Пасынки родины.


    На днях Псковский областной суд отменил усыновление Кирилла Кузьмина американской семьей Шатто, удовлетворив тем самым иск регионального управления соцзащиты населения. Теперь проживающего в США ребенка должны передать органам опеки и попечительства Псковской области.

    закон димы яковлева

    Большинство детей, не усыновленных американскими семьями из-за «закона Димы Яковлева», остаются в российских детдомах
    На этой неделе исполняется год «закону Димы Яковлева», запретившему американцам усыновлять детей из России. Большинство детей, уже подготовленных к усыновлению в США, но оставшихся в нашей стране, до сих пор продолжают находиться в детдомах, а двое из них за этот год умерли. Тем временем российские суды начали отказывать в усыновлении гражданам других государств, при том что число детей-сирот в РФ превышает 100 тысяч. «Закон Димы Яковлева» поставил крест на мечте девятилетнего Джека Томаса расти с родным братом. Джека еще в декабре 2008 года в возрасте четырех лет усыновили американцы Рене и Джон Томасы, забрав его из детского дома в Курске. «В тот месяц, который мы провели в Курске, оформляя документы, чтобы забрать Джека домой, мы узнали, что его родители отказались от его родного брата Тедди (Коли), родившегося в июне 2008 года», – рассказала «НИ» Рене Томас. Семья решила: братья должны расти вместе. Им пришлось подождать год, чтобы начать собирать документы. Согласно российским законам, если за такой период ни одна русская семья не захочет усыновить ребенка, это могут сделать иностранцы. «В декабре 2009 года мы встретились с братом нашего сына в Курске. За неделю встретились около 10 раз. Не верилось, но он был так похож на Джека!» – вспоминает Рене Томас. Однако судебные слушания по усыновлению переносили девять раз, а затем вышел закон, сделавший невозможным воссоединение братьев. «Я уверена, этот запрет не был введен, чтобы не дать детям переехать в любящие семьи», – говорит Рене и объясняет, что все еще не теряет надежду усыновить Тедди.

    Между тем вчера Псковский областной суд потребовал вернуть в Россию Кирилла Кузьмина, одного из двух братьев, усыновленных американской семьей Шатто. Иск был подан после смерти брата мальчика – Максима, который погиб во время игры во дворе дома 21 января. Результаты медэкспертизы в США показали, что произошедшее не связано с насилием в семье, российская же сторона считает, что мальчика били приемные родители.

    «Закон Димы Яковлева», по официальным данным, оставил в России 259 детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, которые уже могли бы жить в американских семьях. По неофициальным данным, таких детей около 700. Лишь малая часть из них за это время обрели семью в России, большинство же остаются в детских домах. По данным аппарата вице-премьера Ольги Голодец, из 259 сирот усыновили или взяли под опеку 103 ребенка, еще двоих забрали родные семьи, а 59 находятся «в процессе передачи в семьи граждан». При этом 95 остаются в детских домах, из них 35 – инвалиды. Еще двое детей, страдавших врожденным пороком сердца, умерли.

    Сторонники принятия «закона Димы Яковлева» убеждали, что сирот начнут активно брать российские семьи, а государство им в этом будет помогать. Эксперты же предупреждали, что принятие закона преждевременно: большинство россиян не готовы к усыновлению, тем более детей с инвалидностью и с ограниченными возможностями здоровья. Так, по словам уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, иностранцы в 16 раз чаще берут в свои семьи детей-инвалидов. Согласно исследованию Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, только 1,7% респондентов уже делали или предпринимают шаги по усыновлению и всего 16% выразили желание так сделать в будущем.

    Несколько американских семей до сих пор надеются, что им позволят усыновить детей в России. С такой мечтой живет семья Катрины Моррисс из Лос-Анджелеса, которая не успела удочерить девочку Леру с синдромом Дауна, до сих пор находящуюся в доме ребенка № 1 в Петергофе. Они дали ей новое имя – Наташа, которое означает новое рождение. Девочка родилась практически в канун католического Рождества: 19 декабря ей исполнилось 8 лет. На днях Катрина отправила ей в подарок платье. Впервые Стивен и Катрина Морриссы встретились с Лерой-Наташей в июле 2012 года. «Я знаю язык жестов и работала с детьми с синдромом Дауна. Мы решили усыновить ребенка, который, скорее всего, не найдет семьи в России», – рассказала «НИ» Катрина Моррисс. Они видели девочку всего три дня и успели полюбить. Девочка, судя по ее реакции на снятых видео, тоже была им рада. Уезжая, они пообещали вернуться, но судьба распорядилась иначе. «Мы рады, что она в хорошем детском доме. И надеемся, что кто-нибудь из России возьмет ее в семью, но шансы из-за синдрома Дауна слишком невелики», – говорит Катрина, поясняя, что до них усыновители девочкой не интересовались. Ее семья – одна из тех, которые обратились в Европейский суд по правам человека, пытаясь отстоять свое право забрать к себе сирот из России: «Я не знаю, поможет ли это, но я хочу быть уверенной в том, что сделала все, чтобы удочерить Наташу».

    Напомним, в январе этого года четыре американские семьи обратились в ЕСПЧ, где заявили о нарушении их прав и потребовали отменить «закон Димы Яковлева». Они считают, что Россия нарушила статью 8 (вмешательство в семейную жизнь) и 14 (дискриминация) Европейской конвенции по правам человека. Уже 29 января суд принял решение рассмотреть жалобы в ускоренном порядке и объединил дела к тому моменту 23 заявителей в одно. Сегодня заявителей уже 32. В конце ноября ЕСПЧ коммуницировал эти жалобы, попросив российское правительство рассказать о судьбе детей и разъяснить, как запрет на усыновление соотносится с международным российско-американским соглашением, ведь в случае выхода из него одной из сторон оно продолжает действовать еще год.

    Первый ответ пришел из Министерства иностранных дел РФ. «Многие из этих детей уже переданы российским усыновителям. У меня нет сейчас статистики, но их довольно приличное количество», – заявил уполномоченный МИД РФ по правам человека Константин Долгов. По его словам, США так и не предоставили России конкретную информацию о потенциальных приемных родителях детей, которые должны были уехать в Америку. «Выяснилось, что большая часть потенциальных усыновителей даже не приезжали в Россию и не встречались с детьми. Как можно установить связи с детьми дистанционно?» – отметил г-н Долгов. Позже ответ дал и премьер-министр Дмитрий Медведев: «В настоящий момент не попали в новые семьи 95 сирот». А Павел Астахов сказал, что политика усыновления в России не противоречит рекомендациям Совета Европы.

    Запрет на усыновление детей американскими семьями ввел закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ». Документ был подписан Владимиром Путиным 28 декабря 2012 года и вступил в силу 1 января 2013 года. Этот закон был ответом России на принятый в США «акт Магнитского», запретивший въезд в страну российским чиновникам, причастным к гибели в СИЗО юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Закон окрестили именем мальчика Димы Яковлева, погибшего в машине, когда его приемный отец из США случайно оставил в ней ребенка на несколько часов – машина находилась на солнцепеке, а мальчик был пристегнут в детском кресле.

    Всего в США за последние 20 лет погибли около 20 детей, усыновленных из России. Официальной статистики гибели приемных детей в российских семьях нет, но Павел Астахов в 2010 году признавался, что в России ежегодно гибнет от 9 до 15 усыновленных детей. Г-н Астахов утверждает, что дети, разлученные с потенциальными американскими родителями, из-за этого не страдают: «99 процентов из этого списка – дети не старше 2010 года рождения. Последний визит американских усыновителей в Россию не мог состояться позже 31 декабря прошлого года. Хотите сказать, маленький, пусть даже трехлетний ребенок помнит тех дядю и тетю, с которыми виделся в лучшем случае два-три раза? Ходит и испытывает моральные страдания?»

    В течение 2013 года было также законодательно запрещено усыновление детей из России гражданами тех стран, которые не имеют с РФ договора об усыновлении и где разрешены однополые браки. Пока такие договоры есть у РФ только с Францией и Италией. В итоге суды начали отказывать семьям из Швейцарии, Испании и других стран. Например, 3 декабря Волгоградский областной суд не дал россиянке Елене Алексеевой-Пошон и ее мужу Ивану Пошону, гражданину Швейцарии, усыновить 4-летнего Рената, больного артрогрипозом. Решение было мотивировано новыми правилами усыновления для иностранцев. «Отказные суды прошли в Мурманске, Чите, других городах. И люди больше не рискуют, ждут», – рассказала «НИ» Елена, русская женщина, которая уже 11 лет помогает детям из РФ найти испанских родителей. Испанские семьи объединились, провели несколько акций и собрали 30 тыс. подписей за скорейшее подписание договора. На этой неделе правительство Испании подтвердило, что готово к подписанию соглашения.

    Один из авторов «закона Димы Яковлева» Екатерина Лахова сказала «НИ», что о тех 95 сиротах, которых не забрали в семьи, уже все сказал Дмитрий Медведев и она лишь может повторить его слова. После чего г-жа Лахова повесила трубку. А Дмитрий Медведев еще 6 декабря сказал, что процесс устройства этих 95 детей будет доведен до логического завершения: «Нашими детьми мы должны заниматься сами».

    «Этот год только убедил нас в правильности решения», – заявила «НИ» активно поддерживающая документ с самого начала заместитель председателя комитета Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Баталина на вопрос о том, не сожалеет ли она сегодня о своем голосе «за», зная, что 95 сирот из тех, кого хотели усыновить американцы, еще живут в детских домах. По ее словам, ситуация на территории США в отношении усыновленных детей не стала более прозрачной: «Неприятным потрясением стало расследование агентства «Рейтер» о существовании интернет-биржи по обмену усыновленными детьми. Выяснилось, что в эту систему попало и 26 детей из России, некоторые из которых подвергались сексуальному насилию».

    Несмотря на заверения сторонников «закона Димы Яковлева» о том, что в России будет развиваться система усыновления и семьи будут брать к себе больше детей, скачка российских усыновлений за последний год не произошло, говорит «НИ» президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская: «Из ребят, которые не отправились в США, в детских домах сидит еще около сотни. Они остались в системе, которая однозначно калечит детей и не дает им шанса на нормальное будущее». Из положительных последствий документа г-жа Альшанская отмечает лишь дискуссию на тему детских домов: «Возник проект нового положения об устройстве детских домов, довольно революционный с точки зрения тенденции перехода на семейный тип проживания воспитанников».

    Из-за «закона Димы Яковлева» Россия потеряла возможность отслеживать судьбы детей, ранее усыновленных американцами. «Раньше все американские родители высылали отчеты, агентства переводили их на русский и отправляли органам опеки. Сейчас агентства закрыты, куда отправлять отчеты – неизвестно», – рассказала «НИ» жительница Америки Лариса Уланова, имеющая двойное гражданство России и США и усыновившая ребенка с инвалидностью из Московской области в 2012 году.

    По официальным данным, в России насчитывается около 110 тысяч детей-сирот, причем 85 процентов из них – это дети при живых родителях. За минувший год число сирот сократилось на 16 тысяч, в семьи же было передано около 66 тысяч детей, что на 7 процентов больше, чем годом ранее. «Было пересмотрено и законодательство для российских усыновителей. Сделать ребенка членом семьи теперь стало проще, например, стало легче собирать документы, сокращено их количество», – говорит «НИ» руководитель проекта «Успешные сироты» бывший воспитанник детского дома Александр Гезалов.

    До «закона Димы Яковлева» некоторые американские семьи успели усыновить по пять детей из России

    За прошедшие 20 лет американские семьи усыновили более 7 млн. детей из различных стран мира, в том числе почти 60 тыс. из России. Два ребенка из Москвы есть и в Чикаго – братья Михаил и Геннадий, усыновленные еще в конце прошлого века. Михаил в нынешнем году получил диплом Чикагского университета по специальности «хирург» и уже работает в одной из лучших больниц города North Western Memorial Hospital. Геннадий в будущем году заканчивает учебу в том же Чикагском университете – он станет инженером в области электронной техники. Михаил уже женат, вскоре у него родится ребенок. У Геннадия есть невеста – тоже студентка Чикагского университета. Они условились отпраздновать свою свадьбу в день получения ими университетских дипломов.

    Чемпионами по усыновлению детей из России являются две американские семьи, усыновившие по пять детей, – Джон и Кети Симонс из города Камас, штат Юта, и Джеф и Элайн Джолли из города Джулиет, штат Теннесси. Супругам Джолли сложнее всего далось усыновление пятого ребенка – трехлетнего Димы. Джеф Джолли смог забрать ребенка только после серии поездок, которые обошлись ему в 50 тыс. долларов. Директор агентства, содействующего усыновлению детей из-за границы, Джим Савлей говорит «НИ», что процедура усыновления российских детей – самая сложная среди всех стран мира.

    Но еще больше переживаний пришлось испытать другим американским семьям, которые уже оформили все необходимые документы для усыновления российских сирот, но так и не смогли увидеть этих детей в своих домах. К числу таких семей относятся Майк и Наталия Свини, проживающие в городе Цинциннати, штат Огайо. Они побывали в Санкт-Петербурге и влюбились в четырехлетнего Константина, находившегося в детском доме. Супруги навещали этого мальчика каждый раз во время своих поездок в Санкт-Петербург и проводили с ребенком по нескольку часов. Все документы были оформлены, но из-за вступления в силу в конце прошлого года запрета на усыновление российских детей американскими семьями Константин остался в детдоме.

    Борис Винокур, Чикаго

    В Германии многие усыновленные из России больные дети превращаются в здоровых

    В 2011 году граждане Германии усыновили в России 215 детей-сирот, в 2012 году – 129, в нынешнем – тоже около 130, хотя точной статистики пока нет. Однако в связи с тем, что в Германии разрешены однополые браки, и в таких семьях есть приемные дети, перспективы усыновлений российских детей немецкими парами по известным причинам не вполне безоблачны и радужны.

    Сотрудники немецкой организации Zukunft fur Kinder e.V. («Будущее для детей»), помогающие усыновлять детей из России, отмечают, что за все годы не было ни одного случая отказа немецких родителей от усыновленного ребенка. Усыновление из России через организацию обходится приемным родителям в 25–30 тыс. евро. Цена зависит от того, в каком городе находится детдом и как долго длится процесс. Перед тем как подать документы на усыновление, каждая немецкая пара, собирающаяся взять ребенка из России, посещает специальные занятия, слушает курс лекций по российской истории и культуре и даже выполняет домашние задания.

    Корреспонденту «НИ» удалось побеседовать с жительницей Мюнхена фрау Бакхаус, удочерившей три года назад трехлетнюю девочку из Новосибирского детского дома. В Германии девочке сделали серьезную операцию, так как у нее был врожденный порок сердца. Сейчас ребенок здоров и даже занимается спортом. Родители, будучи людьми состоятельными, хотели бы усыновить еще одного российского ребенка, но, вспомнив, что первое усыновление из-за бюрократической волокиты растянулось почти на два года, решили взять второго ребенка из Таиланда или одной из африканских стран. Расовое отличие для многих немецких усыновителей «противопоказанием» не является, а вот мытарства и бюрократические препоны немцев от России отпугивают, и второй раз отваживаются на усыновление российского ребенка очень немногие.

    Диагнозы, связанные с умственной неполноценностью и задержками развития, очень часто у усыновленных за границу российских детей затем не подтверждаются. Или болезнь вылечивается просто заботой, вниманием и родительской любовью. В начале 90-х корреспондент «НИ» познакомилась в Петербурге с двумя канадскими парами (имеющими собственных здоровых детей), которые приехали в Россию и занимались оформлением документов для удочерения двух пятилетних девочек с диагнозом «олигофрения». Сейчас одна из них уже замужем, имеет двух детишек, вторая учится на математическом факультете Ванкуверского университета.

    Адель Калиниченко, Мюнхен

    Диана Евдокимова

    Похожие новости
  • Астахов: «В РФ никогда не будет чайлд-брокеров, торгующих детьми»
  • Совершенствование Закона Ирода. Депутаты Госдумы хотят разнообразить «антис ...
  • Заложники «большой политики»
  • Лэндре: "Заберите детей из детских домов"
  • Совфед, геи и сироты
  • Госдума приняла во втором чтении законопроект о запрете на иностранное усын ...
  • Справороссы предложили отменить "закон Димы Яковлева"
  • Иностранцы чаще, чем россияне усыновляют российских сирот-инвалидов
  • Дети напрокат
  • Социологический опрос Левада-центра: "антисиротский закон" расколол страну

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.