Сильная хрупкая Катя


    Инвалидом первой группыИнвалидом первой группы Катя стала в 16 лет после страшной автомобильной аварии. Ехала в деревню с соседом, машина не вписалась в крутой поворот, два раза перевернулась и загорелась. Катя сидела рядом с водителем, не была пристегнута и вылетела через лобовое стекло. Это и спасло ее от гибели, но от тяжелейшей травмы позвоночника - нет. 

    Она помнит, как ползла от горящей машины, как хотела встать и побежать, но не могла, как два часа, корчась от боли, ждала «скорую» и не понимала, почему ноги ее не слушаются. Оказалось: компрессионный перелом позвоночника, полная парализация нижних конечностей и неутешительный вердикт врачей: девушка никогда не сможет ходить, ее удел - инвалидная коляска. 

    - Сначала я об этом не знала, - вспоминает, спустя годы, Катя. - Думала, вот завтра встану и пойду, думала, что все это временно. Я ведь привыкла всегда быть в движении, больше десяти лет прозанималась хореографией. Но оказалось, что мама и врачи многого мне не договаривали. На самом деле, чтобы встать на ноги, мне понадобилось несколько лет. 

    После операции по несколько часов в день мама сидела на краешке больничной кровати и без конца массажировала абсолютно бесчувственные и неподвижные ноги -тряпочки. И не было большей радости, когда через несколько месяцев Катя смогла слегка пошевелить пальцем ноги. 

    - Тогда я поняла: чудес не бывает, - говорит Катя. - За свое возвращение к нормальной жизни нужно бороться. И борьба предстоит тяжелая. Но, если просто сидеть и ничего не делать, я на всю жизнь останусь инвалидом-колясочником. 

    Катя перенесла пять операций на позвоночнике, прошла не один курс реабилитации, ежедневно по несколько часов в день делала специальные упражнения и училась ползать по квартире. Вскоре она смогла ходить на костылях, а потом - опираясь на две палочки- трости. Сейчас она передвигается с одной палочкой и врачи, которые некогда ставили ей неутешительный диагноз, не могут понять, как такое может быть. 

    Тогда семье пришлось очень нелегко. Следом за Катей тяжело заболел отец, у него оказался рак, все заботы легли на плечи мамы, Людмилы Николаевны. Прокормить троих детей и поставить на ноги больную дочь воспитателю детского сада одной было ой как нелегко. Но она упорно возила дочь на лечение, обивала пороги кабинетов, чтобы получить квоту на очередную операцию. 

    Не сидела сложа руки и Катя. Невзирая на недуг, она поступила учиться в кооперативный колледж. Каждый день с трудом добиралась до него на маршрутке, на этаж вносили однокурсники. Когда уезжала на лечение, лекции ей писали под копирку подруги. И училась она, в отличие от многих здоровых, практически на «отлично». 

    - Учеба всегда мне давалась легко, - говорит она. - Для меня гораздо большая проблема сходить в магазин за хлебом. 

    Девушка - красивая, жизнерадостная и оптимистичная - не только не была обделена дружеским общением, но и не испытывала 

    недостатка в мужском внимании. У нее всегда были поклонники, предлагавшие ей руку и сердце. Были и такие, кто ухаживал за ней годами, да все как-то сердце не лежало. А тут как гром среди ясного неба - любовь! 

    Сильное чувство захлестнуло Катю и ее первого мужа в Орловской академии госслужбы, куда она пошла учиться после колледжа. Но, как известно, страсть - это одно, а вот быт - другое. На четвертом курсе вуза сыграли свадьбу, Катя забеременела. Но брак просуществовал недолго. Молодые развелись, когда малышу исполнилось полтора года. 

    - Моя мама тогда ему сказала: тебе не нужна жена-инвалид, ты не сможешь с ней жить, - вспоминает Катя. - Но он стоял на коленях, твердил, что любит, что все для меня сделает. Мы поверили, но она - как в воду глядела. 

    Вскоре муж загулял, стал выпивать. После развода не интересовался малышом, не платил алиментов. Для семьи наступили тяжелые голодные времена: умер отец, Катя осталась с маленьким ребенком на руках, не было денег даже на еду, не то что на лечение. 

    - Но, как бы трудно ни было, я никогда не впадала в уныние, я до сих пор не знаю, что такое депрессия, - признается Катя. - У меня всегда было много друзей, да и Бог посылал мне добрых людей, которые нам помогали. 

    Однако, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай. Катя устроилась в колл-центр «Телеконтакт», где проработала два года. Понятно, что инвалида первой группы взяли не сразу, но директор вошел в положение. Ежедневно на костылях, на общественном транспорте она добиралась на работу, где, превозмогая боль, сидела по несколько часов на телефоне, чтобы получить несколько тысяч рублей. Потом перешла в парикмахерскую администратором. 

    - Я очень люблю людей, с удовольствием с ними общаюсь, могу найти подход к любому, - говорит она. - Поэтому там я чувствовала себя на своем месте. А потом научилась наращивать ресницы и стала зарабатывать этим. 

    Когда Кате говорят, что сегодня даже здоровому человеку сложно найти работу, она недоуменно пожимает плечами. Ей, инвалиду, этого не понять. С двумя высшими образованиями за плечами (после ОРАГСа она окончила еще и юридический факультет в Школе милиции) она никогда не гнушалась никакой работой, продолжала учиться чему-то новому, идти вперед. 

    Несмотря на диагноз, она инвалидом себя не считает. Так же ходила с девчонками посидеть в кафе, после нескольких лет недвижимого лежания в кровати однажды даже поехала с ними в ночной клуб «Часы». Когда ее туда не пропустила охрана, не расплакалась, а разозлилась и подала в суд, чем вызвала огромный резонанс в сообществе инвалидов Орла. Они благодарили ее за то, что она решилась выступить против дискриминации инвалидов, просили идти до конца. В итоге администрация перед девушкой извинилась и дело закрыли за примирением сторон. Но Катя и здесь показала свой стойкий характер. 

    Она и сейчас, ползая на коленях, моет пол и пылесосит, часами стоит у плиты, чтобы порадовать домочадцев чем-нибудь вкусненьким, так же, как любая здоровая женщина, родила двоих детей и выкормила их грудью. Даже на сохранении ни разу не лежала. 

    Младшему сыну Кати, Илюше, год и три месяца. Со вторым мужем она познакомилась на свадьбе брата. Михаил моложе Кати на четыре года, влюбился в очаровательную девушку без памяти. Высокий, красивый, спокойный, непьющий Александр очень красиво ухаживал, заваливал любимую цветами, искренне интересовался ее делами и самочувствием. 

    Они поженились четыре года назад. Катя в тот день была очень красивой. В прекрасном подвенечном платье, с лучистым, искрящимся взглядом она так и притягивала к себе взоры окружающих. 

    И не было большей радости, когда на свет появился Илюша. Из роддома Катю встречали несколько машин друзей и родственников с цветами. А дома ждал праздничный обед и украшенная шарами квартира. 

    Александр стал настоящим отцом для двух сыновей Кати. Ее опорой, надежным плечом, любимым человеком и верным другом. Сейчас Кате 29 лет, и за эти годы она поняла: не надо роптать на судьбу. Какие бы испытания она нам ни послала, нужно пройти их с честью и идти вперед. И награда за упорство не заставит себя ждать. 

    Источник: "Провинция"

    Похожие новости
  • Бизнесвумен в инвалидной коляске
  • У кого-то уши торчат, а я просто ходить не могу
  • Полвека дома. Рассказ о жизни инвалидов-колясочников
  • Такая сильная хрупкая Катя
  • Выйти замуж за инвалида
  • Жизнь под откос
  • Сон с одуванчиками
  • Минуты радости

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.