"Я живу с ВИЧ"


    «…В 2007 году я забеременела. Ребёнок был долгожданным и желанным. До этого мне ставили бесплодие. Встала на учёт в женскую консультацию, сдала анализы, в том числе на ВИЧ, результат - положительный. В одну минуту мир рухнул».


    Евгении 30 лет. Внешне она такая, что невозможно не любоваться. Алой помадой блестят губы, по-хорошему небрежно чёлка спадает на лоб, густые ресницы, улыбка, придающая ещё больше женственности. С диагнозом ВИЧ Женя живёт уже 6 лет.

    О диагнозе сообщили в женской консультации, хотя так нельзя. Отправили в центр «СПИД». Ехала, как в тумане. Там начали эпидемиологическое расследование, выяснили, сколько было партнёров. Позже я поняла, кто меня заразил — наркоман 2000-х, с которым на протяжении года у меня были отношения. Причём, он знал о своём ВИЧ-статусе. Он меня заразил ещё и гепатитом С. В то время надо было пройти ещё и абортные комиссии, а для меня это было совершенно не выходом. Я очень хотела и ждала этого ребёнка. В центре познакомилась с такими же ребятами, как я. Они мне сказали: «Отстаивай свою женскую позицию иметь ребёнка, не соглашайся на аборт». Отстояла. Начала принимать химиопрофилактику «от матери-к ребёнку». Беременность протекала благополучно. Рожала сама. Роды были непростыми, был риск инфицирования. Сейчас у ребёнка сразу берут анализ на ВИЧ, а тогда я ждала полтора года, чтобы точно убедиться в том, что ребёнок здоров. Когда дочери исполнилось 1 год и 8 месяцев, мы сдали анализы, результат отрицательный, нас сняли с учёта. Это было, как камень с души. У меня крылья выросли.

    Детство? Росла в лихие 90-е. В школе училась на «3» и «4», затем родители настояли, чтобы высшее образование было экономическим, сама мечтала стать врачом. Поступила на экономиста, но математику так и не полюбила, бросила. Закончила курсы парикмахеров, работала. Потом вот беременность. Когда забеременела, была такая счастливая, что решила — надо получать высшее образование. Поступила в ЗабГУ. В этом году защищаю диплом. Сейчас не замужем. Мы разошлись с отцом ребёнка, но по личным причинам, не из-за ВИЧ. Он от меня ВИЧ не заразился, здоров. Мужчина в четыре раза реже заражаются от женщин. Всё зависит от вирусной нагрузки. У меня не было высокой вирусной нагрузки, да и сейчас её нет. Я не принимаю терапию, пока нет необходимости. Анализы хорошие.

    Общаюсь в интернете с ребятами, такими как я, общаюсь и со СПИД-диссидентами, которые отрицают это заболевание. Причём, они начинают агитировать инфицированных женщин отказаться от терапии, говорят, что при беременности нельзя пить никакие таблетки. Некоторые ведутся на всё это, отказываются от лечения. Встречаются и такие мамочки, которые, будучи инфицированными ВИЧ, начинают кормить ребёнка грудью, а это прямой путь к заражению. Объясняю им всё, привожу примеры, надеюсь, что переубеждаются.

    Кто знает? Я не считаю нужным говорить о своей болезни родственникам. Я уже взрослая. Это моя ошибка, моя жизнь, я сама несу за неё ответственность. Зачем говорить родителям, они уже в возрасте. Как бы им ни преподнести информацию, у них перед глазами будет одно — СПИД.

    Знаете, я всё это перенесла только благодаря своему характеру. Конечно, были моменты очень тяжёлые. Помню, лежала на Курнатовского в гинекологической больнице. А там условия ужасные. Раз в неделю — осмотр на кресле. Легла, а они читают мою карту: «ВИЧ, гепатит С. Ну ваще, вся инфицированная». Неприятно, да. Но не повод сдаваться.

    Не сдаюсь никогда. Мечтаю о любимом муже, здоровой семье, хочу родить сына.

    Виноват сам

    Виталий с диагнозом ВИЧ живёт уже более 14 лет. Он из ВИЧ-инфицированных старой закалки, если так можно говорить. Тогда, в конце 90-х, чаще всего ВИЧ заражались через иглы, употребляя наркотики.

    Детство, как у всех детей, до поры до времени. А потом пошло-поехало. Я в 14 лет попробовал пиво. В 17 лет начал колоться. Мой знакомый изредка увлекался этим, предложил: «Хочешь попробовать?». Один раз укололся — понравилось, а потом просыпаешься утром, а у тебя сопли бегут, кости выворачивает наизнанку, физическая боль неимоверная. Я укололся сразу героином. Ощущение — феерическое состояние, ты можешь двигаться быстрее, не объяснишь это чувство. А потом ты уже без наркотиков и жить не можешь. Колешь эту дозу, чтобы просто не болеть и быть, как кажется, обычным трезвым человеком. А потом поздно. Я уже в школе не учился. Подрабатывал.

    Родители поняли, но не с первого раза. Нашли шприц. Что сказали? Били. Кололся года полтора. Сильно. Каждый день. Работал. Когда работал, возможности были: крутил, мутил, чтобы деньги были на руках. Потом настал тот момент, что мать позвонила моему начальнику и сказала, что я колюсь. Он мне дал денег: «Иди ложись в клинику. Лечись». На эти деньги ещё три дня прокололся. Потом столько всего приключилось, решил, что буду бросать. И то после того, как бросил, раз в месяц я кололся. Бросал сам. Четверо суток я вообще не помню. Дома — мать в слезах. На четвёртые сутки меня привезли в «Спасательный круг». Посадили на диван. У меня ломка. Спрашивают: «Сколько дней прошло?» Говорю: «Четвёртые сутки». Он мне тупой вопрос задаёт: «Колоться будешь?». А у меня одна мысль — уколоться. Я обматерил его, ушёл. Смысл сидеть с ним разговаривать — будешь, не будешь. Мы съездили с братом в аптеку, купили обезболивающие. Колол себе три недели обезболивающие.

    Потом посадили за кражу. Это помогло, сильно помогло. Пересмотрел приоритеты, к наркоте меня не тянет. Даже взять анашу, я последний раз её пробовал в 2008 году. Мне не нравится. Мог выйти, освободиться и опять начать колоться, но я решил изменить всё.

    ВИЧ у меня давно. С 18 лет. Узнал об этом, когда центра «СПИД» ещё не было. Я попал в больницу с гепатитом, а потом приехали домой врачи и сказали мне, что у меня ВИЧ. Ощущения? Тогда я мало что знал об этой болезни. Просто глухо как в танке — первая реакция. Относился к этому спокойно. У нас же это не было развито конце 90-х. Но я сразу сказал матери, как только врачи ушли. Говорю: «У меня СПИД». Я сам думал, что ВИЧ и СПИД одно и тоже. Она зарыдала. Колотила, била, а толку-то что. Тогда люди, которые узнавали, смотрели, как на прокажённого. Всякое было, и посуду с хлоркой после меня мыли. Первые шесть лет я не лечился. Я пытался от этого уйти и не думать об этом. Из колонии освободился тяжёлым. Начал принимать терапию. Бросал. Устал. Тяжело постоянно пить таблетки. Утром-вечером, через каждые 12 часов. Без них человек — не жилец. Месяц-два, — начинается температура, очень тяжело. Организм слабеет.

    Чем занимаюсь? Не работаю. У меня инвалидность. Так же, как и все нормальные люди — живу да и всё. У меня братья, сёстры, помогаю им. Весело. Семьи нет. Насчёт семьи, знаете, каждый думает по-своему. Я влюблялся и сильно влюблялся. Но наставал момент, когда мне надо было решать, что делать. Некоторые к этому нормально относятся: можно же и не заразить. Но меня мучает мысль — вдруг я заражу человека, которого люблю. Конечно, многое зависит от партнёра, от партнёрши, как кто будет реагировать. Я просто разворачивался и уходил. Не хотел даже говорить ничего. Жалеть об этом? Не знаю. Меня пугает слово «вдруг». Да, можно создавать семью, дети рождаются здоровые, живут нормальной жизнью. Вот, например, у меня сын, живёт, растёт, а сколько мне жить осталось — год, два, три, четыре? А дальше, что с ним будет, кто его будет растить?

    Близкие родственники знают о моём диагнозе, за столько лет-то уже. Привыкли. Да, конечно, порезался — всё равно стараешься и сам не подпустить, и они сами не лезут.

    О чём мечтаю? Путешествовать. Ездить по миру. Хочу увидеть мир. Пока здесь. Езжу в леса. Нравится ездить. Особенно за ягодой сходить. Лес везде разный.

    Почему так получилось в 17 лет? Меня никто не заставлял. Я сам же это всё. Мне предложили, а выбор был мой. Винить могу только самого себя. Это уже есть, от этого не убежишь, это надо оставить и жить с этим. Человек попадает из одной крайности в другую. Когда я бросил наркоту, начал пить. Мог не пить, а потом сорваться и потеряться на две недели. До тех пор, пока не упаду, организм не вывозит. Сейчас этого нет.

    Мне вопрос: «Как я живу?», — никто не задавал уже сто лет. Не живу. Существую. Внутренне, конечно, тянусь к хорошему. Может лет через 10-15 изобретут вакцину. Пока — день прошёл, и хорошо.

    Татьяна Пояркина

    Похожие новости
  • Никому не нужная.
  • Судьба Моя
  • Небольшая история
  • Андрей и Светлана
  • Просто хочется жить дальше
  • Я живу в Майкопе

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.