Партийная "ксива" - пропуск в жизнь


    Партийная 'ксива' - пропуск в жизньЧтобы выжить, инвалид вступил в "Единую Россию"

    В социальных сетях часто можно встретить всяческие сборы с миру по нитке. То детдомовцу нужен новый сотовый телефон; то наивный гуманитарий захотел стать фермером, набрал кредитов, однако хозяйство не пошло. А кредиты нужно отдавать. Или сборы на "борьбу с режимом” и на обеспечение быта очередному "узнику совести”... И идут в мировую паутину бесконечные жалобы на несчастную жизнь. В этом потоке часто не заметны те, кому действительно нужна помощь. 

    "Покупайте гроб”

    Биография 35-летнего Евгения Панкова из Горбатовки стандартна для многих россиян: жизнь в провинциальном поселке, школа, техникум, армия, служба в Чечне и последующая низкооплачиваемая работа. После армии работал в депо, охранником, экспедитором. Пока в 2002 году не пошел после работы искупаться. Неудачно нырнул и сломал позвоночник. Такое может произойти с каждым, но не каждый сможет вынести дальнейшую жизнь. Если это можно назвать жизнью...

    "Скорая”, как это часто бывает в провинции, не пришла. Помогли друзья, отвезли в Дзержинск на своей машине. В двух больницах отказались принять такого пациента, а в третьей положили умирать в коридор. Прибежавшей матери сказали: "Покупайте гроб”.

    – За мной вообще не следили, даже не переворачивали. Потом я узнал, что там был заслуженный врач, который побоялся, что не справится, и чтобы не подорвать свой авторитет, не стал меня оперировать. Так продолжалось четыре недели. Тем временем мои знакомые привезли врача из 39-й больницы меня посмотреть. Тот сказал, что изначально поставлен неверный диагноз и что меня нужно было сразу везти к нему на "скорой” в неподвижном положении... Но из дзержинской больницы меня не выпускали: дескать, я не перенесу транспортировку. В результате меня выкрали и прооперировали. Оказалось, уже поздно: спинной мозг был зажат слишком долго...

    Здоровый парень оказался прикованным к кровати и фактически неподвижным. Он не сдался: стал тренироваться с подручными средствами и в результате разработал руки, привязывая к ним гантели. Сейчас дело за кистями, которые пока затянуты в пластиковые артезы для фиксации суставов.

    "Формула власти”

    Его комнату в двушке, которую он делит с мамой, украшает рельса с мотором, привинченная к потолку. Такие обычно можно увидеть в автосервисе. Для Жени этот агрегат нужен, чтобы иногда встать с кровати и сесть в кресло. В комнате есть ЖК-телевизор, ноутбук и сенсорный телефон. Кнопочным мобильником Женя пользоваться не может. Все эти приятные мелочи – не результат хорошей работы соответствующих органов. Скорее, наоборот, итог напряженной борьбы человека, который, даже загнанный в угол, способен добиваться своего. В своей журналистской практике я видел очень немного людей, которые смогли чего-то добиться у чиновников.

    – Я понял, что никому не нужен и меня ждет дом престарелых. Маме тяжело со мной, раз в день приходит бабушка, чтобы меня перевернуть, но она не вечна. Первые два года я просто хотел умереть... Потом понял, что нужно жить дальше. Меня свозили на реабилитацию, я стал усиленно тренироваться... Потом приобрел простенький компьютер – стало легче...

    Пенсии в 7347 рублей явно не хватает. Тем более что 4 тысячи уходит за коммунальные услуги. Для недалеких людей ноутбуки и прочие цацки – предмет зависти. Для прикованного к койке инвалида – единственная возможность связи с миром. Благодаря которой он начал терроризировать чиновников прошениями.

    – Я быстро убедился, что у местных, дзержинских чиновников ничего добиться нельзя. Они просто игнорируют тебя. Чтобы их подпиннуть, я стал жаловаться губернатору, а потом и Президенту.

    В результате проб и ошибок Панков вывел некую магическую формулу власти. Суть ее проста: на младшего начальника нужно жаловаться старшему. Поэтому "тяжелая артиллерия” была направлена на администрацию Президента. Оттуда жалоба спускается в областное правительство и далее по нисходящей. Панков на этом не остановился и вступил в "Единую Россию” – дескать, товарищу по партии не смогут ни в чем отказать.

    – Меня сначала не хотели принимать: как я буду пропагандировать "политику партии”? Тогда я написал тогдашнему Президенту Дмитрию Медведеву, почему в его партию не принимают инвалидов. Он ничего не ответил, но пришел ответ от Бориса Грызлова... Через пару недель главврач дзержинской больницы принес мне членское удостоверение.

    С такой "ксивой” стало гораздо легче. Мало того, Панков совершил фактически невозможное: за 11 лет восстановил военные бумаги из Чечни. Привычным путем – жалобами Президенту и губернатору. В результате получил весь комплект нужных документов. Даже боевые листы, где расписывается каждый день военнослужащего и которые лицезрел далеко не каждый ветеран. Но, увы, военную пенсию Евгений получать не может – если есть пенсия по инвалидности, то ветеранской не положено. Тем не менее, наладилась система вызова врача:

    – Раньше меня просто игнорировали. У нас в Горбатовке только амбулатория. После обращения к губернатору всегда приезжает врач из Дзержинска.

    С губернатором Шанцевым Женя постоянно общается через блог в ЖЖ. Общение всегда сводится к многочисленным прошениям, ведь получение памперсов, специальных матрасов, подушек и других необходимых средств реабилитации – каждый раз как небольшая афера. Ответ ФСС всегда один – у государства нет денег! Самое распространенное: купите сами, мы вам потом оплатим. А оплачивается только треть...

    По словам Евгения, в ФСС без распоряжения "от губернатора” его вообще не воспринимают.

    "Это моя задница”

    За 11 лет неподвижной жизни Евгений поневоле стал медиком. Зачастую его речь напоминает разговор врачей – я половины не понимаю. Женя показывает далеко нелицеприятные фотографии: швы, разрезы, гниющее человеческое мясо...

    – Это моя задница, – назидательным голосом комментирует он (обычно так говорят учителя в школе). – Мне пролежни лечили лет пять. В двух больницах испугались связываться, в третьей справились... Там было...

    Далее следует целый поток медицинских терминов...

    – Первое время самое страшное – это одиночество. Просто с кем-то поговорить... После травмы друзья быстро разбежались, но появились новые. Причем, при более чем странных обстоятельствах. От безысходности я обратился в Нижегородскую епархию: пришлите человека пообщаться, крыша едет.

    Из епархии ничего не ответили, но появились ребята из "нетрадиционной” христианской организации. Раз в месяц они приезжают к Жене, помогают убраться, разговаривают с ним...

    – Мне очень нравится их образ жизни, взаимопомощь. Один дом строит, так сто человек собираются и за пару дней все сделают! Я после общения с ними как-то добрее стал, не матерюсь, хотя очень хочется, Библию начал читать...

    Но кроме "ловцов душ” прикованный к постели человек мало кому интересен. У Жени на Фейсбуке многие из друзей – влиятельные в Нижнем люди. Это осознанный выбор. Один из них приехал и подарил ему фотоаппарат. По словам Евгения, с ним предпочитают общаться только люди, которых жизнь самих сильно помотала. Простому обывателю инвалид с его проблемами не нужен.

    Как найти три миллиона?

    У Жени есть мечта – независимость. Он прекрасно понимает, что мама не сможет за ним ухаживать всю жизнь. А провести остаток дней в казенном заведении – перспектива мрачная. По его подсчетам, нужно три миллиона рублей. Чтобы они лежали на счету в банке, а он бы получал ежемесячный процент – около 30 тысяч рублей. И чтобы никто, включая его самого и родню, не смог бы снять всю сумму.

    – Мне нужна постоянная реабилитация: ежедневный массаж и чтобы меня переворачивали. Для этого подошли бы гастарбайтеры или местные пьяницы. Мама и бабушка делать это уже не могут. Да и просто меня вынести на улицу... Я там за одиннадцать лет был, только когда меня в больницы возили...

    Но инвалидных доходов не хватает даже на наем местных пьяниц. Самый дешевый массажист – 12 тысяч рублей в месяц. Дальнейшие расходы еще более фантастичны. Специальная инвалидная коляска с электроприводом стоит как нормальный автомобиль – более 300 тысяч рублей. А она для Жени – единственные "ворота в мир”. Такая коляска на него выписана, но в ФСС говорят, что у государства нет денег. Он нашел клинику, где ему могут помочь. Но прожить там на консультациях с обследованием десять дней стоит 700 тысяч рублей, а сама операция – около 5 миллионов. Обращаться в благотворительные фонды, по словам Жени, совесть не позволяет: там же детям помогают!

    Найти работу в его ситуации фактически невозможно. С неработающими кистями даже на дому конверты клеить не получится. Три раза Евгений брался за заказы в Интернете, и каждый раз ему ничего не заплатили.

    У Жени есть несколько интернет-кошельков. Но он понимает, что нужных три "лимона” ему не набрать. Так, на жизнь капает чуть-чуть.

    Вся надежда на десятилетнего сына, который живет с мамой в том же доме. Но она тоже инвалид – онкология. Сын периодически забегает к парализованному отцу. И обещает, что не бросит его...

    Константин Гусев

    Источник

    Похожие новости
  • Пальцами ног
  • Никчемность нашего государства
  • Небольшая история
  • Андрей и Светлана
  • Просто хочется жить дальше
  • Диагноз ДЦП

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.