«Удовлетворение в этой работе – еще один ребенок, выдернутый из ада»


    «Удовлетворение в этой работе – еще один ребенок, выдернутый из ада»Зачем и чему надо учить взрослых людей, с какими неожиданными проблемами сталкиваются люди, взявшие детей из детдома – обо всем этом рассказывает мама 7 приемных детей, ведущая Школы приемных родителей и семейного клуба приемных родителей в Нижнем Новгороде Елена Раина. 
    Я всегда знала, что у меня будет много детей

    Я родилась в многодетной семье, и с детства знала, что у меня тоже будет много детей. Нас, внуков у одной бабушки – 10 человек, а у другой – 14. Так что многодетность – это наша семейная традиция.

    Вся моя профессиональная жизнь тоже так или иначе связана с детьми. Я закончила медицинское училище, работала на Севере акушеркой в роддоме и фельдшером скорой помощи. Затем поступила Нижегородский медицинский институт на педиатрический факультет. А на практику я попала в детский дом, и теперь я знаю, что это было «попаданием в десятку». Я до сих пор дружу с ребятами, которых там встретила, теперь все они уже взрослые люди. 

    Моя личная жизнь складывалась нелегко. Сын трагически погиб, когда ему было 16 лет, и мне было очень непросто пережить его уход. Тогда я встретила своего второго мужа, и два года он помогал мне оправиться после потери. А потом вдруг мы поняли, что пережили самое трудное и готовы двигаться дальше. Мы оба чувствовали, что в нашей семье есть огромный нереализованный запас тепла и любви, которые может помочь лишившимся родителей детям.

    Первые ласточки

    В 2006 году у нас появилась пятимесячная девочка-отказница, а через 3 месяца – мальчик, ее сосед по кроватке, инвалид, у которого не было шансов найти семью. Два наших первенца, Полинка и Артем, растут как двойняшки. У Полинки было много проблем со здоровьем: травма при родах, неврология. Девочка подолгу кричала, не могла заснуть ночью. К тому же оказалось, что у нее есть непереносимость белка коровьего молока, и мы долго лечили и восстанавливали кишечник, подбирали смеси. Но к году она догнала ровесников.

    А вот с Темочкой была более страшная история. Теперь я понимаю, что это было связано с госпитальной депрессией, причем очень тяжелой. Мы взяли его в самый разгар этого кризиса, до встречи с нами он дожил чудом. Но и, оказавшись дома, мальчик продолжал «угасать». Помню, как мы в страхе вскакивали по ночам послушать, дышит ли, практически не спускали его с рук. 

    А потом вдруг произошло чудо – за неполный месяц Тема прибавил в весе сразу 2 килограмма и стал улыбаться. Конечно, сложности еще были: полтора года гипсовали ноги, лечились в ДЦП-санатории. Несмотря на все прогнозы, в два года мальчик пошел. Тема и сегодня остается непростым ребенком: у него дизартрия и легкая степень умственной отсталости. Но при всем при этом Темочка – замечательный человек, всеобщий наш любимец. Никакие его проблемы не делают его хуже, а нашу любовь меньше.

    Сейчас Поленька учится в третьем классе на четверки и пятерки, занимается художественной гимнастикой, Темочка зачислен в первый класс школы 8-го вида, учится дома.

    Тяжелая история с хорошим концом

    Прошло около двух лет, и у нас появилась шестилетняя Юля. До этого она три года курсировала между семьей и приютом. Я узнала о ней случайно во время очередного визита в опеку. Ее тогда оформляли в детский дом, ее никто не хотел брать из-за диагноза «умственная отсталость». Одна семья попыталась, но, к сожалению, все кончилось возвратом. Когда же я пообщалась с самой девочкой, мне она очень понравилась, и мы решились.

    Когда Юля оказалась дома, она, действительно, начала вести себя специфически. Однако, присмотревшись к девочке, я заподозрила, что у нее плохое зрение. И мы побежали на обследование. Выяснилось, что так и есть, Юля с рождения слабовидящая, и этим никто не занимался! Нам выписали очки, мы прошли несколько серьезных курсов лечения, и Юля нагнала сверстников. Конечно, мы очень много занимались, но в первый класс наша дочь пошла в обычную массовую школу. И это была очень серьезная победа.

    К сожалению, далеко не все проблемы решились очками. Если бы кто-то представлял, что нам пришлось пережить в первые два года Юлиной жизни дома! Тогда, конечно, нам остро не хватало элементарных знаний. Мы не понимали, что Юля страдает приступами ярко выраженной аутоагрессии и амбивалентным поведением, и не знали, что с этим делать. 

    К концу первого года жизни с Юлей мне казалось, что все безнадежно. Хорошо, что у моего мужа хватало мужества, мудрости и терпения ждать, когда ситуация начнет выправляться, и поддерживать меня.
    Клин клином

    Как ни странно, но все стало лучше, когда в нашей семье появились еще две дочери: семилетняя Катя и десятилетняя Ксения. Их тоже никто не хотел брать в семью, так как сразу двоих детей вообще берут редко.

    Судьба этих детей тоже складывалась очень тяжело. Когда родилась младшая, их мама привезла девочек к своим престарелым родителям и исчезла. Дедушка с бабушкой воспитывали девочек, но затем у бабушки случился инсульт, и девочки попали в приют. Катя от шока перестала расти и развиваться. Но поскольку у них все-таки была семья, у девочек был опыт формирования привязанности, и они быстро привыкли к нам.

    Так вот, Юля начала им подражать, и лед тронулся!

    Сейчас она хорошо учится в седьмом классе. Более того, Юля оказалась талантливой, она занимается в художественной и в музыкальной школе, и всюду ее очень хвалят, она делает серьезные успехи.

    Многие знания – многие радости

    В этот момент я, наконец, узнала, что у нас в Нижнем Новгороде есть областной ресурсный центр, где работают нужные нам специалисты. Мы сразу же буквально побежали туда и стали получать квалифицированную помощь, началось наше начальное образование. Облегчение мы почувствовали почти «день-в-день», это было, правда, как чудо. 

    Мы много работали с семейным психологом, по ее рекомендации обратились в детский центр охраны психического здоровья, где врачи назначили нашим детям медикаментозную коррекцию и психотерапию. И мы поняли, что наши ресурсы еще отнюдь не исчерпаны.

    Вскоре, с промежутком в год, мы взяли еще двух мальчиков, обоим было по три года. Илюша был с амбивалентным поведением, а Кирилл в свои 3,5 года ростом был всего 78 см и тоже плохо видел (что, кстати, мы также выяснили самостоятельно, в мед.заключении об этом ничего не говорилось). Но несмотря на объективно тяжелые диагнозы, адаптация мальчиков проходила гораздо спокойнее, потому что мы были уже вооружены знаниями, мы понимали, что происходит с детьми и с нами. 

    Сейчас Илья учится во втором классе, у него явные способности к математике и музыке, он играет на фортепиано. Кирилл пойдет в первый класс в следующем году.

    Путь в профессионалы

    В 2012 году я попала на форум приемных родителей в Москве, и там впервые увидела Людмилу Петрановскую. Меня очень заинтересовало ее выступление. Поэтому, когда психолог нашего ресурсного центра предложила мне поехать на учебу в Институт развития семейного устройства Людмилы Петрановской, я очень обрадовалась.

    Уже за первый курс обучения в ИРСУ я получила четкую систему знаний, понимание причин и следствий, а также практические навыки. Помогло и медицинское образование, и с этой учебы я вернулась уже готовая к профессиональной деятельности.

    К этому времени в нашей стране ввели законодательную норму о том, что каждый кандидат в приемные родители должен пройти Школу приемных родителей. Я подумала, что все складывается отлично и что мои знания будут востребованы, но первоначально отношения с официальными инстанциями у меня не сложились. Тогда я просто предложила вести занятия для всех желающих – и тут случился буквально «цунами»: желающих было так много, что мы не могли сразу выучить всех. 

    Я постоянно слышала: «Вот если бы я раньше знала! Теперь я понимаю, почему он себя так ведет» и т.д. Приемные родители стали понимать своих детей, а значит, отношения в семьях стали улучшаться. И это было действительно потрясающе!

    Кто останавливается, тот отступает

    Со временем я поняла, что тех знаний, которые я получила на первом обучении, уже не хватает, и надо двигаться дальше. Я прошла еще одно обучение в ИРСУ, и мне удалось создать Службу сопровождения в нашем районе. Теперь все приемные семьи знают, что по любому вопросу, в любое время, могут обратиться сюда, и им рады будут помочь.

    Я продолжаю активно учиться и внедрять новые программы. Сейчас к полученным знаниям я добавляю свои наработки, и это очень увлекательно и результативно.

    Измени маленький кусочек – и следом изменится мир вокруг

    За последнее время у нас изменилось многое, в том числе, и ситуация с «официальной» Школой приемных родителей. Здесь сменился психолог, и мы начали сотрудничать. Недавно мы вместе открыли новый учебный год: разработали, дополнили программу, я предложила материалы, полученные в ИРСУ, примеры из практики и анализ ошибок, которые случались.

    За последние два года у нас в районе не было ни одного возврата, хотя раньше они случались частенько.

    Что все это значит?

    Это значит, что всем принимающим родителям нужны специфические знания и давать их должны профессионально подготовленные люди, это бесспорно.

    Родителям нужна поддержка, помощь, понимание – если все это есть, то появляется и силы, и желание двигаться дальше.

    Что мне дает удовлетворение в этой работе? Самое замечательное – сияющие и счастливые глаза родителей. И, конечно, еще и еще один ребенок, выдернутый из ада.

    Многие подумывают о том, чтобы взять детей-сирот, но боятся, мешают стереотипы, мифы. Когда такие люди видят хороших, обычных детей и счастливых, спокойных родителей, их восприятие начинает меняться. А значит, у них появляется шанс изменить мир своей семьи и сделать счастливым еще хотя бы одного брошенного ребенка.

    Публикация подготовлена в сотрудничестве с фондом «Найди семью». Фонд «Найди семью» поддерживает программы по обучению и психолого-педагогическому сопровождению приемных родителей.

    Евдокия Отрощенко

    Источник: Милосердие.RU



    Похожие новости
  • Может, я стану спортсменом
  • В Подмосковье откроется «городок» для семей с детьми-инвалидами
  • Семейство Свешниковых, или Как помочь тяжелобольным отказникам
  • Москва отказывается от детдомов
  • Сироты Петербурга или закон Димы Яковлева
  • "Пишите отказ"
  • Свои дети
  • Эксперт: будьте толерантными, аутист - это не избалованный ребенок
  • Никогда не говори "никогда"
  • Дети напрокат
  • Бери - не хочу!
  • Инвалидность не приговор

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Название этого сайта(русскими буквами)?

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.