Изменения в законодательстве защитят людей с ментальной инвалидностью


    Права и возможности людей с инвалидностью ограничены не только их недугом, но и отношением к ним в обществе. Инвалидам приходится бороться за то, что для здоровых является очевидным, например, за право самостоятельного проживания. В 2015 году вступят в силу важные изменения в законодательстве.

    Одним из мероприятий недели людей с ментальной инвалидностью стал вебинар РООИ «Перспектива» «Право на самостоятельное проживание людей с ментальной инвалидностью в свете изменений законодательства», который провел адвокат Дмитрий Бартенев, кандидат юридических наук, адвокат, преподаватель юридического факультета Санкт-Петербургского госуниверситета. 

    «Самостоятельное проживание» – что это?

    Самостоятельное проживание здоровые люди воспринимают как данность. Право на проживание в обществе, вне государственного учреждения – это естественно. Но для людей с психическими нарушениями это право не является столь очевидным. Оно воспринимается, скорее, как некая привилегия, предоставляемая государством. До недавнего времени это искаженное представление о норме находило отражение и в законодательстве.

    Но ситуация постепенно меняется. Это связано с тем, что в 2012 году Конвенция о правах инвалидов была ратифицирована в РФ. Впервые в российской правовой системе получило законодательное закрепление право на самостоятельное проживание людей с инвалидностью.

    Нельзя сказать, что в российском законодательстве отсутствует понимание того, что люди в принципе должны жить в обществе. Но законодательные гарантии недостаточны для того, чтобы признать право людей с инвалидностью на проживание в обществе, а не в закрытом учреждении. Конвенция о правах инвалидов закрепила это право. 

    Конвенция о правах инвалидов не содержит каких-то новых прав. Смысл документа в том, чтобы подтвердить права инвалидов на то, чем пользуются все люди. В статье 19 Конвенции право на самостоятельное проживание называется «право на самостоятельный образ жизни и вовлеченность в местное сообщество». Оно слагается из трех элементов: равное право жить в обычных местах проживания, возможность выбирать наравне с другими людьми свое место жительства, то, где и с кем проживать; не быть обязанным проживать в каких-то определенных жилищных условиях. Целью такого выбора является включение в местное сообщество. 

    Однако на практике инвалиды зачастую сталкиваются с социальной изоляцией. Конвенция перечисляет гарантии, которые должно давать государство, чтобы реализовать право инвалидов на самостоятельный образ жизни. Согласно Конвенции, государство должно не только не препятствовать, но и предоставить инвалиду помощь в реализации права на самостоятельное проживание. 

    Самостоятельное проживание для человека с ментальной инвалидностью – это не обязательно проживание в семье, это может быть проживание вне семьи, в том числе и в учреждении, но выбор должен зависеть от желания, предпочтений и потребностей самого человека. Выбор должен делать он сам, а не другие люди за него. 

    Право на проживание в небольшом учреждении тоже может рассматриваться как право на самостоятельное проживание, нельзя сказать, что это не соответствует Конвенции. К самостоятельному проживанию можно отнести и совместное проживание нескольких людей с инвалидностью в небольшом сообществе семейного типа, впрочем, его же можно назвать и «проживанием дома». А вот систему ПНИ в нынешнем виде едва ли можно назвать самостоятельным проживанием.

    Но Конвенция не декларативна, она создана «на вырост», в расчете на постепенную, прогрессивную реализацию государством. На то, что изменяя законы и реформируя учреждения, государство будет учитывать, в том числе и интересы людей с инвалидностью. 

    Если государство инвестирует средства исключительно в систему ПНИ и не создает альтернативы, то это говорит о том, что оно не выполняет обязательств, взятых при ратификации Конвенции. С другой стороны ратификация конвенции не предполагает того, что государство немедленно закроет все ПНИ. Люди, проживающие сейчас в интернатах, уже встроены в некую систему отношений, и не факт что им будет комфортно вне стен интерната, вдали от тех, с кем рядом прожили долгие годы. 

    Ключевым моментом при решении, какой тип проживания подходит человеку, должен быть выбор самого человека. Разумеется, если есть возможность такого выбора. Очень важным является участие организаций инвалидов в разработке условий самостоятельного проживания.

    Жительница интерната смогла изменить закон

    2 марта 2015 года вступают в силу правки в Гражданский кодекс, которые стали следствием постановления Конституционного суда (КС) по делу Ирины Деловой, жительницы одного из интернатов. В КС она обратилась потому, что живя в интернате, фактически не могла пользоваться своей пенсией из-за того, что ее признали недееспособной. 

    Эта история выявила проблему чрезмерного ограничения прав людей с инвалидностью и привела к тому, что КС потребовал от законодателей изменить систему понимания недееспособности и опеки в отношении людей с психическими нарушениями. Это очень важно с точки зрения реализации прав.

    Недееспособность традиционно рассматривается как невозможность проживания вне учреждения, без контроля со стороны. Изменения законодательства позволят преодолеть эти стереотипы.

    В ст. 29 Гражданского кодекса (ГК) появилось признание того, что мнение человека, лишенного дееспособности является юридически важным. Законодательство РФ содержало формулировку, что опекун действует «в интересах подопечного», но «в интересах» и «с учетом мнения» – это разные вещи. Теперь опекун должен исходить из интересов подопечного, а не своего понимания того, что для подопечного лучше, в том числе и при выборе социальных услуг.

    Еще одно нововведение в Гражданском кодексе – понятие ограниченной дееспособности. До этого формулировка ограниченной дееспособности использовалась лишь применительно к лицам, злоупотребляющими алкоголем, наркотиками, а с недавнего времени – азартными играми.

    Со 2 марта 2015 года ограниченная дееспособность будет использоваться как мера защиты людей с ментальными нарушениями.

    Большинство людей, на сегодняшний день признанных недееспособными, по этой причине лишаются возможности выйти из учреждения или получить какие-то социальные услуги. Вопрос об их недееспособности может быть пересмотрен, и они могут быть признаны ограниченно дееспособными. 

    Что защищать в суде?

    Дмитрий Бартенев перечислил основные права, защищая которые можно обеспечить защиту права человека с ментальной инвалидностью на самостоятельное проживание:

    – Право на уважение частной жизни

    Прежде всего, это – право выстраивать свою жизнь, в том числе и в интернате, в соответствии со своими нуждами и потребностями. В некоторых ПНИ право на уважение к частной жизни до сих пор игнорируется и проживающие там люди не могут, например, использовать свою тумбочку для того, чтобы хранить вещи, или не имеют шкафа для одежды, потому что это не прописано в регламенте учреждения.

    – Право на отказ от медицинского вмешательства

    Это право безусловно признается в Российском законодательстве, но для многих людей, проживающих в интернатах, сейчас отказ от медицинского вмешательства фактически невозможен, интернаты слишком закрыты, те, кто там живет, не имеют возможностей и сил идти против администрации.

    – Недискриминационный доступ к социальным услугам

    Люди с любой формой инвалидности должны иметь равный доступ к социальным услугам.

    – Право на свободу

    Запрет произвольного ограничения свободы гражданина.

    Нужно понимать, что защитить все перечисленные выше права в условиях нынешних социальных учреждениях практически невозможно, потому что режим проживания в учреждениях соцзащиты, прежде всего – ПНИ, не позволит обеспечить защиту прав, которые связаны с уважением достоинства и самостоятельности человека. Это указывает на то, что единственной возможностью обеспечения защиты частной жизни и права на самостоятельное проживание людей с ментальной инвалидностью является постепенный отход от нынешней интернатной системы. 

    Невозможно сделать психоневрологические интернаты хорошими, сколько бы в них не вкладывалось средств. Большие учреждения всегда будет закрытыми, несовместимыми с правом на уважение частной жизни и права на самостоятельность.

    Дмитрий Бартенев рассказал также об изменениях, которые появятся в законе о социальном обслуживании в 2015 году, проанализировал закон о психиатрической помощи и федеральную программу «Доступная среда» с точки зрения того, как эти документы влияют на самостоятельное проживание людей с ментальной инвалидностью. 

    Вебинар проведен юридическим отделом РООИ «Перспектива» в рамках 2-й национальной недели людей с ментальной инвалидностью.

    Алиса Орлова

    Источник: Милосердие.RU

    Похожие новости
  • Права инвалидов в Беларуси: пока президент не скажет, чиновники не сделают
  • Брошенные государством: доклад о жизни детей-инвалидов в России
  • Интернаты для инвалидов: и тюрьмы не надо
  • Мария Островская: «Забота о слабом – серьезный развивающий фактор»
  • Я наблюдала, как психиатры сходят с ума: когда человеку предоставляется вла ...
  • Долю доступных для инвалидов зданий правительство РФ планирует увеличить по ...
  • Россия приводит законодательство в соответствие с Конвенцией о правах инвал ...
  • Водный курс в нормальную жизнь
  • Почему Беларусь не подписывает Конвенцию о правах инвалидов?
  • О труде инвалидов
  • Спустя шесть лет семья снова вместе
  • Как инвалиду получить квартиру

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.