Особые способности


    иппотерапияНа прошлой неделе в Иркутске прошёл международный Байкальский фестиваль конного спорта среди инвалидов. Это событие было важным и значимым не только для людей с ограниченными возможностями, их тренеров, родственников, но и для Фонда Тихомировых, который уже в третий раз проводит масштабное мероприятие. За тем, как лошади помогают соревноваться «несоревновательным», наблюдала Алёна Корк.

    Границы стираются 

    Фестивалю не очень повезло с погодой: лишь один день выдался солнечным и нежным, одарив участников осенним уже теплом. Конный двор Фонда Тихомировых находится в прекрасном месте – за селом Хомутово, близ полей и лесов, и такая здесь ощущается гармоничность и «намоленность», что поневоле понимаешь людей, влюблённых и в конные дворы, и в лошадей. В этом году на фестиваль приехали участники из семи регионов Сибирского федерального округа: Новосибирской области, Красноярского края, Амурской области, Забайкальского края, республик Бурятия и Хакасия и, конечно, Иркутской области. Впервые фестиваль обрёл статус международного – прибыли гости из Прибалтики, там юный Георг Барда тренируется под началом Дарьи Тихомировой, которая сейчас живёт в Латвии. Фестиваль получил очень серьёзную поддержку как на уровне властей, так и спонсорскую, много фирм и предприятий помогли с финансированием. 

    В чём же главная цель этого фестиваля? Не только в поддержке особых людей, но и в том, что общество должно увидеть их потенциал. В Хомутово все четыре конкурсных дня наглядно демонстрировалось, чего и как могут достичь люди с ограниченными возможностями при наличии определённых условий. Так что фестиваль несёт важную социальную функцию. 

    – О чём обычно разговаривают между собой мамы, имеющие детей? Конечно, о своих чадах, – рассуждает Ольга Тихомирова, президент федерации конного спорта Иркутской области. – У родителей особых детей порой нет возможности вступить в разговор достойно, им приходится существовать в каком-то отрыве. А на нашем фестивале они могут спокойно и свободно пообщаться между собой, это очень важно для них, поверьте. 

    Человек неподготовленный, возможно, чувствовал бы себя здесь несколько неуютно. В нашем социуме всё ещё принято избегать, игнорировать, стесняться людей с ограниченными возможностями. Но на самом деле все эти условности, придуманные человечеством, быстро стираются. Они исчезают, когда ты видишь, как мальчишка с калечными ногами бежит, изо всех сил бежит к лошади, бежит, как может, как умеет, как дано природой, и лошадь встречает его ласковым ржанием и нежно, осторожно  прижимается к его рукам своими велюровыми губами. Когда ты видишь, как мама наставляет своего сына с диагнозом «умственная отсталость», просит его: «Соберись! Не волнуйся! Всё будет хорошо, ты красиво и правильно проедешь». И мальчик верит и своей маме, и своей лошади, и своему тренеру, и, главное, в себя. Нам тоже хотелось верить, бесконечно верить в этих детей, в молодых людей и девушек, которым жизнь почему-то и для чего-то прописала такой сложный путь, но которые не сломались и научились жить вопреки. Каждый из здесь присутствующих нашёл свою дорогу. И очень важно, что каждый был поддержан родителями. И ещё встретил свою лошадь и своего тренера. 

    Такие дети учат нас жить

    Елена Гаврилова, инструктор-иппотерапевт красноярского клуба «Ласковый ветер», больше семи лет занимается с детьми, в том числе и как тренер по адаптивному спорту. Её история интересна, но в то же время и типична: «Я впервые села на лошадь в 29 лет и, как многие другие, просто заболела». Так постепенно из химика-технолога она превратилась сначала в спортсмена, а потом и в тренера, инструктора. Прошла обучение в Москве, прикипела к этому делу. В Иркутск представители красноярского клуба приехали впервые, Елена привезла двух своих воспитанников. 

    – Народу на соревнования мы пока вывозим немного,  поскольку наши дети несоревновательные, у нас совсем другие цели, – поясняет Елена Гаврилова. – Но тех ребят, которые к определённому уровню уже подошли, мы стараемся вывозить, это обогащает и нас и их. Общие впечатления великолепные, я просто в  восторге. Лошади и люди прекрасные, насыщенное общение – мы все к этому стремимся. И сразу заметно, здесь это всё не наиграно, на хорошей и искренней ноте. Мои дети и родители тоже в восторге. 

    Наблюдая за Еленой, можно сказать, что она берёт со своими воспитанниками очень правильный тон, наверное, единственно возможный в таких случаях. 

    – Если честно, тон бывает разный, – улыбается она. – Я пришла к нему интуитивно. Ведь к нам обращаются как дети, у которых затронут интеллект, так и ребята с сохранным интеллектом, просто с физическими недостатками. К тем и другим нужен  совершенно разный подход. С кем-то надо быть строгим, а с кем-то строго разговаривать нельзя. Главное, чтобы было комфортно детям. Цель подобных соревнований – не места, хотя они очень приятны. Если речь идёт о детях, у которых задет интеллект, главное – это их внутренний комфорт.

    – А работа ваша трудна или в ней больше позитива?

    – Трудна и очень кропотлива. Но я скажу так: работая с такими ребятами и их родителями, очень многое для себя берёшь. Я за это время очень изменилась по отношению к людям,  более позитивно стала относиться к жизни, над собой много работала в плане духовного роста. А по-другому и быть не может. Со здоровыми людьми и детьми заниматься порой намного сложнее.

    – Получается, что такие ребята учат нас жить?

    – Однозначно. Я восхищаюсь и детьми, и их родителями. Давно избегаю слова «инвалид», уместнее будет звучать «дети с ограниченными возможностями». Я воспринимаю их как здоровых. У нас не принято ахать и охать, жалости никакой нет. Она им и не нужна, им больше понадобятся квалифицированная помощь и консультации, особенно родителям. Жалость же никак не помогает, к сожалению, а может, и к счастью. 

    Не нужна жалость и юному крас-ноярцу Ивану Братилову, который приезжает в Иркутск уже в четвёртый раз. Это спокойный, невозмутимый молодой человек, с которым немного трудно разговаривать – вопросы, которые ему задаёшь, кажутся незамысловатыми и даже глупыми. Да и какие могут быть вопросы – вот лошадь, вот парень. Своей лошади у Ивана нет, но он о ней мечтает. Иван занимается конным спортом шестой год. Сначала, как все, пришёл в прокат, потом в конный клуб. Начал заниматься – родители поддержали. Иван уже закончил школу, поступил в Сибирский федеральный университет, причём специальность выбрал современную – «Информационные системы и технологии»,  но кони остаются с ним. Как он шутит, после нескольких падений и стольких лет работы никакого страха уже нет. По словам Ивана, «выезды помогают настроиться на соревнования разного уровня – от более мелких к более крупным. Это развитие, разнообразие и опыт. В том числе и опыт катания на разных лошадях, своих и чужих». 

    21-летний иркутянин Евгений Кузьминский с Фондом Тихомировых уже 12 лет. Сначала он пришёл сюда заниматься, реабилитироваться с помощью иппотерапии. Ольга Тихомирова вспоминает, как все ставили на мальчике крест, говорили: «У вас ничего не получится, не стоит за него и браться». Женин диагноз – «умственная отсталость». Но мальчик закончил школу, получил специальность маляра. Сегодня он призёр многих всероссийских и международных соревнований, у него хорошие спортивные амбиции, он настроен на победу. Тренирует его Дарья Соколовская, один из лучших тренеров в адаптивном спорте. Женя так и остался при Тихомировых, помогает в конюшне, что очень удобно – есть возможность и тренироваться, и работать, добывать средства к существованию. 

    Евгений рассказывает, как у него всё начиналось: 

    – Я просто пришёл в конюшню, сел, лошадь сделала шаг, другой. Она словно узнала меня, и я её как будто узнал. Сегодня моя любимая лошадь – Топазка. Это мой верный друг. 

    Интегрированный спорт выходит в топ

    Жительница Юрмалы Аивия Барда прилетела в Иркутск вместе со своим сыном Георгом. Аивия ещё застала те времена, когда Прибалтика была частью Советского Союза, потому хорошо говорит по-русски. Георг это язык уже не знает. Мальчика сегодня тренирует бывшая иркутянка Дарья Тихомирова. Дарья – паралимпийский тренер, в прошлом году её ученик на Лондонской Олимпиаде получил четвёртое место, это большой успех. Дарья посчитала, что у Георга есть определённый потенциал и  в будущем его тоже могут ждать Игры. Так что уже год он серьёзно занимается под началом сибирского тренера.

    Выступать в Иркутске Георгу выпало на коне трокинской породы. Оказывается, в Европе она уже ушла, это редкость, а у нас кони сохранились как потомки тех трофейных лошадей, которых вывезли в Сибирь после второй мировой войны. В Латвии у Георга есть своя лошадь – Соната, о которой он заботится и за которой ухаживает. Мама рассудила так: невозможно привить любовь к лошадям, имея лишь две тренировки в неделю, поэтому все выходные Георг проводит в конюшне.

    – Ради чего вы преодолели такой большой путь из Латвии в Сибирь?

    – Ради того, чтобы посмотреть, что у вас происходит в сфере инте-грированного спорта, чтобы что-то получить, и, может быть, вы что-то от нас сможете перенять. Хорошо, конечно, побеждать в соревнованиях, но не менее важно и то, что мы можем совместно развиваться. 

    – А как вообще в Латвии развиты конный спорт, конное дело, интегрированный спорт?

    – Во всей Европе это направление сегодня в топе, а у нас, как и у вас, только на начальном этапе. Но общество заметно меняется, становится более лояльным, внимательным. Мы многому можем научиться у таких спортсменов. Если они преодолели то, что им выпало, сели на лошадь, это говорит об огромной силе духа. И, наверное, можно смело сказать: они люди не с ограниченными, а с особыми возможностями. И когда мы друг с другом общаемся, не знаю, кто из нас больше получает. На этот фестиваль приезжал ваш губернатор, мы поразились, насколько он был приветлив и счастлив, он сиял, и мы видели, что это не игра. Он здесь тоже набрался силы, которая поможет ему в дальнейшем решать какие-то вопросы. 

    У Аивии свой взгляд на интеграцию в общество особых детей: никаких специальных школ-интернатов, только обычные учебные заведения!

    – В Латвии мы чётко держимся линии: такие дети должны учиться в простой школе в обычном классе. Георг так и учится, он второй ученик в очень амбициозном классе.

    И остальным детям это тоже полезно. Наше правительство давно поняло, что такая линия проще и выгоднее, в том числе и финансово. Ведь отдельные интернаты требуют больших денег. Человек выходит из них, ничего не умея делать, ему нужны дополнительные адаптация и социализация. А если инвалид с детства интегрирован в общество, лучше от этого всем – и ему и обществу. Мы ещё сами не до конца понимаем важность всего происходящего, но первые шаги уже делаются. 

    – Если в жизни выпало такое испытание, как  с ним справиться?

    – Никому Бог не даёт больше, чем можно вынести. Если такая судьба, надо просто понять, почему и для чего это дано. Всё у нас хорошо. И неизвестно ещё, кто из нас  счастливее – я, или Георг, или кто-то из присутствующих, это большой вопрос. У меня самой тоже жизнь поменялась. Раньше я занималась очень эксклюзивной архитектурой и дизайном, сейчас же тяготею к безбарьерной доступной среде. Золотые унитазы больше не в моде, в моде человечность и понимание, отсутствие границ и барьеров. Всё это мы как раз могли наблюдать на вашем замечательном фестивале.  

    Источник

    Похожие новости
  • "Восьмое небо" без границ и барьеров, и там все равны
  • Лошади лечат людей: один день на занятиях иппотерапией
  • Как помочь детям-аутистам?
  • Доктор Лошадь
  • Без границ
  • Легкие всадники

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.