Детям-инвалидам нужно учиться вместе с обычными ребятами


    Детям-инвалидам нужно учиться вместе с обычными ребятамиРазмышлениями о том, зачем «включать» особого ребенка в общую жизнь школы или детсада делится педагог из Владимира. В России живет около 1,6 млн. детей с ограниченными возможностями здоровья, из них большинство – инвалиды.

    Во Владимирском областном регистре учета детей-инвалидов их больше тысячи. Российская система образования предлагает детям с ограниченными возможностями коррекционные, специализированные учреждения. Образовательные заведения, где особый ребенок может расти и развиваться вместе с «обычными» детьми, встречаются очень редко.

    «Знаешь, у меня чувство, что мой ребенок просто за скобками нормального существования. Он плохо говорит, ему трудно налаживать контакт с другими. Диагноз врачей – аутизм. Мы пробовали ходить в садик, но ему там плохо, дети его обижают, а он не может даже ответить… Воспитатели говорят, что нужны особые условия и помощь психолога. Я не знаю, что мне делать, в спец. учреждение отдавать не хочу, я хочу, чтобы он рос среди обычных людей, а сидя дома он еще больше уходит в себя», - делится мама пятилетнего мальчика, сидя в очереди в детской поликлиннике.

    И что тут скажешь? Да, мы ведем разговоры об особых детях почти что полушепотом. Политкорректно. Избегая слова «инвалид». Часто этими разговорами дело и заканчивается.

    На рекламных плакатах все очень гармонично и многообещающе – идут в школу здоровые детки, а рядом по дорожке едет улыбающийся мальчик в инвалидной коляске. Идея понятна – у всех равные возможности. Но готово ли общество и система образования «включить» особых детей в систему общего образования, принять (не формально) идею инклюзии – включения любых детей в общую жизнь?

    Инклюзия

    Идея инклюзии пришла к нам с Запада. Именно в европейских странах уже более 30 лет общество на всех уровнях пропагандируют идею «включения» человека с ограниченными возможностями здоровья в обычную жизнь. Это происходит на уровне СМИ, киноиндустрии и на уровне государственных программ. В Дании, например, студентов педагогических заведений уже пятьдесят лет назад обучали по специальным программам, чтобы учитель заранее знал, что делать, если в классе оказывался "нестандартный” ученик, как помочь ему, как разговаривать с его родителями, к какому специалисту порекомендовать обратиться.

    Наше образование всегда имело особое направление - коррекционное. Для этого готовились специальные кадры, создавались специальные школы. По сути – это была изоляция для ребенка с ограниченными возможностями.

    И вот теперь мы делаем первые шаги в направлении «включения» и интеграции. В Москве, например, инклюзивных образовательных учреждений более 50. И рейтинг популярности этих учреждений среди желающих туда попасть (прежде всего, родителей детей с ограниченными возможностями) - довольно высок.

    Как рассказывает Валентина Николаевна Таракашова, заведующая детсадом в маленьком поселке Ставрово Владимирской области, пытающаяся реализовать идею инклюзии, все началось с 2008 года, когда в группу пришли семь ребят с ограниченными возможностями. Они имели различную степень нарушения здоровья и развития.

    - Невозможно каждого особого ребенка «включить» одинаково, – делится Валентина Николаевна. - При инклюзивном образовании ребенок включается ровно настолько, насколько он может. Например, два наших ребенка, имеющих незначительные отклонения, довольно успешно «включились» в группу обычных детей и в 2012 году были выпущены в 1 класс общеобразовательной школы. Но есть и другие примеры. Например, ребёнок с диагнозом «детский аутизм» получал образовательные услуги на дому, он привык к новому взрослому-педагогу и хорошо занимался, но влиться в группу детей так и не смог.

    Как показывает практика, для особого ребенка важно получить своевременную помощь в социализации. В таком случае, более половины детей, имевшие отклонения в развитии, могут обучаться в массовой школе. Однако, те дети, которые обучаются на дому или в спец. учреждениях, по статистике став взрослыми, оказываются неподготовленными к обычной жизни. Им сложно найти работу, реализовать себя, поверить в свои силы. Поэтому так важно «включение» на самых ранних этапах жизни маленького человека.

    «Раньше, когда мы только пошли в садик, я все время волновалась за дочку - как она там? Не обидят ли? Я опасались неприятия моего ребёнка-инвалида сверстниками. Но, как показала практика, дети умнее и добрее душой, чем взрослые. В большинстве случаев они проявляют толерантность, соучастие, доброту. Хотя на форумах, я такого начиталась про опыт других родителей. Но у нас все пошло неплохо с самого начала и я очень благодарна коллективу учителей», - говорит мама одной из девочек, посещающих инклюзивный детский сад.

    Но у особого образовательного учреждения с особыми задачами есть и особые проблемы и риски: это и сопротивление воспитателей и родителей, их моральная неготовность, неприятие ребёнка-инвалида сверстниками группы детского сада или их родителями. Одна из главных проблем - недостаток бюджетного финансирования, а это очень важное условие, без которого не обойтись. По меньшей мере, для ребенка инвалида нужны поручни в туалете, пандусы и т.д.

    Но все эти трудности нужно, необходимо преодолевать. Общими усилиями государства и общества.

    Заговорил!

    ...Олег Печерников. Сейчас ему 12. В 2 года мальчик упал со второго яруса кровати – сотрясение мозга, совсем перестал говорить. Диагноз – аутизм.

    «Слов в голове было так много, но они ну никак не складывались в предложения! А пока я составлял предложение в голове, то забывал о чем, собственно идет речь. Я всегда играл один. Играл тихо–тихо. У меня был СВОЙ МИР. И в нем не было слов. В МОЕМ МИРЕ все было ясно и без них. Там царила ТИШИНА. И из этой тишины я складывал удивительные картинки, цветные и черно-белые. Иногда в мой мир врывались звуки. Они кружились сначала, потом превращались с МОЮ МУЗЫКУ. Потом снова ТИШИНА. Этот удивительные мир до сих пор живет в моей голове».

    Раскрою тайну очень осторожно

    Позволю в свою душу заглянуть

    Чтоб знали вы, как просто, как возможно

    Меня обидеть или обмануть…

    Хочу я крикнуть: "Я вам верю, люди!"

    Готов я все прощать и забывать

    Обиды мое сердце не осудит

    Я людям буду просто доверять!..

    Он поэт - Олег Печерников. И уже издал свой первый сборник стихов.

    А до 6 лет он молчал… И был диагноз врачей. Но рядом были любящие, заботливые люди, помогающие войти в мир, «включиться» в него.

    Ольга Морозова

    Источник: Комсомольская правда

    Похожие новости
  • Все включены. Впервые в обычных школах появились классы для «особенных» дет ...
  • Инклюзивное образование: доступные практики
  • Инклюзия как испытание для родителей
  • Дети инвалиды будут учиться в обычных школах
  • Пойти в школу наравне с другими. Как сделать так, чтобы возможность учиться ...
  • Синдром - не приговор
  • "Нужно терпение"
  • Образование по способностям

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.