Нужны люди со здоровыми ногами


    люди со здоровыми ногамиТОО «Дэм» и ТОО «Надежда» при Бостандыкском районном обществе инвалидов обеспечивают работой два десятка человек. Из них инвалидов – чуть больше половины. В обществах же остальных шести районов Алматы нет вообще ни одного предприятия, на которых могли бы трудиться люди, обделённые природой здоровьем.

    Одна надежда на «Надежду»

    ОО «Дэм» – небольшое чаеразвесочное производство. Мешки и ящики с продукцией ворочают здоровые мужики. Инвалиды, в основном женщины, упаковывают блестящие фольговые мешочки с чаем в коробки. Тоже не самая лёгкая работа – с 9 утра до 6 вечера на ногах, в полусогнутом состоянии. За 2 штуки в день. Но девчата рады и такому заработку. Не имея хорошего профессионального образования, даже при лёгкой степени инвалидности устроиться на работу в Алматы практически невозможно. В ТОО «Надежда» пятеро ребят занимаются заправкой картриджей и ремонтом компьютеров.

    При обществе инвалидов Медеуского района, так же, как и при остальных, предприятия, обеспечивавшие работой людей с ограниченными возможностями, почили в бозе вместе с Союзом, льготами и помощью государства. Председатель общества Любовь Климко рассказывает, что был у них когда-то полуподвал на Талгарской, где человек 10 собирали прищепочки и выключатели. Но… пришлось свернуть даже этот простенький бизнес: конкурировать с дешёвым китайским потоком при отсутствии господдержки просто невозможно.

    Сагымхан Смагулова из общества «Алатау» вспомнила о швейном цехе, который тоже давно закрылся:

    – Чтобы предприятие нормально работало, процветало, нужен госзаказ на пошив того же постельного белья, матрацев, для инвалидов не должно быть никаких тендеров. Если открывать предприятие сейчас, с нуля, нужны немалые деньги. Нужно новое оборудование, людей надо обучать новым технологиям. Под силу ли это нам, если даже здоровые испытывают проблемы?

    Должны, но не обязаны?

    Но, может быть, инвалидам и не нужна работа? Нет, утверждают председатели обществ, люди приходят ежедневно, просят помочь с работой. Согласно новым поправкам в Трудовой кодекс каждое предприятие должно создавать рабочие места для инвалидов и брать их на работу. Всем предприятиям, независимо от форм собственности, установлена 3-процентная квота. И что же? Любовь Климко припомнила случай с «Рамстором», откуда пришло письмо, мол, они готовы взять инвалидов на фасовку и упаковку. В обществе воспряли духом: шутка ли, первое предложение за много лет. Климко отправила туда несколько человек. Там им, людям с ДЦП, предложили поработать… мойщиками туалетов.

    В обществах с трудом припомнили считанное число обращений предприятий с предложениями работы для инвалидов: на всех наскреблось 5–6 таких случаев. Чаще всего это формальность, для галочки в отчёте. При собеседовании инвалидам отказывают, находя тысячи причин. Председатель Жетысуского общества Наталья Дружинина, пытавшаяся по своей инициативе достучаться до компаний, нарвалась как-то и на такой ответ: «Нам нужны люди со здоровыми ногами».

    Улан Инкарбеков из Бостандыкского района замечает:

    – Бизнесменам не приходит в голову не заплатить, к примеру, налог. Могут счёт в банке арестовать. Если бы тех, кто не выполняет закон о квоте рабочих мест для инвалидов, наказывали бы так же сурово, тогда был бы толк. А в реальности никаких действенных правовых механизмов для соблюдения этой нормы нет.

    По отечественному законодательству за отказ в приёме на работу предприятию грозит солидный штраф. Но кто хоть раз видел эту норму в действии? Те, кто внёс в законодательные акты правило, запрещающее предприятиям отказывать в приёме на работу по причине инвалидности, очень далеки от реальной жизни. Инвалидам не отказывают по причине состояния их здоровья, пожилым – из-за возраста, женщинам – из-за наличия малолетних детей и так далее. Работодатели давно изобрели массу хитроумных способов отбиваться от нежелательных соискателей, не нарушая впрямую закона.

    Без розовых очков

    Арман Исабекова – один из редких примеров благополучной, если можно так сказать о больном человеке, судьбы. Красный диплом университета, 20 лет педагогического стажа, финалистка конкурса «Учитель-2006»…

    – Мне в жизни просто необычайно везло, – говорит она. – Я училась среди здоровых детей, и никто меня не дразнил, наоборот, помогали. После университета я пришла в ту же школу, где училась. Может быть, потому, что в 90-х учительская профессия не пользовалась большим спросом, меня сразу взяли на работу. Я 20 лет проработала в одной школе, где мне создали все условия для работы, перевели кабинет с третьего этажа на первый. Кстати, в этой же 10-й школе работает учителем русского языка моя подруга, тоже инвалид. Мне повезло и с коллективом, и с родителями, и с детьми. Я организовала в школе музыкальный театр, мы ездили выступать по городам, и дети поднимали меня по лестницам на руках.

    Но я давно не гляжу на наш мир сквозь розовые очки и вижу, как тяжело инвалидам в этой жизни. У меня есть подруга-инвалид, тоже с музыкальным образованием. Когда она пришла на собеседование в детский сад, куда подавала резюме, там посмотрели на неё и сказали: у нас музработник должен совмещать работу с обязанностями хореографа, как же вы будете, мол, перед детьми прыгать?

    Так что, если я пойду на работу в другую школу, боюсь, никто уже для меня кабинет не передвинет. Многие из моих коллег по несчастью закончили вузы. Но сидят дома, потому что, если даже найдут работу, на предприятиях условий для них нет. И дискриминация в любом случае будет. Увы, многое зависит только от личности руководителя. И от маниакальной настойчивости претендента на вакансию. Но не все из нас такие пробивные. В силу своей физической ограниченности, постоянной изоляции многие из инвалидов чрезвычайно замкнуты, закомплексованы, боятся выйти в люди, общаться.

    Профессия есть, работы нет

    Взять на работу инвалида – значит на долгие годы взвалить на себя обузу, даже несмотря на то, что государство сулит таким предпринимателям освобождение от НДС и прочие послабления, считают многие руководители. Потому что надо оборудовать рабочие места, отдельные туалеты, въезды, выезды, парковки… Работодатели предпочитают в лучшем случае отделываться разовыми благотворительными акциями. Но людям с ограниченными физическими возможностями нужны не подачки, а право на труд.

    Яркая иллюстрация отношения к проблемам трудоустройства инвалидов в нашей стране – специализированная ярмарка вакансий, прошедшая в Алматы два года назад. Оказалось, у нас в городе среди граждан с ограниченными возможностями масса высококлассных специалистов, причём владеющих профессиями, на которые на рынке труда немалый спрос.

    Не явились на ярмарку только… работодатели. Их предварительное согласие оказалось лишь вежливой данью формальностям. Да что там говорить – не соизволили засветиться на ярмарке даже представители Минтруда. Нужно ли что-то ещё добавлять к этой картинке?

    Планов громадьё

    Есть ещё одна большая проблема – проблема квалификации и образования в целом. Сагымхан Смагулова признает, что трудно трудоустроить даже тех, у кого востребованная профессия. А не работающие подолгу люди быстро теряют квалификацию. Переобучать их? Так в центре занятости предлагают профессии, где нужно отменное здоровье: официанты, парикмахеры, водители…

    – Как-то ещё можно устроить людей, – говорит она, – которые учились при Союзе. А те, кто заканчивал школу в 80-х, им по 40 лет, остаются не у дел: они не получили нормального образования, нормального опыта работы.

    Ей вторит Любовь Климко:

    – Сейчас люди, как правило, требуются более образованные, знающие компьютер. А у многих инвалидов нет компьютеров просто потому, что денег не хватает на самое элементарное. Если бы помочь нашим гражданам с освоением компьютерных азов, они были бы очень хорошими работниками.

    Единственная программа, которая хоть как-то решает проблему – это создание социальных рабочих мест, когда половину зарплаты работнику платит предприятие, половину – государство. Связаны такие места в основном с оказанием социальных услуг и создаются при НПО или тех же обществах инвалидов. Понятно, что число таких мест весьма ограничено. В этом году, к примеру, Наталья Дружинина отказалась от соцработников. Половина, которую она должна доплачивать, составляет нынче 24 тысячи тенге. Это обществу не по карману.

    В правительстве сотрясают воздух новыми идеями и проектами, как устроить жизнь людей с ограниченными возможностями, дать им возможность работать. Как сообщал теперь уже бывший министр труда Серик Абденов, начата работа совместно с Минфином по изменению законодательных подходов к поддержке организаций при общественных объединениях инвалидов. Предполагается расширить программу «Занятость-2020», чтобы по ней инвалиды могли получить профессию, переквалифицироваться. Будет ли это действительно эффективно работающий закон или очередное благое пожелание, покажет время. Пока же в отличие от многих других стран в Казахстане имеют работу лишь 12% трудоспособных инвалидов. А их у нас почти полмиллиона.

    Батима Реунова

    Источник

    Похожие новости
  • К инвалидам Калининграда более лоялен бизнес, чем госструктуры
  • Инвалиды сидят по домам
  • Выгодно ли бизнесмену брать на работу инвалида?
  • Поддержанные люди
  • "Прошу работу - как милостыню"
  • Работодатели заплатят штраф за отказ инвалиду в работе

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.