Пять дистанций Маши Иовлевой


    Отважная лыжница и биатлонистка к борьбе за медали Паралимпиады готова. Четыре года назад Мария Иовлева стала знаменитой на всю Россию. Девочка из северной глубинки, будучи обделенной очень многим, что необходимо в жизни, вдруг все получила в изобилии.


    Сразу после двух побед на ванкуверской Паралимпиаде 20-летняя девушка-сирота, глухая и с атрофированными от природы ногами, переехала из специнтерната в собственную квартиру, получила несколько миллионов рублей в качестве премии от правительства РФ и Коми. Более того, у нее даже нашлась мама!

    Ирина Кочкина (в девичестве — Иовлева) рассказывала журналистам о своей несчастной молодости: когда ее муж служил в армии и медсестры в роддоме якобы уговорили ее отказаться от больной девочки, которая умрет во младенчестве. И она в течение 20 лет так и думала, что этот несчастный ребенок умер, и потому никогда даже не вспоминала о нем.Уже в Ванкувере, сразу после завоевания Машей второго олимпийского «золота», старший тренер сборной России Ирина Громова в шутку сказала чемпионке: ну, теперь и мама у тебя найдется. Как ни печально, эта шутка оказалась пророческой: Ирина Кочкина дала о себе знать уже через несколько дней.

    Но тренер Маши Александр Поршнев, который привел ее в спорт и занимался с ней все время, в разговоре с корреспондентом «Труда» еще сразу после Ванкувера уличил Кочкину в лукавстве.

    — В течение пяти лет до Ванкувера Маша выступала на соревнованиях, и о ней регулярно писали местные газеты. Но до успеха на Паралимпиаде мы всегда были стеснены в средствах. Однажды с помощью журналистов мы в Коми организовали сбор средств через местное телевидение и газеты. Чтобы подготовить Иовлеву к всероссийским и международным соревнованиям, понадобились немалые деньги на лыжи, экипировку, поездки на тренировочные сборы. Об этом в местных СМИ была целая серия репортажей. Откликнулись многие люди, в том числе незнакомые. Один бизнесмен пожертвовал 150 тысяч рублей, а совсем небогатые давали по 5, по 3 тысячи рублей. И мы им тоже были очень благодарны.

    Но мама тогда на нашу просьбу о помощи не откликнулась. Хотя трудно представить, чтобы, живя в одном регионе, она не могла не узнать о нашем призыве. Нашлась мама тогда, когда Маше за успехи на Паралимпиаде выплатили немалые деньги.

    А воспитательница Маши Татьяна Линдт рассказала «Труду», что сестра Ирины Кочкиной — родная тетя Маши — давно работает в сыктывкарском медицинском техникуме, который ежегодно присылает в интернат на практику своих студентов. А там в фойе с 2005 года висел стенд, посвященный спортивным успехам Иовлевой еще на детских чемпионатах республики Коми, плюс местные СМИ давно публикуют статьи о ней. А мама и ее сестра объявились, лишь когда Маша за свои победы в Ванкувере заработала большие деньги.

    Да, помогать следовало раньше. До семи лет Маша жила в доме ребенка в Ухте, потом ее отдали в дом-интернат Сыктывкара. В ее группе из 10 человек были больные церебральным параличом, с умственными отклонениями. Для таких детей в нашей системе образования не предусмотрено обучение грамоте, а тем более каким-то наукам. И потому получилась, что Иовлева, будучи глухой, но имея от природы нормальные умственные способности, вынуждена была обучаться по одной программе с «ментальщиками».

    Поршнев тренировал инвалидов и до Иовлевой. Но эта девочка в 10-летнем возрасте просто удивила его — как она ловко карабкалась на руках вверх по лестнице, и еще громоздкую коляску за собой тащила! А в ногах сила, как у трехлетнего ребенка даже сейчас. Если бы с самых малых лет у грамотного специалиста по лечебной гимнастике Маша занималась, то ногами лучше бы управляла. Пусть не как нормальный человек, но хотя бы с костылями или палочкой — вполне. А так при наличии ног ей приходится соревноваться с ампутантами. Прибавляется дополнительное неудобство: стандартный боб, который крепится на лыжи и на котором сидит ампутант, приходится переделывать под Машины ноги, которые у нее есть в наличии, но притом не действуют. Более того, на лыжных гонках эти ноги оказываются не просто бесполезными: по сравнению с соперниками-ампутантами Маша «тащит» в гору еще пару десятков лишних килограммов.

    Уже по прошествии четырех лет после канадского триумфа главными людьми в жизни Иовлевой остаются Поршнев и Линдт. Они по-прежнему отдают чемпионке все свое рабочее и большую часть личного времени. При этом не тянут одеяла на себя.

    — Машу грамоте выучила не я, а другая наша воспитательница — Галина Шулепова, — рассказывает «Труду» Татьяна. — Маша и еще один мальчик выделялись в группе своей сообразительностью, и Галина Васильевна научила их буквам по собственной инициативе. Потом я по мере возможности старалась продолжить развитие. Конечно, если бы с Машей занимался с двухлетнего возраста специалист по слабослышащим, то с интеллектом у нее сейчас было бы гораздо лучше. Сейчас компьютер очень помогает ей, и первый ноутбук еще до Ванкувера купил Поршнев.

    После Ванкувера Маша переехала из интерната, где жила в одной комнате с девятью больными детьми разного возраста и пола, в собственную двухкомнатную квартиру.

    Живет Маша на первом этаже. В ванну сама может залезать — она достаточно физически сильный человек.

    Были бытовые сложности — узкие дверные проемы, лестничные пролеты и т.д. Но дело взял на контроль губернатор, и сделали пандус и все остальное, что требуется инвалиду-колясочнику.

    В одном из телерепортажей показывали парня-инвалида и представляли его как жениха Маши. Но, по словам Поршнева, этот парень, Ваня Голубков, ни женихом, ни бойфрендом (как сейчас принято называть) он для Маши не является — они лишь вместе тренируются много лет. Ваня входит в состав паралимпийской сборной, но не отобрался на Игры. Но в последние недели перед Паралимпиадой здорово помогал Маше в тренировочном процессе.

    — Кроме «жениха Маши» журналисты в своих репортажах домысливали и другое, — говорит Татьяна Линдт. — Что я переезжаю на ПМЖ в Германию и что я договариваюсь с немецкими спортивными клубами насчет того, что Маша будет выступать за них, а может быть, даже за сборную Германии. И насчет сложной операции, которую собираются Маше делать в этой стране. Все неправда.

    Никаких крутых перемен у Маши за последние четыре года не произошло — все это время было посвящено подготовке к Сочи.

    Татьяна Линдт постоянно с ней живет и решает все жилищные и бытовые вопросы, как Поршнев — спортивные. Мама пыталась наладить с ней связь, но Маша во всех соцсетях контакты с ней заблокировала.

    Компьютером Маша пользуется, но читает немного, потому что ей это сложно дается. Годы ушли, и после 20 лет навыки сложнее даются, чем в детстве. Но Маша стала более разносторонне развита. Начала понимать многие вещи, о которых раньше имела смутное представление. Сейчас научилась готовить еду, гладить, стирать. Таня ей помогает в большей мере из-за перегруженности Маши тренировочным процессом. В квартире Маша могла бы и сама полностью управляться. А вот самой ходить (то есть ездить на коляске) в магазины и другие места в Сыктывкаре Маше по-прежнему сложно, потому что инфраструктура города пока мало приспособлена под колясочников. В некоторых магазинах сделали пандусы, но неудобные, с неправильными углами. В других — и этого нет. Так что и здесь без помощи Тани ей не обойтись.

    После того как Маше купили сложный слуховой аппарат (деньги на него еще до Ванкувера выделил местный бизнесмен), длительное время пришлось адаптироваться к нему. Но сейчас она им уверенно пользуется. Слышит нормально, и даже по телефону может общаться. Другое дело, из-за того, что Маша научилась хорошо слышать уже будучи взрослым человеком, многие навыки ей сейчас очень тяжело осваивать. Бегло и помногу разговаривать ей пока сложно. То же самое и насчет компьютера. Заходить в интернет и вести переписку приходилось Тане, а Маша лишь наблюдала за этим процессом. В последнее время и сама пытается. Пока что, печатая текст, грамматические ошибки делает постоянно. Но у нее и в этом деле прогресс непрерывно, и говорит с каждым годом она все правильнее и разборчивее.

    Отдыхать Маша больше всего любит на море.

    — Она привязана к коляске, — рассказывает Линдт. — В том смысле, что на костылях она даже небольшое расстояние пройти не может. Подъезжаем к пляжу на коляске. Ноги у Маши слабые, но до воды она добирается даже без моей помощи — на коленках и руках. Плавать пока не научилась — умело пользуется надувным жилетом. Но как истинная северянка теплое море Маша обожает. После побед в Ванкувере мы с ней уже два раза ездили в Сочи, а потом еще и на испанское побережье. Ведь тяжелая работа за рубежом на тренировочных сборах и соревнованиях — совсем не то, что отдых на море.

    Как ни печально, но даже после ванкуверского триумфа в тренировочном процессе Иовлевой немало проблем.

    Александр Поршнев прикладывает титанические усилия, тренируя Машу и других спортсменов-инвалидов. Порой и на руках их приходится переносить, и по лыжной трассе сопровождать. Представьте, каково это в условиях Сыктывкара, который находится на северо-восток от Петербурга. Зимой — трескучие морозы и темно круглые сутки. И еще лампочки на трассе выкручивали. Поршнев с ужасом вспоминает, как полночи разыскивал товарища Маши, мальчика с умственными отклонениями: в темноте по лыжне уехал не на тот круг.

    — До Паралимпиады в Ванкувере мы тренировались в составе Центра для подготовки для инвалидов республики Коми, — говорит Поршнев. — Работа шла четко, и деньги расходовались целенаправленно для нужд наших спортсменов. Через полгода после окончания Паралимпиады-2010 нас перевели в ЦСП (Центр подготовки спортивных команд) республики Коми, в которой инвалиды составляли лишь малую часть. Но наше начальство демонстрировало минимальную заинтересованность в том, чтобы мы эффективно работали. И мне даже пришлось пойти на такой шаг — уйти из этого центра. Сделал это лишь ради того, чтобы поняли, насколько плохо у нас обстоят дела. Я пожаловался главе республики Коми, и меня прозвали кляузником.

    Поршнев возмущается, что в течение трех лет так и не смогли обеспечить Машу новой винтовкой. Купили прямо перед Паралимпиадой, и она не совсем та, которая требуется. А перед главными стартами уже поздно менять. Их постоянно выгоняли со стрельбища, ссылаясь на то, что поблизости какие-то соревнования проходят. Хотя любой знающий человек скажет, что паралимпийцы-биатлонисты стреляют из пневматики с дистанции 10 метров. Для кого это может представлять опасность? Поршневу лишь говорят «не положено». Более трех лет он просил приобрести прожектор. Его купили лишь полгода назад, но лампы в нем неподходящие. Вот уже полгода просит поменять. И ведь это все очень важно для нормальной подготовки — в зимнее время в Коми мы почти не видим солнца. Все это вроде бы и мелочи, но они серьезно ухудшают эффективность наших тренировок. Эти требования не влекут за собой больших финансовых расходов. Но руководство даже не пыталось понять суть просьб.

    Маша выступит на пяти дистанциях: в коротком биатлоне и на всех лыжных — 10, 5 км, спринте 900 метров и эстафете. 5 марта вылетает в Сочи. Она прибывает с равнины в среднегорье (трасса расположена на высоте 1300–1500 метров над уровнем моря), так что бежит Маша «с листа» и акклиматизация ей не нужна. 8 марта у нее первая гонка. На этапах Кубка мира Маша выступала неплохо: на четырех дистанциях из шести попадала в призеры. Маша может бороться за медали. А более конкретно о шансах на победу Поршнев не говорит из осторожности.

    Далее — только для интернета

    — В сборной тоже не все идеально, — жалуется Поршнев. — После Ванкувера в течение двух лет мы постоянно экспериментировали, проверяя, какая работа в большей мере дает Маше прогресс в разных компонентах мастерства. Но в нынешнем сезоне не в полной мере используем собственный опыт прошлых лет. Если бы нам дали возможность самостоятельно готовиться к Паралимпиаде, мы бы эффективнее работали. Будучи «привязанными» к сборной России, мы не смогли при подготовке учесть все особенности тренировочного процесса, который более соответствует организму Маши. Пока не добираем в скорости, а функционально неплохо себя сейчас чувствует. Мы хотели выезжать в горы в другие сроки. В горах ведь нужно проводить совсем не ту работу, как на равнине. На высоте мы не можем заниматься скоростными, темповыми тренировками. А нас повезли в горы в сентябре, и там пришлось перекроить график подготовки, и заменить скоростные тренировки аэробными. А дальше пошло не по нашей запланированной схеме. Мы подстраиваемся под график остальных спортсменов сборной. Потом пришлось отказываться от других сборов и даже выездов на некоторые этапы Кубка мира, например в Канаду. Порой приходилось платить свои деньги за гостиницу из-за того, что мы эти сроки по ходу сезона меняли.

    В Сочи Маша уже выступала на соревнованиях, но тренироваться не удалось — шла стройка либо проходили сборы и соревнования здоровых спортсменов.

    Паралимпийцам трассы упростят по сравнению с теми, что сейчас на Олимпиаде были у здоровых лыжников и биатлонистов. Но и эти упрощенные функционально и технически будут даваться с большим трудом.

    Георгий Настенко

    Источник: http://www.trud.ru/

    Похожие новости
  • Российские атлеты не только выигрывают медали, но и счастливы в обычной жиз ...
  • Олимпийские трассы Ветровых
  • Грипп в подарок
  • Упрямая Маша против системы. «У вас же есть руки и ноги. Почему вы такие зл ...
  • Новосибирская Надежда. Как девушка на протезах стала биатлонисткой
  • «Теперь я не одна». Соцработники пришли в семьи с «особенными» детьми
  • Солнечная Маша
  • Машенька
  • Инвалиды отыграются за здоровых
  • "Давай-давай! Сам!"

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.