Запорожье как полоса препятствий


    Запорожье как полоса препятствийКогда вы последний раз видели человека, передвигающегося по улицам Запорожья на инвалидной коляске? Если задуматься, колясочников у нас практически не встретишь. Но это не потому, что в городе их нет. Дело в том, что зачастую неходячие запорожцы невольно оказываются под домашним арестом. Даже спуститься в лифте и выйти из подъезда для таких людей — очень сложная задача. А передвигаться по городу или «зайти» в магазин — вообще подвиг

    Всегда вместе

    Молодые запорожцы Дмитрий и Александра встречаются уже полгода. То, что девушка прикована к инвалидному креслу, Диму не смущает. Наоборот, это повод проводить больше времени вместе, ведь без посторонней помощи Саше не обойтись. «Мы познакомились в Интернете, – вспоминает Дмитрий. – Саша написала: мол, если кто-то хочет погулять — пишите. Ну, я и ответил. О том, что она передвигается в инвалидной коляске, она не упомянула. Но для меня это не было шоком. Мы прогуляли тогда всю ночь».

    Александре повезло: у нее есть родители и любящий парень, поэтому быть домашним узником ей не приходится. «Саша живет на первом этаже, но даже в подъезд самостоятельно «зайти» не может, потому что на ступенях, ведущих ко входу, нет пандуса, – рассказывает Дима. – Если идем ко мне домой, то я поднимаю Сашу на руках на пятый этаж, в лифт ее коляска не помещается».

    Девушку сопровождают всегда и везде. К счастью, в семье есть личный автомобиль — ведь с общественным транспортом тоже беда. В маршрутке колясочник может ездить лишь в том случае, если кто-то занесет его в салон на руках, а коляску сложит. Автобусов и троллейбусов с выдвигающимся пандусом в городе всего несколько штук. И на остановке ожидать нужный транспорт можно несколько часов.

    Да и пешие прогулки — то еще испытание. «Я никогда раньше не замечал, насколько отвратительное покрытие у нас на тротуарах, – говорит Дмитрий. – Если долго гуляем, я устаю везти коляску по ямам и кочкам, поэтому приходится выходить на проезжую часть. Мы идем вплотную к потоку машин. Страшно, но что поделаешь?».

    Пандус как препятствие

    Запорожанка Ирина Гавришева оказалась прикована к инвалидной коляске в 16 лет. Вот уже 14 лет девушка передвигается исключительно на колёсах, но старается бороться за то, чтобы колясочники могли жить полноценной жизнью. «В моем микрорайоне есть только один супермаркет, куда можно заехать. И то только потому, что перед его открытием я обрывала телефон хозяевам, чтобы сделали съезды с бровок, – говорит Ирина. – В остальные магазины либо ведут ступеньки, либо очень узкие проходы, либо турникеты, либо есть еще какие-то препятствия. Та же ситуация с аптеками и поликлиникой. Я даже обрадовалась, когда возле моей больницы убрали пандус. Несколько лет назад там положили два швеллера. В результате невозможно было не только заехать на коляске, но даже ходячим пройти было сложно. Когда швеллеры демонтировали — стало проще».

    Пандусы в Запорожье — отдельная проблема. Как правило, они удобны только для мамочек с детскими колясками. Для инвалидов же они опасны. «Когда наклон пандуса больше восьми градусов, заехать по нему самостоятельно сложно, а съехать страшно, – говорит Ирина Гавришева. – Бывает также, что съезд есть, но сниженного бордюра нет. Или перед пандусом стоят урна, лавочка, рекламный щит. Или двери открываются в сторону площадки для заезда на коляске, а крыльцо узкое. Встречаются вообще уникальные решения, когда пандус ведет в никуда — та часть крыльца, куда он приводит, от двери ограждена перилами».

    В январе Ирина переехала в Киев. Там колясочнику живется проще. «К Евро-2012 в столице закупили много адаптированных автобусов и троллейбусов, – говорит девушка. – Правда, их водители не всегда откидывают пандусы».

    В четырех стенах

    Из-за того, что в Запорожье не учитывают потребности колясочников, многие из них годами не выходят из дома. «Детей, родившихся с ДЦП, как правило, родители оставляют в роддоме или сдают в интернат, поэтому среди людей с таким диагнозом очень много одиноких, – рассказывает Анна Червенко, сотрудник Запорожского городского конгресса инвалидов. – Им некому помочь, поэтому они сидят дома».

    Впрочем, совсем наедине со своей бедой такие люди не остаются. Одиноким инвалидам помогает соцслужба. Если родственников нет, то соцработник оказывает самые разные услуги абсолютно бесплатно. «Наши сотрудники могут постирать, приготовить еду, сделать уборку, сходить за продуктами, помочь с гигиеническими процедурами, – говорит Марина Боренос, директор Запорожского территориального центра социального обслуживания. – Ко многим социальные рабочие приходят ежедневно, ведь без помощи эти люди просто не справятся». Если же у человека есть хоть один близкий родственник, то за услуги социальной службы придется платить. К примеру, двухчасовая генеральная уборка будет стоить 35 гривен, вымыть одно окно — 8,5 гривны. Покупка продуктов обойдется примерно в 25 гривен, а приготовление пищи — 17 гривен в час.

    Нотка оптимизма

    Жизнь колясочникам значительно упрощает Интернет. Доставку любых товаров, уборку, стирку можно заказать в режиме онлайн. Правда, стоит это недешево. Но при желании хорошо зарабатывать можно и на дому. Инвалиды, которые не могут ходить, часто пишут тексты для различных сайтов, а также работают программистами.

    «Если освоить несколько языков программирования, то зарабатывать можно очень неплохо, – говорит Анна Червенко. – Если же такой человек устраивается на производство, то часто попадает под сокращение. Законодательство обязывает трудоустраивать инвалидов, но работодатели пытаются их уволить под разными предлогами».

    Ирина Гавришева подтверждает, что предубеждение относительно людей с особыми потребностями существует. «Когда я первый раз разослала свое резюме, многие издания ответили, что хотят со мной сотрудничать, – говорит девушка. – Но, услышав о моей инвалидности, 80% потенциальных работодателей больше не ответили ни на одно мое письмо. Хотя сама по себе моя инвалидность не могла быть помехой в работе. С другой стороны, стоит признать, что профессиональный уровень некоторых инвалидов детства действительно довольно низок. Они обучаются преимущественно на дому, а качество такого образования у нас оставляет желать лучшего. Учителя делают поблажки, в результате ребенок не только недополучает знания, но еще и привыкает к особому отношению: мол, тебе все сходит с рук, потому что ты – инвалид. Эта установка имеет во взрослой жизни разрушительные последствия».

    Сама же Ирина еще умудряется помогать другим. В 2007 году она вместе с единомышленниками создала благотворительный фонд и активно помогает запорожским детям, попавшим в беду.

    Будем жить?

    Небольшие улучшения в сторону удобства инвалидов в городе все же происходят. К примеру, на ж/д вокзале «Запорожье-1» на одной из платформ появился пандус. Кое-где при реконструкции устанавливают опущенные бордюры, а в новостройках предусмотрены удобные заезды для колясочников. «Но, как и все в нашей стране, многие изменения делаются для вида, без учета реальных потребностей инвалидов, – подытоживает Ирина Гавришева. – В результате много сил и денег вкладывается в то, что непригодно для использования».

    Из-за того, что в Запорожье не учитывают потребности колясочников, многие из них годами не выходят из дома. «Детей, родившихся с ДЦП, как правило, родители оставляют в роддоме или сдают в интернат, поэтому среди людей с таким диагнозом очень много одиноких, – рассказывает Анна Червенко, сотрудник Запорожского городского конгресса инвалидов. – Им некому помочь, поэтому они сидят дома».

    Впрочем, совсем наедине со своей бедой такие люди не остаются. Одиноким инвалидам помогает соцслужба. Если родственников нет, то соцработник оказывает самые разные услуги абсолютно бесплатно. «Наши сотрудники могут постирать, приготовить еду, сделать уборку, сходить за продуктами, помочь с гигиеническими процедурами, – говорит Марина Боренос, директор Запорожского территориального центра социального обслуживания. – Ко многим социальные рабочие приходят ежедневно, ведь без помощи эти люди просто не справятся». Если же у человека есть хоть один близкий родственник, то за услуги социальной службы придется платить. К примеру, двухчасовая генеральная уборка будет стоить 35 гривен, вымыть одно окно — 8,5 гривны. Покупка продуктов обойдется примерно в 25 гривен, а приготовление пищи — 17 гривен в час.

    Нотка оптимизма

    Жизнь колясочникам значительно упрощает Интернет. Доставку любых товаров, уборку, стирку можно заказать в режиме онлайн. Правда, стоит это недешево. Но при желании хорошо зарабатывать можно и на дому. Инвалиды, которые не могут ходить, часто пишут тексты для различных сайтов, а также работают программистами.

    «Если освоить несколько языков программирования, то зарабатывать можно очень неплохо, – говорит Анна Червенко. – Если же такой человек устраивается на производство, то часто попадает под сокращение. Законодательство обязывает трудоустраивать инвалидов, но работодатели пытаются их уволить под разными предлогами».

    Ирина Гавришева подтверждает, что предубеждение относительно людей с особыми потребностями существует. «Когда я первый раз разослала свое резюме, многие издания ответили, что хотят со мной сотрудничать, – говорит девушка. – Но, услышав о моей инвалидности, 80% потенциальных работодателей больше не ответили ни на одно мое письмо. Хотя сама по себе моя инвалидность не могла быть помехой в работе. С другой стороны, стоит признать, что профессиональный уровень некоторых инвалидов детства действительно довольно низок. Они обучаются преимущественно на дому, а качество такого образования у нас оставляет желать лучшего. Учителя делают поблажки, в результате ребенок не только недополучает знания, но еще и привыкает к особому отношению: мол, тебе все сходит с рук, потому что ты – инвалид. Эта установка имеет во взрослой жизни разрушительные последствия».

    Сама же Ирина еще умудряется помогать другим. В 2007 году она вместе с единомышленниками создала благотворительный фонд и активно помогает запорожским детям, попавшим в беду.

    Будем жить?

    Небольшие улучшения в сторону удобства инвалидов в городе все же происходят. К примеру, на ж/д вокзале «Запорожье-1» на одной из платформ появился пандус. Кое-где при реконструкции устанавливают опущенные бордюры, а в новостройках предусмотрены удобные заезды для колясочников. «Но, как и все в нашей стране, многие изменения делаются для вида, без учета реальных потребностей инвалидов, – подытоживает Ирина Гавришева. – В результате много сил и денег вкладывается в то, что непригодно для использования».

    Татьяна Гонченко

    Источник

    Похожие новости
  • Борзя – город недоступности
  • Как на самом деле "работает" безбарьерная среда для инвалидов. Эксперимент
  • Альметьевск глазами человека в инвалидной коляске
  • Соцобслуживание на дому: чтение писем, ремонт и разговоры по душам
  • Инвалиды дожили до понедельника
  • Инвалидам вход запрещён?

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.