Чтобы быстрее бегать, подкачиваю свой... протез"


    25-летний полтавчанин остался жив лишь благодаря счастливому стечению обстоятельств. Двенадцатого января Дима вместе с другом Максимом Пономаренко, поднявшись на один из гребней горы Гембы в Закарпатье, решили спуститься по знакомому склону к водопаду Шипот. Горную вершину окутал густой туман, и ребята, не сориентировавшись в сложных погодных условиях, взяли неправильное направление и сорвали лавину метров триста шириной. В селе Пилипец Межгорского района Закарпатской области, откуда они стартовали, их так и не дождались.

    «Во время спуска мы поняли, что попали в лавину, — рассказал Дима. — Пытались как-то выехать из нее, пока держались на досках, но нас быстро закрутило и сбило с ног. В какой-то момент лавина остановилась, накрыв меня слоем снега. Затем произошел толчок, и я оказался на дереве. Меня, наверное, спасло то, что сноуборд зацепился за ветку — я на некоторое время завис. Это был густой лес, и то, что меня на скорости протянуло через него и переломало лишь ноги, — какое-то чудо».

    В лыжной курточке, с поломанными ногами и обморожениями, без еды парень сумел продержаться 27 (!) часов, пока к нему на помощь не пришли спасатели. «Диме невероятно повезло, — говорил тогда 60-летний «снежный барс» Евгений Чизмар, один из самых опытных спасателей Закарпатья, участвовавший в поисковой операции. — С такими травмами человек выдерживает на холоде максимум 12 часов. Поэтому мы, получая сигнал бедствия, нередко идем уже за телами. Но у Димы еще были силы звать на помощь. Он очень хотел выжить».

    Левую ногу Дмитрию Беляеву врачи вынуждены были ампутировать, а в обмороженной правой до сих пор находится штырь, который фиксирует переломленную бедренную кость. Тем не менее за прошедшее время он успел не просто стать на протез, но и научился ездить на велосипеде, погружался под воду. Даже взошел на вершину Ай-Петри в Крыму — буквально через месяц после того, как приобрел протез…

    На Ай-Петри Дмитрий Беляев поднялся за сорок минут — от верхней станции канатной дороги

    — Не успел только на месте гибели своего друга побывать, — мрачнеет лицо Дмитрия. — После трагедии несколько раз навещал родителей Максима и его вдову с маленьким сыном. Часть денег, которые собирали мне на протез неравнодушные люди со всей Украины, передал им. Вообще, с друзьями-сноубордистами помогаем этой семье, чем можем. А родители Максима отдали нам его сноуборд. Хотим сделать из него памятник — залить в бетон, прикрепить к нему траурную табличку и установить на месте трагедии. Скорее всего, сделаем это весной следующего года — сейчас в горах погода уже неподходящая.

    — Все-таки тянет в горы?

    — Пока не знаю, как будет реагировать на низкие температуры моя относительно здоровая нога. В ней оживают нервы, и даже слабенькая щекотка становится для меня настоящим испытанием. Чтобы вылечить обморожение четвертой степени, я и в муравейник ногу засовывал, и пчел сажал на нее… Врачи, назначавшие мне традиционное дорогое лечение, которое не помогало, были очень удивлены, когда увидели результат.

    — Кошмары после пережитого не снятся?

    — Думаю, с психическим здоровьем у меня все в порядке. Хотя, будучи еще в больнице, решил посмотреть фильм о людях, попавших в лавину. Так со мной тогда случилась истерика. Больше стараюсь такое не смотреть…

    Как позже выяснилось, сноубордистов накрыла лавина длиной почти три километра. Максиму Пономаренко она не оставила шансов на жизнь. Его тело спасатели отыскали в самом конце снежного потока — благодаря торчащему ботинку. К счастью, в сотовом телефоне Димы Беляева оставалось немножко зарядки. Прежде чем экран мобилки окончательно погас, парень успел отправить друзьям несколько тревожных эсэмэсок и даже перекинуться парой предложений с товарищами, которые и обратились за помощью в управление МЧС в Закарпатской области.

    Целый день тринадцатого января, когда Евгений Чизмар со своей командой вел поиск, стоял густой туман. Но как только спасатели, преодолев 17 километров труднопроходимой лесной дороги, вышли на полонину, туманная пелена вдруг развеялась, будто приоткрыв людям место трагедии. Евгений Юлиевич поднялся выше, чтобы сфотографировать след самой длинной лавины, которая заканчивалась на другом гребне. Было уже пять часов вечера, продолжать поисковые работы в темноте не имело смысла. Команда спасателей решила возвращаться обратно, чтобы с утра вернуться в обозначенное место за телами любителей экстрима. Как вдруг издалека послышался слабый крик.

    — Никакой еды у меня не было, лишь полупустой термос с чаем, смятый ударом о дерево, — рассказывал Дима корреспонденту . — Был фонарик, который я ночью повесил на куст и включил в мигающем режиме. Время от времени звал на помощь, пока меня не услышал Евгений Чизмар. У меня была лишь одна цель — выжить. Продержаться помогли, наверное, ангелы-хранители. За двадцать семь часов, проведенных под завалом, я был готов к любому исходу. Только с жизнью не прощался.

    А еще Диму держала на этом свете любовь. 15 февраля должен был повести в загс свою любимую девушку Марину Гвоздеву, такую же отчаянную, как и он. Молодые люди были знакомы десять лет. Вместе учились покорять вершины и глубины в клубе для любителей экстрима «Полтава-спелео». Уже все было готово к свадьбе. Кроме нарядов.

    — Костюм мне все равно не понадобился, — улыбается Дима. — На роспись, как и планировалось, 15 февраля, я поехал в инвалидной коляске и шортах.

    — Я даже мысли не допускала, что Дима может погибнуть, — прижимается к супругу Марина — маленькая, но очень стойкая женщина. — Когда стало известно, что он лежит в Ужгородской областной больнице, тут же отправилась к нему, прихватив с собой обручальные кольца. Я тогда еще не знала, что увижу его без ноги. Но разве это имело значение? Счастье, что Дима был жив! Там же, в больничной палате, мы обменялись кольцами. А девятнадцатого июня у нас родился сын Степан…

    Счастье супругов Беляевых — их сын Степан 

    — Жена жалуется, что редко видит меня дома, — улыбается Дмитрий. — А я ведь не чувствую себя инвалидом, поэтому постоянно в разъездах. Мне интересна дорога, путешествия. За пять месяцев на своей «Митсубиси» наездил двадцать пять тысяч километров. Правда, пришлось продать старую машину, с механической коробкой передач, и купить с автоматической. Вот только вернулся из Москвы, где мне сделали компьютерную настройку протеза. В первые полгода культя усыхает особенно быстро, поэтому для безопасности требуется соответствующая регулировка.

    — У тебя биопротез?

    — Нет, такие еще только разрабатываются. Но у меня очень хороший американский протез, состоящий из нескольких модулей. Тут и гидравлика, и механика, и электроника. Это своего рода конструктор, собранный из множества деталей. Когда мне надо бежать (я этому пока учусь), накачиваю протез. На велосипеде езжу без проблем. Даже работать на высоте приходилось — делал замеры для веревочных парков, которые мы с друзьями внедряем в Украине. Главное достоинство такого протеза в том, что он не боится ни грязи, ни пыли, ни воды. Мечтаю подсобрать денег и поставить в него специальный переходник, чтобы стопа стала подвижной, тогда под водой в ластах она не будет тормозить. Я ведь раньше работал инструктором по дайвингу в Крыму. И нынешним летом, оказавшись на море, испытал свою искусственную ногу при погружении. Пришел к выводу, что ее нужно усовершенствовать.

    — А как долго поднимался на крымскую гору Ай-Петри?

    — Сорок минут от верхней станции канатной дороги. При этом, правда, опирался на финские тренировочные палки — так легче. Раньше тратил на это почти втрое меньше времени. Конечно, так много ходить, как прежде, тяжело. Самым большим препятствием оказались ступеньки без перил. Настроив протез, я так смело шагнул вниз по ступенькам, что не удержался и сделал кувырок вперед.

    Не надо думать, что Дмитрий только тем и занимается, что испытывает себя на прочность или без конца сует свою голову в пекло. Он не прекращал работать даже тогда, когда находился в больнице. Частное предприятие, созданное им еще до трагедии, занимается утеплением фасадов зданий и другими работами, требующими альпинистской сноровки. Пока не мог ходить, всеми организационными делами занимался в телефонном режиме.

    Учебу тоже не забросил — в июне, еще передвигаясь на костылях, поехал в Харьков защищать дипломную работу. Теперь он специалист по компьютерным технологиям.

    Хотя по натуре Дима все-таки экстремал. Ничего удивительного нет в том, что в конце сентября Дмитрий Беляеев судил участников 21-го чемпионата Украины по спелеотехнике. В первый день наблюдал за соревнующимися из бинокля, а на второй — был уже у труднодоступной скалы.

    Мобильности Дмитрия могут позавидовать даже здоровые люди. Чтобы быстрее привыкнуть к протезу, Дима не снимал его в течение дня, хотя врачи рекомендовали носить не больше получаса. Сейчас увечье молодого мужчины выдает едва заметная хромота. Но он ее не стесняется.

    — Я очень благодарен всем, кто поддерживал в трудное время: друзьям, спасателям, врачам, родным, — говорит Дмитрий. — А тем, кто осуждал меня после публикаций в прессе (скорее всего, это люди, никогда не бывавшие в горах и дальше своего носа ничего не видящие), скажу: по-другому я жить не умею.

    Анна Волкова

    Источник

    Похожие новости
  • Рыжий вернулся
  • Дело будет
  • Железный человек
  • Трудное счастье
  • Из новой жизни, в другую
  • Сила и воля Дмитрия Верфеля

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.