Борзя – город недоступности


    Что будет с вами, если не сможете жить полноценной жизнью? Большинство людей не думают об этом. Просто потому, что других забот хватает.

    Борзя – город недоступностиС каждым годом людей с ограниченными возможностями становится всё больше. Здоровые относятся к этой проблеме поверхностно, стараясь не вникать и внимания не обращать: пусть занимаются те, кому положено по долгу службы. А те, у кого есть увечья, приспосабливаются жить в нашей сложной среде и рассчитывают только на свои силы.
    Говоря о нашем городе, я хочу сказать, что Борзя почти не приспособлена для маломобильных людей. Да, не спорю, пандусы и перила у нас присутствуют (хотя и не везде!), но их наличие не говорит о качестве. Представьте, как инвалид-колясочник может подняться на пандус, выстроенный под углом 45 градусов? Человеку здоровому это будет сложно сделать, а коляску закатить – вообще опасно.
    У каждого из инвалидов, к какой бы группе он ни относился, — своя история, свои условия жизни. История Людмилы и Юрия Старжинских — инвалидов-колясочников, вернее, история их семьи, началась пять лет назад, когда они познакомились по Интернету, на форуме инвалидов. Он — из Владивостока, она — борзинка. Людмила стала инвалидом 10 лет назад, когда попала в автомобильную аварию и сломала позвоночник.

    «сюрпризом» судьбы, с тем, что не сможет больше ходить. Вот и Людмила в течение полугода находилась в жуткой депрессии, постоянно плакала и боялась за свою дочь Кристину, которой тогда только исполнился годик. Боялась, что её травма болезненно отразится на ребёнке. Поддерживали её мама, сестра, подруги, но по-настоящему Людмила оправилась, когда поехала на обследование в Новокузнецк и встретилась с такими же людьми, как и она сама.
    Человеком она оказалась сильным, смогла себя восстановить полностью психологически и немного — физически. Травма Людмилы не настолько серьёзная, чтобы безнадежно сидеть в инвалидной коляске, поэтому, находясь в центре Дикуля — центре реабилитации для людей с ограниченными возможностями, травмами опорно-двигательного аппарата, Людмила занималась физическими упражнениями, но в результате неудачной операции у неё была сломана шейка бедра. За последние десять лет она перенесла около десяти операций. Сейчас у неё есть чувствительность в ногах, некоторых мышцах, но из-за частых операций она не встает с инвалидной коляски. Для того чтобы заново начать ходить, ей необходимо заниматься 12 часов в день: это не как в кино — встал и пошёл неровными рывками по больничному коридору. Да и ей уже не хочется тратить столько сил, возможно, впустую по той причине, что она приспособилась к новым условиям жизни.

    Юрий тоже получил травму в автомобильной аварии. В течение первых шести лет он находился дома. Для него возможность ходить — только при условии приобретения специальных приспособлений, поэтому они с Людмилой гуляют, разъезжая вдвоём или с собакой, по нашему городу, который, в свою очередь, к жизни этих людей не приспособлен совершенно.
    Эта пара — очень смелые, сильные люди, и не они подстроились под наш город, а город подстроил их под себя. Ребята сделали свой собственный пандус — выезд из квартиры с балкона первого этажа, который отвечает всем принятым стандартам. В их доме нет порогов, а дверные проёмы, кухня расширены — всё для удобства проезда на коляске. Если затронуть тему такси, то тут вообще проблема. Программа для такси полностью отсутствует. А социальное такси наверное никогда не появится.
    — Я ведь дома сидела безвылазно около восьми лет. И отдушиной для меня были только Юра и Интернет. Юра немного замкнут, и я предложила ему сделать пандус прямо с нашего балкона. Он смеялся, конечно, над этой идеей долго, не соглашался: мы же, мол, не на пятом этаже живём, через подъезд можно попадать на улицу. Сама вызвала мастеров, и теперь каждое утро Юра самостоятельно гуляет с собакой. Теперь нас дома не застать. Я со страхом жду зиму, потому что в течение полугода придётся сидеть дома, пока не станет теплее, — говорит Людмила.
    Старжинские — люди продвинутые и современные. Они создали свой сайт инвалидов — Инвалирус, который, без излишней скромности, является самым лучшим не только по России, но и в странах СНГ.
    — На данный момент мы имеем шесть тысяч зарегистрированных пользователей, по 20-30 новых пользователей ежедневно. Люди беседуют в чате, форуме, возможно онлайн-общение. Говорим о лечении, предоставляем различную информацию, есть даже фотогалерея (ещё доделываем). Хотим сделать видеочат, нанять психологов, терапевтов, консультантов. Вообще задумок много, — воодушевляется Людмила.
    Я сама зашла на этот сайт и поняла, что он является ощутимой поддержкой для многих людей с ограниченными возможностями. Там можно найти друзей, даже любимых, единомышленников, самое простое человеческое понимание. Сама Людмила очень любит фотографировать, и у неё есть своя фотогалерея: стрекозы крупным планом, портретные фотографии и т.д.
    Людмила и Юрий вдвоём осваивают различные компьютерные программы.
    Но всё было бы ещё лучше, если бы наш город был приспособлен к условиям жизни этих людей, ведь существуют определенные «Строительные нормативы Российской Федерации в области создания безбарьерной среды» для удобства инвалидов с поражениями опорно-двигательного аппарата, слуха и зрения. Инвалиды испытывают затруднения при перемещении не только по городу, но и в собственных домах (лестницы, пороги, балконы, лоджии для многих непреодолимы). В городе это высокие бордюры, пандусы, выполненные не по нормативам, отсутствие специальных перил. Давайте посмотрим на наш город глазами этих людей, и мы найдем мало соответствий со стандартами.
    — Знаете, есть «смешные» пандусы — около магазина «Универмаг», например. Там везде ступеньки. Так же — с аптекой. У моего мужа физически сил хватает туда взобраться, а когда он проезжает дальше, там, оказывается, тоже ступеньки, поэтому просим кого-нибудь купить нам лекарства, даем деньги и список, потому что вход в здание для нас закрыт. Мы написали письмо на сайт президента о наших проблемах, потому что, например, чтобы снять деньги в банке, приходится отдавать свою карту первому встречному, сообщать пин-код и надеяться, что он не обманет. Ответили нам быстро, из Москвы шли письма нашему начальству, а нас заверили, что до декабря всё сделают, особенно в таких зданиях, как почта, аптека и т.д. , — рассказывает Людмила.
    А в некоторых учреждениях пандусы появились давно. Сделать-то их сделали, но наличие пандусов, перил еще не говорит о доступности. Приведу пример стандартов: «Высота подъёма каждого марша пандуса не должна превышать 80 см. Уклон пандуса должен быть не более 12 градусов, а при подъёме на высоту до 20 см — не более метра. По внешним боковым краям пандуса и площадок следует предусмотреть бортики высотой не менее пяти см. По обеим сторонам пандуса рекомендуется устроить ограждения высотой не менее 0,9 м с поручнями. Поручни должны быть двойными на высоте 70 и 90 см, а для детей дошкольного возраста — на высоте 50 см иметь продолжение длиной не менее 30 см над горизонтальными площадками». Теперь посмотрим на реальность.
    — Ни на один пандус в нашем городе я самостоятельно заехать не могу — ни в больницу (все врачи на втором этаже), ни на почту, ни в аптеку. Та же история с тротуарами. Один раз, поднимаясь по пандусу, я держалась за металлические перила, солнцем их нагрело настолько, что я обожгла руку. Дважды падала с пандуса. Хорошо, меня девушки подняли. Судя по моим наблюдениям, для нас нет ни одного доступного пандуса, кроме домашнего, выходящего прямо на тротуар. Я никуда не могу попасть, не могу купить то, что мне нужно: ни одежду, которую я хочу, ни косметику, которая мне нравится, — рассуждает Людмила.
    Наш город не оборудован для таких людей, очень многие приспособиться к нему так и не смогли. То, что для здоровых людей не составляет проблем, для инвалидов складывается в катастрофу. По словам Людмилы Старжинской, помощь от администрации они получают, пусть минимальную, но всё-таки результативную. Когда Людмиле нужна была операция, встал вопрос о средствах на поездку и лечение, и решался он довольно длительно. А когда Людмилу пригласили на пресс-конференцию в Читу, администрация сравнительно быстро организовала поездку. Также семье Старжинских помогают социальные работники — моют окна, полы, делают уборку в квартире, оплачивают счета. Государство выплачивает пенсии по инвалидности Людмиле, Юрию и Кристине (по потере кормильца). Кстати, вот что говорит Людмила по поводу доступности Читы для инвалидов: — В краевом центре к вопросу доступности города для инвалидов относятся гораздо серьёзнее, не то что в Борзе. Там везде пандусы, сделанные по нормативам, перемещаться по городу значительно проще. В читинской больнице я за пять дней прошла тех врачей, на посещение которых у нас приходится тратить месяцы. Потому у нас и возникла идея переехать в Читу.
    Борзя же не только не доступна для маломобильных групп населения, но и отношение горожан к ним оставляет желать лучшего. Часто можно наблюдать недопонимание, даже злость и грубость, неотзывчивость. Мы просто не представляем себе, что значит быть человеком, неспособным подняться на пятый этаж, свободно зайти в магазин с высоким крыльцом, танцевать или просто гулять по городским тротуарам. Мы всесильны, когда можем идти, не замечая препятствий, и воспринимаем это как должное.
    — На своём сайте мы получаем больше понимания, чем в нашем городе, потому что у людей здоровых понимание, наверное, вообще отсутствует, или оно утрачено. Один парень на форуме задал вопрос: какие у вас отношения со здоровыми людьми? 95% инвалидов ответили, что никаких. Нам уже не нужно доказывать, что мы тоже что-то можем и имеем право жить, мы это доказали себе. Однажды мы приехали в парк — погулять, отдохнуть, может быть, пообщаться, но услышали: приехали тут со своими собаками, с детьми погулять негде! Извините меня, но если бы у нас было место, где можно гулять с собаками, мы бы гуляли там, — возмущается Людмила.
    Если создать инвалидам условия для самостоятельного передвижения, то найдутся и точки соприкосновения со здоровыми людьми, возможность общения. Просто мы живём в жестоком современном мире, где каждый человек – сам за себя, но это не даёт нам право забывать о самых простых человеческих понятиях—понимании и милосердии. Если посмотреть на общество здоровых людей, оно похоже на раскалывающуюся мозаику, в которой каждый пазл — отдельно, а общество маломобильных людей и инвалидов — более сплочённое и крепкое, представляет собой цельную картинку.
    — Юра — практически единственный человек, с которым мы общаемся на равных, абсолютно понимая друг друга. Как хорошо, что мы встретились! Он любит меня — именно той настоящей, взрослой любовью. У меня есть прекрасна
    я дочь.

    Похожие новости
  • Что из себя представляет лазер для фото динамической терапии?
  • Услышать театр
  • Как лечить артрит
  • Особенности воспитания детей инвалидов
  • Нитраты – скрытая угроза
  • Приборы, незаменимые при сахарном диабете

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.