Протез для души


    Как ни странно, он нужен тем, кто по долгу службы должен заботиться об инвалидах

    Протез для душиСегодня элистинцы чуть ли не с гордостью рассказывают своим знакомым, живущим за пределами Калмыкии, что только здесь, у них, вообще нет муниципального транспорта. Вот чудо-то: только вышел на остановку, а тебе уже истошно сигналят «газели» – возьму, возьму, даже правила нарушу, только руку подними! И поднимаем. И нарушают. И берут. Кого волнует отнюдь не радужная статистика ДТП с участием этих шустрых маршруток… Почему-то этими показателями не хвалятся жители степной столицы.

    Может быть, уже мало кто помнит: нынешний глава республики пообещал, что восстановит систему муниципального транспортного сообщения. Не знаю, может, это «указание свыше» – из Кремля. А может, Алексею Маратовичу кто-то из местных подсказал: попробуйте, мол, после 22 часов или спозаранку добраться куда-то вовремя. Вариантов немного: или на такси, или «на своих двоих». Если нет собственного автомобиля. Или служебного. Автобусы же ходили с раннего утра и до ночи.

    А теперь посмотрите на снимок. Василий Мохов. Водитель первого класса, автобусник. За рулем без малого 30 лет. Вернее, был за рулем…

    Кто постарше, помнит первые «Икарусы-гармошки», так здорово разгрузившие в свое время пассажирские «пробки» на остановках Элисты. Мохов – первый из тех, кто сел за руль тех автобусов. «Ходил» по 6-му маршруту – от железнодорожного вокзала до шестого микрорайона. Только в «Автоколонне 1480» «оттрубил» 26 лет. Пока не распалось предприятие. Вместе со страной. Потом работал «на дядю» – частника. Сколько нас с вами, наших близких отвез Василий Владимирович в Волгоград, Москву, Санкт-Петербург, подсчитать невозможно. Тысячи, десятки тысяч. Причем – ни одной аварии. До 17 декабря 2011 года.

    …Отправились на Москву. Погода нормальная, асфальт чистый, без наледи и снега. Салон полон. За рулем был напарник Мохова. Остановились в Кетченерах: посылку надо передать. Дело минутное, «сдал – принял». Двинулись дальше. Василий возился с бумагами. По привычке поглядывал на дорогу. Поднимает глаза – их «мерседес» едет прямо в стоящую на обочине «фуру». Что случилось тогда с напарником, почему он, тоже водитель с опытом, не увидел препятствие, до сих пор остается загадкой. Лишь в последний момент он крутанул руль влево. За секунду до столкновения Мохов инстинктивно рванулся в сторону напарника. Еще чуть-чуть – и успел бы. Не хватило этого самого «чуть-чуть».

    Правую безнадежно раздробленную ногу зажало металлом намертво. Около трех часов он терпел адскую боль, пока не подъехали спасатели, медики, пока его не вытащили. Как не остановилось сердце от болевого шока – одному Богу ведомо.

    Ногу ампутировали. Выше колена. И началось самое главное для человека испытание. Инвалиды со стажем поймут Мохова. Наша доблестная медицина и из здорового человека порой может сделать больного. А каково одноногому мотаться по многочисленным инстанциям в поисках справедливости? Главная проблема сегодня для Мохова – нормальный протез. В принципе, он у него есть – ковыляет кое-как, опираясь на «бадик». «Удовольствие», кстати, не из дешевых: новая «нога» обошлась без малого в 200 тысяч рублей. Но, оказывается, сначала надо было изготовить так называемый лечебно-тренировочный протез. Чтобы культя нормально сформировалась, привыкла к искусственной опоре.

    Потом – если по-цивилизованному, грамотно – начинается период пробного ношения, коррекция и построение схемы нового, постоянного протеза. По идее, всё это должны знать калмыцкие эскулапы и те, кто определяет, насколько человек трудоспособен. Но… Такое ощущение, что наша республика живет по каким-то своим, только ей известным законам.

    В Элисте Мохову выправили все бумаги, и он отправился в Питер, в Санкт-Петербургский научно-практический центр медико-социальной экспертизы, протезирования и реабилитации инвалидов имени Г. А. Альбрехта Минтруда РФ. За новой «ногой». Там его спрашивают: а где ваш лечебно-тренировочный протез? Вам, дескать, что, не сказали в Калмыкии, что сначала его надо ставить?

    Как будто человеку каждый день отрезают конечность… В общем, сегодня ситуация такова. Деньги за протез выплачены. Но начались проблемы с культей (тренировочной-то опоры не устанавливали). Обрубок стал усыхать, проваливаться в гильзу. Мохов звонит в Питер протезисту, рассказывает, что появились острые боли в пояснице, тазобедренном суставе. Тот в шоке: «Срочно приезжайте, вам требуется немедленное оперативное вмешательство и новый протез!» Но это очередные денежные затраты, и опять немалые. А они в составленном в Элисте договоре не предусмотрены. Василий – к местным медикам: как, мол, быть? Послать «по-русски» не послали, но дали понять: мы сделали все, что могли, дальше – сам.

    Вот тут-то и начал хромать бывший водитель по инстанциям. Фонд социального страхования – «автор» контракта о протезировании. Главное бюро медико-социальной экспертизы Калмыкии – именно здесь должны были вспомнить о лечебно-тренировочном протезе, но почему-то не вспомнили. Как не выполнили и другие свои функции: отслеживание качества проведенных реабилитационных мероприятий и получение конечного результата. Наконец, у Мохова после освидетельствования медико-социальной экспертизой на городском, республиканском и федеральном уровнях все еще нет на руках так называемой индивидуальной программы реабилитации потерпевшего – жизненно важного для любого инвалида документа, на основании которого он должен получать на льготных условиях лекарства, санаторно-курортное лечение.

    Куда бы Василий ни обращался в Калмыкии, везде получал примерно такой ответ: «Радуйся тому, что получил. На большее не рассчитывай». Дошел Мохов до прокурора республики – тогда еще Табельского. Вроде обещали разобраться, помочь, но в конечном итоге инвалид получил очередную отписку. На днях Василий пробился на прием к новому прокурору. Надежда на его участие есть, но…

    В общем, сегодня Мохов сочиняет письмо о своих мытарствах Владимиру Путину. Приковылял к нам в редакцию. За советом, за помощью. Показывает предвыборный рекламный буклетик партии «Единая Россия». Одним из пунктов там значится: «Пенсионерам, ветеранам, людям с ограниченными возможностями, детям – поддержку и заботу».

    – Как думаете, может, мне к главе республики Орлову обратиться? – спрашивает.

    И оставляет письмо. Небольшая цитата из него: «Уважаемый Алексей Маратович! Вы в Калмыкии – лидер не только партии власти, но и партии дела: другие в основном обещают, лозунги выдают, а «Единая Россия» всегда отличалась реальными делами. Может, хоть Вы поможете мне…»

    А новый протез нужен как можно скорее. А боли в спине всё сильней. Культя проваливается всё больше – уже на пять сантиметров стала короче его правая «ходуля». А надежда на справедливость людскую всё жива.

    …Хоть и без ноги по «самое не балуйся», на неправильном протезе, он и сейчас еще – нормальный, сильный, полный жизни мужик. Не «по-шоферски» грамотен, в свое время был депутатом Верховного Совета КАССР. Таких сегодня мало осталось. Даже среди здоровых, полноценных людей. После случившегося не пал духом, не начал пить, как многие в его ситуации. Крепок в плечах, ладони – что караси килограммовые. Засмеется – глаза лучатся добром и юмором. Двое детей, внук. Вполне профессионально ездит за рулем своей легковушки с ручным управлением. И вообще, если б не этот жутковатый стук протеза по полу – не скажешь, что инвалид.

    Так отчего же этого почти здорового человека наши доблестные медики, профессионалы так упорно пытаются заставить поверить в то, что он – неполноценен? Почему-то он вынужден натруживать свою почти уже омертвелую культю, ездить из города в город, хромать от кабинета к кабинету, обивать пороги «высоких» чинуш только с тем, чтобы доказать очевидное: «Ну нет у меня ноги, нету! И не отрастет новая! И не буду я больше первоклассным водителем-автобусником. Что ж теперь – ложиться и помирать? Да я и так, с протезом, еще много чего в жизни сумею сделать. Вы мне только в малом помогите: дайте то, что по закону положено. Я ж большего и не прошу…»

    Кому-то может показаться, что я пытаюсь пожалеть Василия. Нет. Если честно, у меня такое ощущение, что это он нас с вами жалеет – с ногами и всеми прочими потрохами. Нет, не всех: только тех, у кого протез вместо души. Только не знаю – где такие изготавливают?..

    Игорь Коржев

    Источник

    Похожие новости
  • "Надел протез и почувствовал себя человеком"
  • Железной рукой
  • Инвалидам в Москве будут выдавать электронные сертификаты на протезы
  • Чиновники не могут понять, в чём инвалид нуждается
  • Кому верить и от кого ждать помощи?
  • Я сильная и всё смогу!

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.