Слово и дело


    Слово и делоСурдопереводчик – это и отец, и мама.

    Такого, пожалуй, со мной не случалось никогда – сидя в полной тишине, я, тем не менее, понимала, что люди вокруг меня оживленно о чем-то беседуют, спорят, рассуждают. Сразу же стало понятно, каково же приходится им – неслышащим – в нашем мире, где при обилии множества звуков царствует совсем другая глухота – духовная. Увы, в нашем обществе сложилось так, что инвалиды не видны и не слышны, но это не значит, что их нет. А еще - не значит, что они не хотят верить во Христа, ведь для Него совсем не важно – слышащий ты или глухой. Не так давно в Курском отделении Всероссийского общества глухих появился священник – отец Константин Аристов, который не только окормляет духовно его участников, но и, что самое главное, говорит с ними на одном языке. О том, как он к этому пришел, а также о планах на будущее мы с ним и побеседовали.

    Как оказалось, термин «глухонемой» не соответствует истине, потому что у людей, которые не слышат, есть свой язык, более того, в 2012 году в нашей стране он обрел статус официального, просто общаются на нем немного иначе. Кстати, существует также вариант международного жестового языка, благодаря которому глухой француз поймет и немца, и русского, и так далее.

    У отца Константина нет среди родных неслышащих людей. Язык жестов священник освоил в Санкт-Петербурге во время обучения в семинарии. Этому помог случай, но, как известно, в нашей жизни ничего не происходит просто так. Как-то в учебном заведении проходила очередная научная конференция по социальному служению, на которой показали небольшой ролик об общине глухих людей. После небольшого фильма последовало приглашение на факультатив по изучению языка жестов, на который записалось множество желающих. Среди них был и Константин Аристов. К концу учебного года сурдопереводчиков осталось всего около десяти человек, и мой собеседник был в их числе.

    - В 2011 году мы впервые провели при семинарии богослужение на языке жестов, - вспоминает отец Константин. - То, что мы чувствовали, не передать словами! А какая радость была на лицах людей! Я им жестами говорю: «Господи, помилуй», а они мне тут же отвечают! А когда я от волнения кое-что забывал, они мне подсказывали. Оказалось, что эти люди уже давно ходят в храм и у них довольно солидный опыт созерцания служения на языке жестов. Я это понял, когда увидел, как они подходят к Чаше. В руках у каждого из них была табличка с именем. А после службы они нас успокаивали: «Вы молодцы. Если что-то забывали - не волнуйтесь! У вас все впереди – научитесь».

    Как замечает сам отец Константин, при подготовке богослужебные тексты для глухих приходится переводить два раза – сначала с церковно-славянского на русский, а потом уже на жестовый. Проблема заключается еще и в том, что в языке глухих отсутствуют абстрактные понятия, поэтому возникают определенные трудности с передачей смысла некоторых богословских терминов.

    - Например, такое сочетание слов, как «во оставление грехов» - его можно показать или перевести на жестовый как «прощение» и как «конец греху», - рассказывает священник. - Сурдоперевод богослужений – это творчество адаптации сложных богослужебных текстов на жестовый язык.

    Тут отец Константин показывает жестами общепринятое между неслышащими курянами обозначение Знаменского собора. Он складывает ладони таким образом, что получается флажок, то есть знамя.

    - Но вы же понимаете, что смысл названия «Знаменский» совсем в другом, - замечает мой собеседник, - от слова «знак», а не знамя. Но на языке жестов такого понятия нет. Иногда я прихожу к выводу о том, что некоторые слова требуют проведения отдельного занятия.

    Из разговора с отцом Константином я поняла, что общины для неслышащих людей по России созданы не так давно, и самые мощные из них находятся в Санкт-Петербурге, Москве и Екатеринбурге, есть они и в странах СНГ, например – в Киеве и Минске.

    Поистине уникален опыт Екатеринбургской церкви для глухих, которую окормляет иеромонах Виссарион (Кукушкин), являющийся руководителем целого учебно-методического центра по пастырскому, миссионерскому и социальному служению неслышащим людям. А оно заключается не только в том, чтобы перевести на язык жестов основные молитвы, утреннее и вечернее правило, но и самое главное – Литургию.

    - Сейчас пока я разъясняю моим подопечным основные молитвы и понятия, отвечаю на возникающие у них вопросы. Но главной своей задачей считаю проведение для неслышащих людей богослужений, - говорит отец Константин. - Но это на уровне планов, потому что пока я не готов. Во-первых, мне нужно усовершенствовать знание языка, чтобы меня понимали, почему и нужна практика. Пообщавшись с людьми, я понял, что язык у меня книжный или литературный, чего для общения недостаточно. Во-вторых, мне нужен еще один человек, владеющий сурдопереводом. Представьте себе момент службы, когда читается Евангелие. Я смогу читать его вслух и параллельно показывать жесты, но это будет не так просто. А сурдопереводчик может передать своими словами тот библейский сюжет, о котором в данный момент упоминается.

    Богослужения планируется проводить в Знаменском соборе, потому что там достаточно места, да и местонахождение его известно абсолютно всем.

    На вопрос о том, много ли времени уходит на изучение жестового языка, отец Константин Аристов отвечает, что не очень. Вот только чтобы освоить его, требуется не только хорошая память, но и развитое воображение, а также интеллект.

    - Потому что он очень образный, - говорит священник. - Например, Украина показывается жестом подкручивания невидимых усов. У казаков же они длинные были. Или Бог – с помощью рук, воздетых к небесам. Некоторые трудности составляет изучение букв - дактилология. Ведь показывают их быстро, а для этого надо развивать моторику рук. Дактиляция очень нужна, ведь существует множество понятий, которые жестами не покажешь, например, «евангелисты». Изучая язык глухих, нужно понять одно – они уникальные люди. У неслышащих совсем иной образ мыслей. Создается такое ощущение, что они живут в параллельном мире.

    - Как проходит исповедь у неслышащего человека? - интересуюсь у отца Константина.

    - На приходах, где существует практика ведения службы для неслышащих, ставится ширма, за которой священник общается с теми, кто исповедуется, - отвечает мой собеседник. - Я пока предлагаю прихожанам делать записи о грехах. Но здесь есть небольшая проблема, потому что некоторые неслышащие не всегда могут письменно выразить то, что они чувствуют.

    Кстати, отец Константин посещает также и Курскую школу-интернат I и II видов, где учатся дети с проблемами слуха. Там задача священника – рассказать им о Боге, о вере, о том, зачем нужно молиться и ходить в храм.

    - На самом деле сурдопереводчик – это крест, который можно сравнить с материнским, - завершая разговор, замечает мой собеседник. - Глухие люди в чем-то подобны детям – наивным и чистым, а переводчику нужно очень много терпения, смирения и христианской любви, чтобы понять и помочь им.

    Татьяна Смирнова

    Источник

    Похожие новости
  • Бремя общения
  • Барьер тишины
  • Страна прогрессирующей глухоты
  • Что такое жестовые языки? В чем их отличие в мире?
  • Слепоглухоту необходимо признать особой инвалидностью
  • Жест навстречу

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.