Федор Триколич: "Отношение к параолимпийцам изменилось кардинально"


    Отношение к параолимпийцам изменилось кардинальноГод назад слабовидящий легкоатлет из поселка имени Тельмана Федор Триколич стал двукратным чемпионом Параолимпиады. О том, как изменилась с тех пор его жизнь, об отношении к параолимпийцам в России и о планах на Параолимпийские игры в Сочи и Рио-де-Жанейро спортсмен рассказал в интервью «БалтИнфо».

    - Недавно вы провели паралимпийский урок в рамках проекта «Свои чемпионы Сочи 2014» в Сестрорецке. Как вы, будучи представителем летнего вида спорта, попали в этот проект?

    - В рамках этого проекта параолимпийцы проводят ряд культурных и образовательных мероприятий, чтобы россияне узнали побольше о самих параолимпийцах и о людях с инвалидностью. В нашем регионе нет зимних параолимпийских чемпионов, поэтому меня и выбрали, чтобы представлять Северо-Запад. На мой взгляд, урок в Сестрорецке прошел на хорошем уровне. Для меня ведь это был первый подобный опыт. Постарался не просто рассказать ребятам о себе и своем опыте, но и заинтересовать их сочинской Параолимпиадой. Если у них не получится съездить в следующем году в Сочи, то хотя бы посмотрят Игры по телевидению или в интернете.

    - А вы сами планируете побывать в Сочи в феврале-марте следующего года? И что лично ждете от Параолимпийских игр-2014?

    - Я очень хочу съездить. Вопрос только в том, что наверняка у меня в это период будут какие-то сборы по своему виду спорта. Но то, что я буду смотреть эти Игры по телевизору – однозначно. Это очень интересно. Думаю, к этим соревнованиям будет большой зрительский интерес. Подобного уровня турнир впервые будет проведен в России. Поэтому ждем большого спортивного праздника.

    - Параолимпийцы всегда выступали лучше, чем олимпийцы, что показал и Ванкувер. Как вам кажется, смогут ребята превзойти тот результат или все же ответственность домашних Игр будет давить?

    - Я следил за выступлениями наших зимних параолимпийцев. Сейчас проходили последние соревнования перед Параолимпиадой по горным лыжам, по лыжным гонкам, по следж-хоккею. Наши ребята свои позиции не утратили. Думаю, выступят, по крайней мере, не хуже. Но постараются превзойти результаты, которые были показаны в Ванкувере.

    - Признайтесь, когда узнали о том, что Россия получила право провести Олимпийские и Параолимпийские игры, не мелькнула мысль попробовать себя еще и в какой-нибудь зимней дисциплине?

    - На самом деле тогда я целенаправленно готовился к Параолимпийским играм в Лондоне. Очень хотелось победить. Но в параолимпийском спорте сейчас конкуренция очень высокая, чтобы человек просто так, захотев, мог перейти из летней дисциплины в зимнюю. Все готовятся, все тренируются. Поэтому - нет, желания такого не было.

    - И все же опосредованно вы будете причастны к этому событию, приняв участие в эстафете олимпийского огня. Как-то специально к этому готовитесь?

    - Даже не знаю, что вам сказать (смеется). Наверное, физическая форма позволяет мне преодолеть эстафетную дистанцию. Надо будет узнать побольше об истории самой эстафеты олимпийского огня. Почитать дополнительно, были ли какие-то знаменательные события, связанные с ее проведением, особенности. А так специальной подготовки не требуется. Конечно, это очень ответственно. Поэтому буду настраиваться.

    - Спросила у вас об этом, поскольку узнала, что некоторые участники эстафеты стали совершать пробежки по утрам с двухкилограммовыми палками, имитирующими факел.

    - Может, как-то и стоит попробовать сымитировать. Честно говоря, я об этом не задумывался. Факел, если не ошибаюсь, весит 1,8 кг. Обещаю: пробежим красиво (смеется).

    - После вашего триумфального выступления в Лондоне прошел год с небольшим. Как изменилась ваша жизнь с тех пор? Вы переехали в Тосно, где администрация района подарила вам квартиру?

    - В Тосно я не переехал по той причине, что оттуда очень далеко добираться до места, где я тренируюсь. Поэтому мы переехали в Колпино, где я вырос. Просто поменяли квартиру. Я женился, у нас родился ребенок. Так что теперь еще воспитываем детей. Больше времени провожу с семьей. С этой точки зрения жизнь изменилась. А в остальном все осталось по-прежнему.

    - Говорят, в поселке имени Тельмана, где вы раньше жили, вам буквально прохода не дают – все хотят или сфотографироваться, или взять автограф. А на новом месте узнают?

    - Я бы не сказал, что там мне проходу не давали. Просто поселок небольшой, все друг друга знают. Когда вернулся из Лондона, все поздравляли. Но не могу сказать, что был ажиотаж. Больше, наверное, досталось моей маме. Она там чаще находилась, чем я. А в Колпино, может, и узнают, но подходить – не подходят.

    - После того, как Россия получила право провести в том числе и Параолимпийские игры, ситуация с организацией безбарьерной среды в стране изменилась в лучшую сторону?

    - У нас изменилось изменение к спортсменам, к людям, которые выступают на высоком уровне. Причем кардинально. Нас хорошо обеспечивают. Но о том, чтобы это было массово, пока речи не идет. Да, не сомневаюсь, что Сочи сделают город с доступной, безбарьерной средой. Но в целом по России ситуация практически не изменилась. Изменения, если и есть, то они происходят очень медленно. Хотелось бы ускорить этот процесс. У нас инвалидов в стране достаточно много, а оборудованных объектов – общественный транспорт, магазины, спортивные объекты (о них я вообще молчу), - нет. Поэтому у нас так мало колясочников выступает в Параолимпийских играх. Им просто негде готовиться.

    - А в целом потянулись ли люди в параолимпийский спорт? Знают ли они о такой возможности?

    - Народ-то идет. Но все зависит от региона, от активности чиновников и тренеров. Например, если взять легкую атлетику, то много ребят из Уфы. Там созданы все условия, тренеры привлекают к занятиям детей из школ-интернатов. Поэтому большой процент ребят выходят на уровень сборной. Где люди работают, народ приходит. А где не было ничего, так нет до сих пор. Люди, может, и хотели бы заняться спортом. Но не знают, как это сделать. Об этом нужно больше говорить, больше рассказывать.

    - В мое время в школах дети с плохим зрением имели ряд ограничений даже на уроках физкультуры. О профессиональном спорте и речи не могло быть. Когда вы решили заниматься спортом, вас не отговаривали?

    - Мне в этом плане повезло. Даже когда учился в школе, по физкультуре входил в основную группу здоровья. Ограничений по физической нагрузке практически не было. Поэтому я не боялся полноценно заниматься. Начинал с мини-футбола лет девять или десять назад. Но все это было на голом энтузиазме, без какой-либо поддержки. Приходилось самим договариваться о зале для проведения тренировок и игр.

    Поскольку мини-футбол не входит в программу Параолимпиады, перешел в легкую атлетику. Поначалу приходилось и учиться, и работать, и тренироваться одновременно. Но с 2009 года, когда государство стало поддерживать параолимпийцев, стало легче. За год до Лондона я уволился с работы и полностью посвятил себя подготовке к Параолимпиаде. Конечно, трудности были. Без этого никуда. Но чем больше трудностей человек преодолевает, тем он становится сильнее. И тем приятнее достигаться своей цели.

    - Знаю, что в какой-то момент вы решили заниматься в группе с обычными спортсменами.

    - С 2010 года тренируюсь у Андрея Еременко. В его группе все – здоровые ребята, из параолимпийцев - я один. На мой взгляд, самый лучший способ прибавить – тренироваться с сильными ребятами. Я до этого тренировался один, никого не видел. А здесь мы на тренировке занимаемся все вместе, и это дает толчок для роста спортивных результатов.

    - Входит ли в ваши планы Параолимпиада в Рио-де-Жанейро?

    - Да. Мы тренируемся, готовимся. Этот год стал для нас проходящим. Нужно было отдохнуть, поэтому начали поздно тренироваться и к летнему сезону не успели подготовиться. Сейчас начнем полноценную планомерную подготовку. В ближайших планах - чемпионат Европы, который пройдет в августе следующего года.

    - В будущем кем себя видите? У вас и медицинское образование есть, и диплом НГУ имени Лесгафта.

    - Массажистом я уже работал, в принципе, могу вновь пойти работать по этой профессии. Что касается работы тренером, загадывать не буду. Не знаю, позволит ли зрение тренировать. Ведь для этого нужно хорошо видеть. Хотя, с другой стороны, можно работать в паре. Если получится, я был бы рад. В качестве варианта рассматриваю административную работу в сфере спорта, в каком-нибудь параолимпийском движении.

    - Как насчет политической карьеры? Я знаю несколько параолимпийцев, которые стали депутатами Государственной Думы.

    - Действительно, такие прецеденты у нас есть - Рима Баталова - моя хорошая подруга, Михаил Терентьев... Это новое направление для параолимпийцев, которое тоже исключать нельзя. Я не против. Если это будет нужно стране, государству, то я всегда «за».

    Ирина Васильева

    Источник

    Похожие новости
  • Эстафета без барьеров
  • Выступления российских паралимпийцев внушают оптимизм
  • Игры неограниченных возможностей
  • Поединок с судьбой
  • Оргкомитет "Сочи 2014" и Фонд "Единая страна" объявляют о старте конкурса в ...
  • В рамках реализации госпрограммы "Доступная среда" в 2014 году регионы по ...

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.