Жизнь в темноте


    В середине ноября принято отмечать Международный день слепых. Но не потому, что на дворе пасмурно да печально накрапывает дождик. Хоть аналогия и напрашивается, дата, 13 ноября, связана с возникновением в XVIII (!) веке первых школ для тех, кто не видит. А сегодня в мире более 124 миллионов незрячих людей. Более того, по данным ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), это число к 2020 году может увеличиться практически вдвое.
     
    слепыеВо многих странах мира в Международный день слепых проводятся мероприятия, цель которых — привлечь внимание общества к людям, потерявшим зрение и слабовидящим, а также создать условия для всестороннего участия этих людей в жизни общества. Челябинск в этом смысле — вполне законная точка на карте мира.

    Компенсировать дефект

    Сколько в нашей области людей, для кого не доступен свет, Татьяна Савицкая, председатель Челябинской областной организации ВОС (Всероссийское общество слепых), знает точно:

    — Сегодня в нашей организации зарегистрировано 4250 человек. Традиционно на учете стоят инвалиды по зрению первой и второй группы. Однако недавно на 20-м съезде ВОС было принято решение, что могут входить в организацию и инвалиды третьей группы. Значит, количество увеличится в два раза. Но на самом деле не все состоят на учете. Хотя отделение ВОС в нашей области существует почти 80 лет.

    Никто не гарантирован, что его обойдет чаша сия — слепота. Поэтому для людей каждого возраста сегодня выработаны способы и методы реабилитации, что, в сущности, сводится к тому, чтобы научить человека жить в темноте. Есть среди них такая категория — взрослоослепшие. Вот их-то, по словам Татьяны Савицкой, в первую очередь погружают в процесс реабилитации. А поначалу снимают последствия стресса, лечат психотравму. У нас в стране существуют три таких специальных центра — в Волоколамске, Бийске и Москве. Там учат премудростям ориентации в пространстве и другим важным вещам, о которых зрячий человек ни на секунду не задумывается. Но стоит завязать глаза, и на него обрушится целая гора проблем. А как тащить такую гору маленькому человеку?

    — Бывает, ребенок потерял зрение в детстве, — говорит Савицкая, — то родители остаются с этой проблемой один на один. И, как правило, не знают, как работать с таким ребенком, как его обучать, как развивать, как применяться к этой особенности. Если родитель не создал до семи лет ребенку условия для нормальной жизни, то сложно будет потом компенсировать дефект. Известно, что 90 процентов информации поступает к нам через орган зрения. Незрячему человеку приходится пользоваться компенсаторными особенностями — слухом, осязанием. Необходимо их применять и развивать, тогда дефект будет скомпенсирован. Но обучать с рождения слепых детей — это большая проблема, хотя у нас есть группы в специализированных садиках. 

    Говорящие предметы

    Наверное, каждый слабовидящий и незрячий человек знаком с Надеждой Топтуновой, руководителем Челябинского городского отделения ВОС. Это в ее ведомстве помогают людям и добрым словом, и техническими средствами реабилитации. Что может получить незрячий человек? Например, устройство для прослушивания говорящей книги, говорящий термометр. Теперь вот должны поступить говорящие глюкометры. Но и этого мало. Прогресс пошел еще дальше. Недавно в городской ВОС приобрели 25 компьютеров с программой синтеза речи. Это не роскошь, а жизненная необходимость, потому что все государственные услуги будут осуществляться через Интернет. Что еще нужно? Ко всему этому выдадут и тросточку. Это древнее устройство надежнее всего работает и действительно выручает. А еще незрячий может получить рекомендацию по трудоустройству.

    «Помогите сохранить работу!»

    Это просьба — крик о помощи всех инвалидов по зрению, для кого работа — источник существования. Пенсия-то совсем скромная. Но главное — это возможность приносить пользу обществу. Вещь, сами понимаете, необходимейшая для само-оценки.

    — Некогда предприятия ВОС были распространены по всей стране, — рассказывает Татьяна Савицкая. — Но теперь их сохранение — вопрос наиважнейший. В этом году мы пытались получить грант по обеспечению трудоустройством инвалидов по зрению на открытом рынке труда. К сожалению, грант нам выиграть не удалось. Кстати, сейчас где-то 250 инвалидов по зрению заняты на специализированных предприятиях, и столько же обучаются или работают на открытом рынке труда. Это юристы, психологи массажисты. Последние — наиболее востребованная профессия. Появляются и новые. Например, программисты. Вообще-то незрячие работают успешно в администрациях городов, в бюджетной сфере, в тех же библиотеках. Однако работодатель не всегда заинтересован нанять такого инвалида на работу. Он отдает пре-имущество здоровому человеку: не надо создавать рабочее место и переживать определенные опасения.

    И чего переживать? Вот Валерий Алексеевич Шилинцев, инвалид с полной потерей зрения, работает системным администратором сайта chelvos.org. На встрече с журналистами он презентовал работу с сайтом и сенсорным телефоном. Но для этого ему пришлось пройти обучение по специальности в Бийске, выучить наизусть клавиатуру, сдать специальные экзамены. Зато теперь есть возможность работать фрилансером.

    А вот Сергей Васильев из Верхнего Уфалея уже давно ищет место психолога. Но пока не получается.

    — Кстати, — добавляет Татьяна Павловна, — многое решается в паре. Есть такой вид деятельности — секретарь незрячего специалиста. И хотя сейчас выделяются субсидии на создание рабочих мест для инвалидов, в области из двухсот инвалидов по зрению трудоустроено только четыре.

    Сегодня в условиях кризиса удалось сохранить все четыре предприятия областной ВОС. Они работают в Златоусте, Магнитогорске, Миассе и Челябинске. Но на всех предприятиях упали объемы производства, сокращается численность персонала. Причина, считает Татьяна Савицкая, это отсутствие в законодательстве такого понятия, как социально ориентированное предприятие. С другой стороны, это коммерческое предприятие, которое должно приносить прибыль. Вот такие ножницы. Особенно катастрофическая ситуация сегодня сложилась на магнитогорском предприятии. Там большие долги по заработной плате — более четырех миллионов рублей. Люди находятся в неоплачиваемом отпуске. Нестабильно и на миасском предприятии. Поэтому незрячие просят помощи от областных властей.

    — Мы не иждивенцы, — говорит Савицкая. — ВОС вложила в эти предприятия 12 миллионов. Нам просто нужно вместе поискать пути решения. Ведь наша продукция востребована. Мы изготавливаем спецодежду, промышленные светильники, рубим бирку для для магнитогорского комбината. В Челябинске выпускаем асбестовые кольца для ВПК, в Златоусте — комплектующие для плитки «Мечта». Предприятия наши кооперируются с заводами. Это и спасение, и беда одновременно. Сохранить предприятия необходимо, потому что восстанавливать их будет сложнее. Если внедрять современные технологии, то дело пойдет.

    Особое школьное пространство

    — Наши люди не слепые, — убежденно говорит Тамара Телелюева, директор коррекционной школы № 127. — Знаете, говорят «душа слепая». Поэтому лучше говорить «незрячие». Хорошо, что на вывесках школ этого нет. Хотя у нас из образовательных учреждений есть еще интернат в Троицке. Больше и не надо.

    Тамара Николаевна не говорит «они». Только «мы». Это такой принцип погружения в непростую педагогику, которой отданы десятки лет. Она убеждена, что время пребывания в школе и дошкольном учреждении — самый продолжительный и важный период формирования личности.

    — Нам помогает системный подход, — поясняет Телелюева. — Опыт мы берем из общения друг с другом. В Челябинске нам повезло. Рядом с нашей школой находится детский сад № 138. Сюда водят дошкольников с такой же патологией. Рядом располагаются правление ВОС, реабилитационно-культурный центр, библиотека для слепых. Это очень удобно, что все сосредоточено в одном месте. У нас в школе не круг-лосуточное пребывание. Ребенок должен социализироваться в том месте, где живет. А это прежде всего самостоятельность. Сам — в транспорт, сам — из транспорта. Тебя видят люди, которые живут рядом. Ведь смысл гражданского общества в этом — признавать всех живущих рядом. И семья тоже должна привыкнуть к особенностям ребенка, не бояться этого и не стесняться.

    Поэтому-то ученики из школы № 127 и в спортивных соревнованиях участвуют, и в модном дефиле «Невозможное возможно» могут пройтись. Макияж, походка — все как полагается. Ведь ребята все видят. Только по-особен-ному. Школа сосредоточена не только на образовании. Приходится усиленно заниматься поддержкой здоровья детей. А недавно массово «заболели» легкой атлетикой. Благодаря участию в паралимпийском движении школьники успели побывать в Канаде, США, Англии.

    — Слепота — это самая страшная патология, — говорит Тамара Телелюева. — Но ты сам должен быть приятен для окружающих, опрятен. Наши дети добрее, быть может, потому что зла не видят. От этого они эмоционально ровные, душою чище.

    Доступна ли среда

    В Челябинской области существует областная программа поддержки инвалидов по зрению. Но она заканчивается в 2015 году. К тому же ежегодно уменьшается уровень финансирования мероприятий, в которых незрячие люди хоть как-то участвуют в жизни. Вот недавно собрали три команды КВН для участия во всероссийском конкурсе, но все больше благодаря энтузиазму организаторов. Проблема в том, что механизм выделения средств чрезвычайно неудобен: компенсации поступают только после того, как мероприятия прошли. От этого областная и городская ВОС вынуждены постоянно занимать средства. А так жизнь продолжается в том обществе, которое есть. Спрашиваем у Валерия Шилинцева: «Как вы садитесь в маршрутку?» Отвечает: «С этим есть сложности. Приходится спрашивать у окружающих, какой номер. Обычно городской транспорт встает на остановках, это удобно. А с маршрутками не очень. Они останавливаются где попало. А так передвигаться помогают современные устройства. У меня в телефоне стоит GPS-навигатор. Задаю маршрут с определенными точками. Помогают и звучащие светофоры».

    — Кстати, если вы оказались на перекрестке, — вступает в беседу Тамара Телелюева, — то не рекомендуем идти за женщинами. Это самые активные нарушители правил дорожного движения. Всегда нужно спрашивать. Не надо этого стесняться.

    Для слабовидящих и незрячих дороги — это концентрация опасностей. С тросточкой, постукивая по бордюрам, ступеням отважно движется человек. Если есть специальное покрытие, можно обнаружить край тротуара. Вот закругление перил. Оно должно быть перед ступенькой. Кстати, желтые полосы и желтые пятна на ступенях и на стеклянных дверях различаются. Но везде ли все продумано? Часто люди не знают, как помочь слепому на улице.

    Как пройти в библиотеку

    Не только незрячим, даже здоровым посетителям областная специализированная библиотека для слепых — точка удивления и познания. В этом признается директор Марина Кочутина:

    — Нашим читателям от 2 до 98 лет. В этом особенность нашей библиотеки. Мы работаем со всеми. И каждому рассказываем о своих ресурсах и технике. Мало кто знает, что незрячие люди пережили три информационные революции. Когда изобрели шрифт Брайля, они научились читать. Потом появились аудиокниги на пластинках. Сегодня уже господствуют компьютерные технологии. Однако основной фонд областной библиотеки составляют книги с рельефно-точечным шрифтом. Это понятно. Но большей популярностью пользуются все же говорящие книги. Раньше здесь выдавали на руки грампластинки, аудиокассеты. С наступлением эры цифры в ход пошли флеш-карты.

    Очень много текстов библиотека готовит к озвучиванию. Благо, есть специальные программы. Но как, например, озвучить отчет Газпрома? Приходится делать и такие вещи. Изготавливают в библиотеке и рукодельные книги. Они дорогостоящие, но нужные. И в этом помогают добровольные помощники.

    Если этого не делать, фонд может утратиться, ведь рельефы в книжках стираются. Мы, здоровые люди, этого и представить себе не можем, как выглядит, например, рельефный букварь. А это шесть толстенных «кирпичей».

    Сейчас около 250 инвалидов по зрению заняты на специализированных предприятиях, и столько же обучаются или работают на открытом рынке труда. Это юристы, психологи массажисты. Последние — наиболее востребованная профессия. Появляются и новые. Например, программисты.

    Сергей Таран

    Похожие новости
  • Поддержанные люди
  • Слепые дети Таджикистана: привычка к голоду и стыду
  • Слепые
  • Компьютерная грамота для незрячих
  • Тёмная сторона Москвы
  • Как выжить в Перми незрячему человеку?

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.