Без чувств


    svpressa.ru«Особенные» люди попытались докричаться до власти

    Как узнать, какого цвета жизнь, если с рождения слеп? Как услышать музыку, если звуки недоступны твоим ушам из-за травмы, полученной в детстве? А запах роз, прелесть яблок, нежность шелка – они какие, как понять, не имея обаяния, осязания, вкуса?... На все эти вопросы попытались дать ответ организаторы оригинальной экспозиции в Петербурге.

     В одном из выставочных залов города они открыли выставку «Без чувств», выстроенную, как модно сегодня, по принципу арт-перфоманса. Пригласили на открытие авторов картин, видео, инсталляций, в большинстве своем инвалидов. И тех, кто по долгу своей службы должен бы им помогать адаптироваться в большом городе – представителей власти, как муниципальной, так и городской, а также журналистов и вообще всех желающих.

    «От власти», сразу замечу, не пришел никто. Любопытствующих тоже оказалось не слишком много. «Зажигали» в основном сами «особенные» люди.

    Пять мини-павильонов в одном большом, до гулкого эха при каждом слове, пространстве зала. Заходишь в тот, что слева, чуть в сторонке, и – черные нити по всей стене, причудливо сплетающиеся в странные - узлы не узлы, но что-то вязкое и завораживающее. Нить – как метафора. «Нить – это начало жизни и её конец, - убеждена Татьяна Ахметгалиева. - Она может быть прочной. А может, и чаще всего бывает, тонкой, рвущейся от простого пренебрежения ближнего к твоим проблемам».

    Наша эпоха, считает слепая девушка, лишена универсального целостного мироощущения. Вокруг в основном хаос. Вспомнился Мандельштам: «Живем, под собою не чуя страны»… Себя не чуя. Отсюда – черная нить, узлы, почти приговор.

    Чтобы убедиться в правоте Татьяны, к слову, известного в узком кругу инвалидов-художников мастера художественных работ с текстилем и на текстиле, достаточно взглянуть на себя через зеркала Полины Фоминой.

    23-летняя Полина - студентка Высшего художественного училища им. Штиглица (прежде училище носило имя советского скульптора Веры Мухиной). Она собрала много-много зеркал, слепленных кусочками, один к другому, на нескольких плотных картонах. Смотришь и видишь: тут – ты, небольшим фрагментом; а вот тут – очень на тебя похожий, но как будто не твой «фрагмент». То есть, ты, конечно, но в другом измерении. А измерение «строят» обстоятельства…

    Спрашиваю с помощью сурдопереводчика у глухой с детства Полины (трагическая реакция организма на прививку от полиомиелита), как дается ей учеба на дневном отделении такого непростого вуза, как «Мухинка»?

    - Я стараюсь, мне нельзя плохо учиться, - отвечает девушка. – Когда поступала, не все преподаватели верили, что справлюсь. Была одна женщина в приемной комиссии, которая сразу меня почему-то невзлюбила. Но я все-таки поступила! Помогают однокурсники, переписываю у них конспекты, а все зачеты и экзамены сдаю письменно.

    «СП»: - Трудно приходится вам в жизни с такой проблемой, как отсутствие слуха?

    - У меня хорошие друзья. Научили никогда не отчаиваться.

    Ещё один павильон – с лепными фигурками. Или совсем не фигурками, а… А что же тогда?

    Это моё выражение сегодняшней действительности, - помогает разобраться Андрей Савочкин. – Какого цвета вот это (он показывает рукой в сторону картонки с лепкой у стены)?

    «СП»: - Что-то розовое, похоже на облака…

    - Розовое? Странно. Я не заказывал данный цвет. И это не облака. Это моё внутреннее «я», пытающееся приспособиться к камням на дороге.

    «СП»: - Имеете в виду всевозможные бытовые препятствия в жизни людей с ограниченными возможностями?

    - Вы правильно поняли. Про нас, инвалидов, не часто вспоминают. Хорошо, что несколько лет назад я пришел в студию керамики общества слепых и слабовидящих. Там познакомился со своей будущей женой. Здесь, на выставке, наши совместные работы, Лена тоже увлекается лепкой. А не пришел бы в студию, кто бы обо мне сейчас вспомнил?..

    По основной специальности Андрей Савочкин слесарь-сборщик. Работает в учебно-производственном объединении инвалидов. Зарплата у него сдельная. Сколько выходит в месяц? Не больше 5-7 тысяч рублей. Заказов слишком мало. Плюс ещё пенсия – его и жены. Что называется, ни в чем себе не отказывай. Среднестатистический петербуржец, для сравнения, получает сейчас ежемесячно около 30 000 рублей.

    - Во времена СССР мы совсем не чувствовали себя забытыми, - продолжает Андрей. – И зарабатывали неплохо, государство давало заказы, и возможностей для реализации хватало. А сейчас, увы, всё как-то ненадежно, что ли. Все сами по себе.

    «СП»: - С этой выставкой связываете какие-то надежды?

    - Хочется быть услышанным.

    Услышат ли их – незрячих? Разглядят ли не слышащих? Или надо самим оказаться на их месте, чтобы прочувствовать, задумать и помочь?

     

      

    Людмила Николаева

    Источник

    Похожие новости
  • Без чувств
  • Искусство посторонних
  • Инклюзивное образование: взгляд со стороны
  • Слепые дети Таджикистана: привычка к голоду и стыду
  • Минуты радости
  • История незрячих

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.