ног, может передвигаться только на собственных руках или на инвалидной коляске. Саша вырос в детском доме без родителей, а сейчас учится в спецколлежде в Михайлове, в чужом для него городе.  Перед Новым годом он собрался поехать в Челябинск, на родину, к друзьям детства и попросил меня помочь ему добраться до вокзала и сесть на поезд. Мы встретились с ним возле ТД «Барс» на Московском шоссе, где хотели перекусить. До поезда оставалось полтора часа.

    Решили вызвать такси и добраться до Рязани-1 без суеты. Мы в течение пятнадцати минут звонили по пяти разным номерам, но так никуда и не дозвонились: номер либо был занят, либо на том конце не брали трубку. Вот тебе и большой город с кучей таксистов.

    Саша уже практически потерял надежду добраться вовремя и с горечью констатировал факт: «Всё, я опоздаю на поезд!» Нет, я верила, что мы успеем. Добрые люди всегда найдутся. Авось кто-то поможет… В итоге решили добираться своим ходом: пешком с двумя сумками и двумя рюкзаками. Другого выхода на тот момент не было.

    Я взяла поклажу, а Саша решил ехать на коляске сам. Но не тут-то было… Колеса по снегу прокручиваются, через кочки и бордюры переехать невозможно. Максимум, на что хватило усилий парня – это спуститься с горки возле торгового дома. Но отступать было некуда. Часы тикают. Решили поставить две сумки к Саше на коляску спереди, а рюкзаки повесить позади на ручки. И я стала толкать коляску сама. Знаете, я практически ежедневно отжимаюсь и занимаюсь физкультурой, но… Даже мне, казалось бы, физически подготовленному человеку, пришлось действовать на пределе сил. Сразу становится понятно, почему зима обрекает людей с ограниченными возможностями на домашнее затворничество.

    Добравшись до пересечения улицы Вокзальной и Московского шоссе, я увидела поток автомобилей со всех сторон и каменные пороги, преграждавшие путь к пешеходному переходу. Стало понятно, что мы НИКОГДА не сможем по всем правилам преодолеть этот перекресток. Без пандусов это невозможно. Выход был только один: рискнуть и перебраться на другую сторону в том месте, где мы остановились, – наперерез. Благо автомобили нас пропустили. Осталось преодолеть путь до железнодорожного вокзала Рязань-1.

    Мы с огромным трудом штурмовали заснеженный тротуар. Метров через 50 я вновь опустила руки. Нужно было отдохнуть. Сдаваться не хотелось, но мышцы дрожали, будто я разгружала вагоны с углем. До места назначения оставалось еще метров 300. Я решилась на отчаянный шаг: просить помощи у окружающих. «Саша, не волнуйся! Вокруг нас люди!» – уверенно сказала я.

    Во дворе ближайшего дома возле своего автомобиля стоял и курил мужчина. Я подошла и объяснила ситуацию: мол, сил нет, парень-инвалид опаздывает на поезд, помогите, пожалуйста. Мужчина выслушал и с сожалением произнес, что с радостью подкинул бы нас до вокзала, но ему сейчас забирать дочь из детского сада. Я попыталась «достучаться» до его сознания, что тут ехать пять минут, но увы и ах… Дослушивать его аргументы до конца я не стала, просто взяла Сашку и стала толкать дальше. Мне вновь попался праздно стоящий мужчина с машиной. Но ему нужно было срочно ехать на рабочую смену. И тут из двора выезжает девушка. Ура! Это наш шанс: она-то наверняка поймет меня как женщина женщину. Я постучала ей в боковое окно. Она нехотя опустила стекло, посмотрела на меня как на попрошайку и спросила: «Что надо?». Я показала на парня в инвалидной коляске, заваленного сумками, и уже практически умоляюще повторила просьбу. «Мне в другую сторону», – отрезала девушка, закрыла окно и вывернула на трассу.

    В этот момент я посмотрела на Сашу, посмотрела вокруг на обгоняющих нас мужчин… Никто, ни один из них не остановился и не предложил свою помощь, хотя было очевидно, что она мне необходима. И тут меня накрыла волна отчаяния. Если бы я была на месте своего друга в инвалидной коляске, я бы, наверное, уже разрыдалась от обиды и злости на человеческое бездушие.

    Мы дошли до вокзала через все бордюры, препятствия на дороге, поднялись по порогам вокзала. И почувствовали, что совершили поистине геройский поступок. Мой зимний пуховик (!) был мокрым насквозь. На вокзале я дала волю эмоциям и расплакалась. От обиды и жалости к Сашке и подобным людям с ограниченными возможностями, которым ежедневно приходится просить о помощи.

    Мы успели на поезд. Саша сам «дошел» на руках до своего купе, оставив коляску в тамбуре. Там удивленные своим соседом пассажиры освободили ему нижнюю полку. Он привык к такой реакции на его внешний вид. Привык и к частому людскому равнодушию, поэтому всегда сдерживает свои эмоции как настоящий мужчина. До Челябинска он добрался хорошо, там ему помогли друзья. Во вторник, 22 января, он возвращается в Рязань, и я снова буду встречать его на вокзале.

    Месяц назад мы все обсуждали какой-то мифический конец света. Кто-то в него верил, большинство смеялись над этими предсказаниями… А мне кажется, он уже наступает. В наших с вами душах.

    Елена Серебряков

    Похожие новости
  • Я живу в Майкопе
  • Как мы ждали манны небесной
  • Что меня раздражает сидя в коляске
  • Таксист
  • Для тех кто в коляске
  • Диагноз ДЦП

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.