Почему растет число детей-инвалидов?


    Инвалидами не всегда рождаются, иногда ими становятся. Почему в стране постоянно увеличивается количество детей-инвалидов? Ответ на этот вопрос попытался найти в среду на пленарном заседании мажилиса депутат Турсунбек Омурзаков.

    Согласно официальным статистическим данным, озвученным народным избранником, в настоящее время около 64 тысяч детей имеют различные виды инвалидности. Это составляет 1,3% от общего количества детей или 10% от общего количества инвалидов в стране. При этом число малышей с ограниченными возможностями растет из года в год. За последние пять лет увеличение произошло на более чем 40%, с 44, 9 тысячи в 2007 году до 64 тысяч — в 2012 году.

    - Значительную часть в структуре детской инвалидности (а это более 10 тысяч детей) занимают различные формы детского церебрального паралича (ДЦП), — подчеркнул мажилисмен. — При этом ДЦП является тяжелым заболеванием, связанным с повреждениями функций головного мозга, которое проявляется в раннем детстве и требует постоянной и длительной реабилитации.

    Вместе с этим народный избранник отметил очевидный нонсенс — сейчас чиновники много и серьезно говорят о реальном улучшении качества жизни казахстанцев за последние годы, а вот больных детей почему-то при этом меньше не становится. И эксперты связывают рост детской инвалидности не только с ухудшающейся экологической обстановкой и врожденными генетическими заболеваниями, но и не в последнюю очередь с неудовлетворительным медицинским наблюдением — поздним выявлением заболеваний и отклонений у маленьких пациентов и, соответственно, несвоевременным началом их реабилитации. Если все так хорошо, то почему же с нашей медициной все так плохо?

    С законодательной точки зрения в этом отношении, конечно, все в порядке. Официально признается, что раннее выявление и коррекция нарушений является залогом успешного воспитания и обучения детей, их социальной и образовательной интеграции, снижения уровня инвалидности и пр. В настоящее время выявление детей, имеющих отклонения в развитии, осуществляется в соответствии с правилами организации скрининга психофизических нарушений у детей раннего возраста, представляющего собой стандартизированное обследование детей до 3-х лет (приказ министра здравоохранения Республики Казахстан от 29 января 2003 года).

    - В то же время практика показывает, что положения данных правил зачастую не выполняются, — констатировал Омурзаков. — Охват детей скринингом остается невысоким, сведения о детях, имеющих нарушения в развитии, из медицинских учреждений не передаются в специальные коррекционно-развивающие учреждения. В результате из-за несвоевременной диагностики и мер раннего реагирования многие дети, имеющие отставания в психофизическом развитии, обрекаются на инвалидность.

    «Пробить» реабилитационные курсы для ребенка-инвалида тоже не так уж и просто. Во-первых, в специализированных учреждениях для реабилитации детей-инвалидов хронический дефицит мест. В некоторых регионах необходимые центры реабилитации просто отсутствуют.

    - «Выбивание» родителями квот и ожидание очередей в реабилитационные центры в Астане и Алматы — вот сегодняшние реалии семей, имеющих детей с инвалидностью, — заявил народный избранник.

    В подтверждение своих слов он привел примеры. Так, по данным депутата, чтобы попасть в Республиканский детский реабилитационный центр Астаны, родители порой стоят по четыре года в очереди. При этом многим детям для получения положительных результатов реабилитации необходимо прохождения курсов лечения минимум два раза в год. Вот и посчитайте, сколько при таком подходе шансов у малыша вернуться к нормальной жизни.

    Нормально учиться у таких детей тоже возможностей немного. На сегодняшний день мировая тенденция идет по пути инклюзивного образования, т.е. совместного обучения детей-инвалидов с обычными сверстниками, которое дает им возможность для полноценного развития. Однако, несмотря на радужные цели по развитию инклюзивного образования, красиво расписанные в специализированной госпрограмме, по факту многие образовательные учреждения совершенно не готовы к интеграции детей-инвалидов в обычную образовательную среду. Там отсутствуют специально подготовленные преподаватели, нет методических пособий для обучения, специальных устройств и обучающих материалов для таких учеников.

    - Социальная помощь детям-инвалидам и их родителям в стране ограничена выдачей социальных пособий и льгот, — отметил Омурзаков. — При этом отсутствует последовательная социальная работа с семьями, воспитывающими детей инвалидов. Не отслеживаются бытовые условия, в которых они проживают. По данным комитета по охране прав детей специальными социальными услугами охвачено только 30 процентов таких детей.

    Подытоживая запрос, депутат подчеркнул, что пора признать — в стране, по сути, отсутствует системная политика по реабилитации больных детей и возвращению их в общество. А ведь речь идет о десятках тысяч таких «потерянных» малышей. И их количество постоянно растет. Во многом из-за того, что государству они безразличны.

    Камиль Аянов

    Похожие новости
  • Город без барьеров. Как Москва приспосабливается к нуждам инвалидов
  • Количество инвалидов в России за полгода снизилось
  • Рост детской инвалидности угрожает экономике
  • UNICEF: Дети-инвалиды находятся среди наиболее уязвимых слоев населения Зем ...
  • Оптимизация охватила паралич
  • Президент РФ призвал Генпрокуратуру быстро реагировать на нарушения в сфере ...

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.