Как сироты-инвалиды живут в гомельской деревне милосердия


    Первая и единственная в республике Детская деревня для детей и молодых людей с ограниченными возможностями находится в Гомеле. Уникальному проекту два года, и он уже делает колоссальные успехи. 

    Деревня была открыта два года назад по инициативе Римско­-католической церкви и благотворительной католической миссии «Каритас­ Милосердие» на средства организаций и фондов местных и зарубежных спонсоров. Еще до строительтва, которое длилось около семи лет, было безоговорочно решено, что учреждение разместится в черте города. 

    – Это дети, которых не нужно прятать за 100 километров, ведь они, как и мы, – часть общества, – говорил тогда настоятель католического прихода Рождества Божьей Матери ксендз Славомир, инициатор создания уникального проекта. 

    Так на окраине Новобелицкого района среди вечнозеленых хвой появилась Детская деревня для детей и молодых людей с ограниченными возможностями… 

    На воротах нас встречает табличка: «У нас здесь круто!» В деревне после первого этапа строительства возведены хозяйственные постройки, помещение для реабилитационных занятий и пять жилых коттеджей, в одном из которых живут монахини Ордена сестер бенедиктинок­-самаритянок. 

    Начала второго этапа строительства ожидают весной. Деревня пополнится школой, храмом и реабилитационным центром. 

    60 детишек, которые живут здесь, прибыли два года назад из Журавичского специализированного интерната. Почти половина из них – лежачие. 

    В каждом из четырех коттеджей живет большая сплоченная и не очень обычная семья из 15 человек – детишки и молодые люди с совершенно разными заболеваниями. За ними ухаживают воспитатели и одна сестра­-монахиня. Впрочем, воспитание построено так, что дети, которые в состоянии, помогают ухаживать за более «тяжелыми». 

    В одном из домиков гостей встречает улыбающаяся сестра Урсула, прогуливающаяся по коридору с малышкой. На стенде с именами каждого из членов этой семьи висят таблички, отражающие настроение, с которым они проснулись. Сегодня все счастливы, несмотря на осенний проливной дождь за окнами. К слову, для каждого в группе индивидуально разработана реабилитационная программа и распорядок дня. 

    В доме – просторная кухня, светлые коридоры, гостиная, в которой дети отдыхают после обеда, гардеробная и уютные комнаты с фотографиями на прикроватных столиках. 

    В одной из них сладко спит Шандор. Единственный в этом домике четырехлетний темноволосый мальчик из цыганской семьи. Этот народ очень редко отдает своих детей в такие учреждения, но родители просто не смогли справиться с лежачим малышом. Шандор кушает через зонд, вставленный в животик. Его постоянно нужно переворачивать, чтобы не появились пролежни. 

    Еще два года назад, когда поступила сюда из Журавичей, в похожем состоянии была и Диана. Она не могла держать голову, сидеть, кушала через зонд, а что уж говорить о передвижении. 

    – Браво, Диана! – под аплодисменты воспитателей и «сестричек» девочки восклицает сестра Урсула, топая вместе с ней по игровому залу. 

    Сегодня малышка сама держит ложку, пусть несмело и с посторонней помощью, но переставляет ножки. Для всех ее шаги – огромнейший успех.

    – Такими девочки поступили к нам, – показывает стопку фотографий директор Галина Долгополова.

    На фотокарточках – лица коротко стриженых новоселов. Сейчас они стали совсем другими: пополневшие, повзрослевшие, с косичками­хвостиками, по-девичьи милыми обручиками­заколочками в волосах. На других фото запечатлены моменты уже из жизни в деревне: выступления на сцене, праздники, походы в кинотеатр, прогулки на пароходе. Здесь дети изменились не только внешне, но и эмоционально. Стали намного спокойнее и чувствуют полную защищенность.

    У некоторых деток, живущих в деревне, есть семьи. От остальных родители отказались либо сразу в роддоме, либо когда проявились патологии. У Кати, например, есть мама, но она не очень хочет приезжать к дочке. Девочку навещает тетя. А Викина мама умерла, папа в деревне совсем не появлялся. К ней приезжает дядя. 

    На праздники и family days, когда в дом­и-нтернат приезжают родные, дети, которые на самом деле прекрасно понимают все даже больше чем мы, просто счастливы. Радуются и взрослые, видя успехи ребят. – Зачастую родители просто не могут справиться с такими детьми. И наша основная задача – приучить их к бытовой самостоятельности и вернуть в семью, если она есть, – говорит Галина Долгополова.

    Только в этом году сотрудники дома­интерната достигли огромнейших результатов: к родным вернулся молодой инвалид, парень 27 лет, который еще два года назад не мог даже самостоятельно себя обслуживать. Он не знал, что такое самому ходить в туалет, кушать, одеваться. Сейчас парень живет в родной семье в Жлобине: днем проводит время в территориальном центре, а вечером возвращается к родным. 

    Сестра Урсула, которая живет и ухаживает за детишками в этом домике вместе с воспитателями, приехала из Польши. До этого она работала в Журавичском интернате. Хотя глагол «работала» здесь просто не уместен. – Это не работа, это что-­то другое… Это мое призвание, – с польским акцентом говорит сестра Урсула. – Я хочу свою жизнь отдавать этим детям. Я с ними разговариваю, учу их. Мы настоящая семья. Вот сейчас пойдем на обед к себе в домик и будем так же как матери обсуждать успехи детей, радоваться за них.

    Да, и на День матери сестра унесла с собой кучу подарков: "Девочки подарили мне одну огромную ляворку («открытку» – польск.) с 15 цветочками, в каждом из которых были их инициалы, – делится сестра Урсула. – И еще подарочки от каждой из девочек, сделанные своими руками. А тем, кто не смог делать сам, помогали старшие". 

    В монастыре она, уроженка польского края озер Мазуры, уже 29 лет. Свое призвание женщина поняла, когда приехала к сестре в монастырь. Увидев тогда таких детишек, она осознала, что это Бог дает ей шанс помогать им. Вместе с сестрой Урсулой здесь живут еще три сестры­-самаритянки, которые имеют богатейший опыт общения и воспитания таких детей. «У них мы учимся», – говорит директор заведения.

    Каждый год деревню посещает с семинарами тренерский состав из Австрии и Германии. В Австрии, например, «шлифовали» подобный проект 40 лет, а в Гомеле, только за два года, по оценке зарубежных гостей, сделано уже очень много. 

    К слову, за границей все детские сады и школы – интеграционные, их посещают и здоровые малыши, и детишки с заболеваниями. Там даже считается престижным отдать своего ребенка в учреждение, где занимаются дети с патологиями. 

    – Это такие же дети, которых мы безумно любим, просто другие. И то, что общество порой не принимает их, не их проблемы, а наши! – говорит Галина Долгополова. 

    Осуждать родителей, которые оставили их, никто не вправе. Можно только порадоваться за детишек, которые попали именно сюда… 

     

     

     

    Юлия Митрахович

    Источник

    Похожие новости
  • Дом, где согреваются сердца
  • "А плакать надо?"
  • Последнее желание - домик в деревне.
  • "Давай-давай! Сам!"
  • Дети сироты
  • Особенности воспитания детей инвалидов

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.