Не надо жалеть сильного человека - он прорвется


    Станция метро «Автозаводская». Александр Громов едет на работу. Для него поездка в подземке — привычное дело, но инициативу создания Центра обеспечения мобильности пассажиров считает крайне важной. Такая помощь нужна тысячам людей. В столичном метрополитене создается Центр обеспечения мобильности пассажиров. Его сотрудники будут помогать пожилым людям, пассажирам с детьми, маломобильным москвичам и гостям столицы.

    Мы встретились с Сашей Громовым перед входом на станцию метро «Автозаводская». Он появился ровно в три часа дня, как мы и договаривались. Красивое, волевое лицо самодостаточного человека. Смотрит прямо в глаза, не отворачивая взгляда. Одет в модную байкерскую красно-черную кожанку. Он и был байкером пять лет назад. Нет, говорит, немного не дотянул, чтобы влиться в это лихое сообщество. Пять лет назад Саша попал в страшную аварию. Теперь ему нужно передвигаться на коляске.

    Мы решили встретиться с ним, потому что узнали: в Московском метрополитене создается чрезвычайно необходимая служба — Центр обеспечения мобильности пассажиров. Сотрудники центра будут помогать пожилым людям, детям, маломобильным москвичам двигаться по метрополитену — вот таким, как Саша Громов. Нет, он-то как раз всюду хочет двигаться сам. Он гордый и сильный.

    Мы в метро спешим все. Мы бежим, наши взгляды упираются в мобильные и iPad. Обратить внимание на старика с тяжелой сумкой и помочь ему? Кто-то изредка помогает, но, по большей части, пожилому человеку приходится тащить по лестнице свою поклажу самому. А мамочка с крохотным существом на неповоротливых ножках? Пропусти, дружок, кроху, не хмурься — помоги женщине. Некогда, бежать надо. Ну а представьте себе, что в метрополитен заехал человек на инвалидной коляске. Трудно представить? А вот мы решили проехать с Сашей на метро, посмотреть, где есть слабые места, где специалистам будущего центра нужно прикладывать силы, умение, недюжинную корректность.

    — Саш, дверь тяжелая, открыть? — бросаюсь я к нему.

    — Нет, что вы, я сам, — сильной рукой он толкает дверь и проскальзывает внутрь. «Прорвемся», — улыбается.

    Идем дальше, и я вдруг замечаю, что широкого прохода через терминалы к эскалатору нет. «Саш, а как же?» «Прорвемся», — повторяет спокойно. Прикладывает проездной к терминалу, а потом едет к диспетчерской будке, рукой отодвигает решетку. Так, второе препятствие прошли. Но впереди-то эскалатор. «Саш, я помогу, — снова спешу к нему. — Спокойно, я ж здесь сам всегда еду. Знаете, вот были мы с ребятами за рубежом, в том числе в Милане.

    В тамошнем метро действует такая служба, которую, как вы говорите, создает Московский метрополитен. Она там обязательная: конечно, удобно. Но… мне нужно самому, вы понимаете? Он резко поворачивает коляску и заезжает на эскалатор спиной, хватается рукой за поручень. «Саш, тяжело же. — А смотрите, я отпускаю руку, а вы меня подержите. Ну, что не тяжело, верно?» Мне-то нет, но он так ездит каждый день, коляска чуть нависает над ступенькой эскалатора.

    Спускаемся на платформу, подходит поезд, Саша приподнимает коляску и… чуть стопорит, я его подталкиваю.

    Саша ехал на работу — он трудится в спортивно-реабилитационном центре. Здесь маломобильным москвичам оказывают психологическую помощь, организуют спортивные соревнования. Только надо доехать.

    По словам Громова, в старые вагоны было легче попасть: вот мечтает, если бы следующие модели опустили на уровень платформы. Выдвигающиеся пандусы есть только у одного вагона состава, их нужно сделать автоматическими, чтобы машинисту не нужно было этот пандус вытаскивать. Кроме того, ограничено количество станций, на которые можно попасть, минуя лестницы. Подъемники ломаются, нужны лифты.

    Мы доехали до станции «Динамо». Саша легко поднялся на эскалаторе, попрощались. Одел наушники, двинулся вперед. Счастливо тебе, Саша Громов. Ты сильный человек.

    Прямая речь

    Сергей Собянин, мэр Москвы:

    — Есть специальные программы социальной интеграции людей с ограничениями по здорвью. В соответствии с этой программой мы обновили две трети наземного пассажирского транспорта. Сегодня две трети транспорта «Мосгортранса» — это низкопольный транспорт. Метро — самая сложная позиция. Если даже мы построим новую станцию и оборудуем лифт для инвалидов, этот человек приезжает на следующую, старую, необорудованную станцию. Поэтому создается специальная служба, которая будет оказывать содействие инвалидам для того, чтобы их спустить в метро и поднять.

     

     

    Владимир Ратманский

    Источник: vmdaily.ru

    Похожие новости
  • Метро для всех
  • "Мы просто взяли и сделали что-то полезное"
  • Родина ограниченных возможностей
  • Эскалаторы московского метро могут оборудовать подъемниками для инвалидов-к ...
  • Инвалидам вход запрещён?
  • Петербургское метро: инвалиды должны стать силачами

  • Комментарии

    Какое название у статьи хорошее, позитивное.


    Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.