Своими руками. Быть, а не казаться, жить, а не существовать – кредо жителя Прохоровки Александра Трубицына


    Своими руками. Быть, а не казаться, жить, а не существовать – кредо жителя Прохоровки Александра ТрубицынаБольше двадцати лет Александр Трубицын прикован к инвалидной коляске. Но не ищет забвения в стакане, не жалеет себя и не живёт на пособие. Он по-прежнему глава семьи, добытчик и защитник. Встречая таких людей, невольно понимаешь, как стыдно жаловаться на судьбу, ныть по любому поводу и постоянно требовать от жизни чего-то большего. Ты можешь ходить, любить, наслаждаться жизнью, что ещё надо? А судьбу можно построить своими руками.

    Пограничник

    В числе праздников, которые любит отмечать Александр Трубицын, День пограничника – на особом счету. Хоть и отслужил Александр давным-давно, с армией у него связаны самые тёплые воспоминания. Служил Саша в пограничных войсках на Дальнем Востоке. Там встретил свою будущую жену Светлану. Армия навсегда стала для него школой жизни.

    С детства Александр тяготел к технике. Например, в доме не работает радио, никто не знает почему. А Саша возьмёт его в руки, там покрутит что-то, тут припаяет проводок – и снова техника в строю.

    Но больше всего подростку нравилось ловить незнакомые волны, он даже ради этого смастерил радиоприёмник. И все вечера напролёт слушал, как сквозь треск атмосферных помех пробиваются далёкие голоса. Обрывки русской речи сменялись незнакомыми словами на странных гортанных языках. Саше казалось, что все эти чужие люди входят в его жизнь и разговаривают с ним. И от этого становятся ближе и понятней.

    Когда пришло время служить, Александра призвали в пограничные войска. Попал Трубицын в так называемую группу ЗАС, занимающуюся засекречиванием связи. Саша занимался шифровкой и защитой канала связи от перехвата. После специальной кодировки человеческая речь звучала, как щебечущая мелодия, ни одного слова не разобрать.

    Александр вспоминает такой забавный случай. Тянули они связь где-то в тайге, группа солдат осталась «на точке». Трубицын как взводный обеспечивал взаимодействие с ними, находясь в воинской части. На связь его товарищи выходили в одностороннем порядке, то есть связаться с ними Саша сам не мог. А тут как-то приезжает в часть проверяющий генерал. Вызвал он к себе Трубицына и потребовал немедленно изменить передающий сигнал. Знал ведь, что не так просто это сделать.

    Вышел из кабинета начальства Трубицын, почесал затылок: как с ребятами связаться? Никак. До «точки» километров двадцать, «немедленно» не получится. Но приказ есть приказ. И Саша от наплыва чувств выругался в передатчик.

    – Ну, ты даёшь, – внезапно ответил он знакомым голосом. – Умеешь, взводный!

    – Ты как здесь? – обрадовался Саша.

    Оказалось, солдат «с точки» совершенно случайно в это время оказался возле передающего устройства.

    Через минуту Трубицын вошёл к генералу и доложил о выполнении приказа.

    – Как же ты так быстро? – удивился генерал. – Ну, молодец, ну, голова! Колись, как удалось?

    «Голова» скромно потупился. Он так и не раскрыл свой маленький секрет…

    С будущей женой Саша познакомился случайно. Но считает, что это судьба. Она была телефонисткой на переговорной станции. В общежитии, где жила, считалась девушкой строгой. Когда Александр осмелился первый раз её поцеловать, то отпрыгнул, как герой фильма «Девчата». И очень удивился, когда Света в ответ улыбнулась. Оказывается, она давно ждала, когда Саня проявит свои чувства. Пришло время увольнения в запас. С Дальнего Востока Трубицын вёз домой любимую жену.

    Через несколько лет родился маленький Сашенька. Многие говорили Трубицыну: зачем ты так рано женился, неужели не хотелось погулять?

    Гулять в прямом смысле слова Александру оставалось всего несколько месяцев.

    Таксист

    Пока Света сидела дома с малышом, Саша устроился на работу. Сначала – на элеватор. Потом директор, оценив его золотые руки, пригласил стать личным водителем. Трагедия произошла в один из самых обычных дней. На встречную полосу выехала «девятка», лобового столкновения было не избежать. Чтобы спасти пассажира, Саша сам подставился под удар. Потом – темнота, смутно, как сквозь вату, плач Светы и диагноз врачей: травма позвоночника, паралич нижних конечностей. Из больницы Александр выписался на инвалидном кресле, понимая, что это его пристанище на всю оставшуюся жизнь.

    В России – постперестроечный период, начало девяностых годов, инфляция, рост цен, будущее смутно и неопределённо. Дома два иждивенца – жена и шестимесячный малыш. И он – инвалид первой группы в 22 года. Было от чего схватиться за голову.

    Трубицын стал лихорадочно думать, как прокормить семью. Благодарность директора элеватора без следа испарилась за пару месяцев. К тому времени он стал собственником, приватизировал компанию, и теперь получается, что должен был платить Александру из собственного кармана. Пришлось через суд добиваться справедливости. Назначили пенсию. Но прожить на неё втроём было нереально.

    Саша стал таксовать. Пассажиры даже не догадывались, что их водитель – инвалид. Обычно Саша ставил машину где-то в тенёчке и поджидал клиентов. Однажды около деревни Журавлёвка у его автомобиля пробило колесо. Как назло в этот день шёл сильный дождь. Саша вздохнул, вывалился из кабины и пополз на руках по грязи к колесу. Пассажиры были в шоке. Они выскочили из салона, стали ему помогать. Но с тех пор Трубицын понял: такси придётся оставить, мало ли какие проблемы могут возникнуть на дороге.

    Мастер

    Саша решил вспомнить свои технические навыки. Сначала начал работать в паре с товарищем. Тот открыл мастерскую по ремонту электроники и поначалу обещал Сане партнёрские отношения. Но всё это было только на словах. О том что его обманывают, Трубицын понял не сразу. Большую часть работы, самые трудные заказы выполнял Саша. А получал за это сущие копейки. Товарищ объяснял это различными трудностями. Просто однажды женщина, которая, по словам его товарища якобы отказалась платить, позвонила ему и начала благодарить за прекрасно сделанный ремонт. Саша мог простить многое. Но враньё… Нет, это было чересчур.

    Трубицын начал работать на себя. Прохоровцы знали: Саше можно принести любую электронику, от магнитолы до видеоаппаратуры, и, если в ней есть хоть искра жизни, Трубицын починит.

    К Саше обращались даже другие мастера, когда сталкивались с особо сложными проблемами.

    – Чуйка, – уважительно говорили они, когда через несколько дней Александр выносил отлично работающую вещь, – настоящий талант.

    Другого такого мастера в Прохоровке нет. К нему приезжают люди из ближайших сёл. И всегда Саша – спокоен, доброжелателен, улыбчив. Словно и нет у него никакой беды.

    А какая беда, если любящая жена рядом. Сын, Александр, пошёл по стопам отца, он тоже разбирается в электронике. Трубицыны открыли маленькую семейную фирму, где каждому нашлось место. Светлана работает бухгалтером. Их бизнес потихоньку развивается. Жизнь продолжается назло всем бедам и трудностям. А судьбу можно построить собственными руками. Было бы желание…

    Виктория Передерий

    Источник: БелПресса

    Похожие новости
  • Я дышу жене в пупок
  • Не было бы счастья...
  • Форвард "Югры"
  • Пальцами ног
  • "Когда Саша чистит мне зубы или красит ресницы, кажется, будто я делаю это ...
  • Не бояться горы
  • Выйти из дома: четыре лестничных пролета до мира
  • Где происходит "конец света"

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.