Счастье живет здесь


    Счастье живет здесьБескорыстие – главный принцип семьи Алешиных, в которой воспитываются шестеро приемных детей.Четверо из них имеют непростой диагноз – синдром Дауна. В семью родители приняли их сознательно, не боясь трудностей. Их поступком руководило сострадание, а еще желание доказать обществу, что такие дети могут дать любви не меньше, чем здоровые.

    Вместе справимся

    – Нет, синдром Дауна – это не приговор, – Ольга говорит убежденно, четко поставив акцент на отрицание «не», – это очень талантливые дети, но самое главное – они могут дать любви гораздо больше, чем получить ее от взрослых.

    Дом Алешиных похож на маленький интернат, где взрослые занимают совсем мало места. Комната, где рисуют, комната, где играют, а еще большой двор и любимая всеми собака, которая различает по голосам детей и их родителей. Дети немного отличаются от других: тот самый «не приговор» – синдром Дауна – заметен разве что только внешне.

    Таня, Ира, Максим и Варя всегда вместе. Опрятные, собранные, и, как и все дети, младшие жмутся к маминым коленям при виде посторонних.

    – Смотрите, какой красивый рисунок, – Ольга показывает произведение Максима, где он изобразил ее со светлыми распущенными волосами. – Это не на Восьмое марта, он просто так нарисовал. – Разве не это любовь?

    Она никогда не раздражается, что бы ни творили дети. В семье нет слов «нельзя» и «не трогай». Иногда шутя, иногда разъясняя, Ольга дает понять, что дозволено, а что – нет.

    – Моя жена вообще не такая, как другие. Наверное, этим она меня и привлекла, – говорит муж Ольги Михаил. – Когда Ольга сказала, что хочет усыновить ребенка, страдающего синдромом Дауна, я как будто этого ждал…

    В далеких восьмидесятых он сразу ее заприметил – смешливая, с ямочками на щеках, легкая, воздушная – влюбился с первого взгляда. Ольга оканчивала кулинарное училище, он учился в нефтяном техникуме. Тогда они жили в Туркменистане. Позже Ольга окончила педагогический институт и родила двоих сыновей. Все казалось легко и понятно: работа, карьера, дети. Работы в семье Алешиных никогда не боялись. Они поколесили по стране и хотели даже уехать на БАМ, но родители активно возражали – надо детей воспитывать, а не гнаться за длинным рублем. В конце восьмидесятых приехали в Волгоград – в наследство от бабушки в Кировском районе им достался большой дом. Ольга пошла работать в школу. Она была генератором идей и никогда не унывала. Ее не сломило даже то, что долгожданная девочка – третий ребенок в семье – оказалась больной. Диагноз как приговор – синдром Дауна. Шел 1995-й. Рухнула великая держава СССР, вместо заводов город наводнили рынки, зарплату задерживали месяцами. Но от дочки она даже не думала отказаться.

    – Многие мамы таких деток позже рассказывали мне, как еще в роддоме на них очень сильно давили, чтобы отказались от больных малышей, – поясняет Оля. – Но у нас с мужем даже речи не шло о том, чтобы оставить Таню в роддоме. Мы потом даже шутили: он признался, что скорее оставил бы в больнице меня, а Таню забрал. – Он тогда уверенно сказал мне: «Вместе справимся».

    Ей пришлось уволиться с работы, слишком часто уходила на больничный, да и работа уже не приносила столько удовлетворения, в висках все время стучало: как там Таня? Что делает? Любая случайность могла быть роковой. Успокоилась только дома.

    – Мне кажется, истинное назначение матери я стала понимать только после рождения дочки, – говорит Ольга. – Смотришь ей в глаза и думаешь о том, что только в семье она может получить тепло, ласку и понимание. К сожалению, общество наше не готово воспринимать нормально таких детей. А вы думаете, они этого не чувствуют?

    Судьба без штампов

    Чтобы Тане не было скучно расти, Ольга твердо решила взять еще одного ребенка на воспитание. В детском доме несказанно удивились. "Вы точно этого хотите?" – спросила их заведующая. – Ребенок не совсем здоров.

    Задержка психического развития, косоглазие, инвалидность. Но Ольга твердо стояла на своем. Так в семье появилась Ира.

    – Сначала пугалась, пряталась за шкафы, а потом так подружилась с Таней, что до сих пор не разлей вода, – вспоминает Ольга. – Мы удивили всех врачей, ведь сейчас Ирочка абсолютно здорова!

    А за этими простыми словами изнурительные походы по врачам, бессонные ночи, непонимание со стороны тех, кто просто обязан был помогать.

    Именно Ира вдохновила Ольгу и Михаила на то, чтобы взять на воспитание еще одного ребенка. В детдоме родителям сказали, что у малыша гепатит С, и снова борьба за маленького человека, снова врачи, анализы, обследования. Когда Максиму исполнился год, анализы показали, что диагноз не подтвердился и мальчик абсолютно здоров.

    – Лечить нужно любовью, – говорит Ольга. – Это самое верное средство. Начнешь себя жалеть – пиши пропало.

    Солнечные дети

    Три года назад семья Алешиных пополнилась на два человека – папа и мама появились у 4-летней Кати и у 7-летней Вари. А спустя еще два года в семью влились 5-летние Катя и Александра. У всех синдром Дауна.

    – Это солнечные дети, – говорит, улыбаясь, Ольга. – Они никогда не причинят зла, они способны любить самой верной любовью, и так же искренно скучают, ждут, радуются и плачут. Только я готова сделать все, чтобы они не плакали…

    Увы, но развлечений у детей не так много. Единственный праздник в году – благотворительная елка в Волгоградское областном отделении Фонда им. Л.С. Выготского, там же можно получить консультацию врачей, чтобы наблюдать ход развития.

    – На современном этапе развития науки полностью вылечить синдром Дауна, то есть убрать лишнюю хромосому из каждой клетки ребенка, невозможно. – говорит руководитель общественной организации «ВБОО помощи детям им. Выготского» Лидия Магнитская. – Однако многие дополнительные нарушения здоровья, обусловленные наличием этой хромосомы, вполне поддаются коррекции. По официальным данным, в Волгограде ежегодно рождается около 50 детей с синдромом Дауна. Согласно статистике это один ребенок из 600-800, появившихся на свет. Появление больного ребенка в семье вызывает панику, и здесь как нигде нужна психологическая поддержка матери, которая приняла твердое решение оставить ребенка в семье. В Волгограде такую поддержку можно получить далеко не везде. Как правило, досуг и развитие детей с синдромом Дауна остаются сугубо семейной проблемой, спецшкол для «солнечных детей» в Волгограде нет. В основном коррекционные и спецклассы, но родители «солнечных детей» редко посещают школьные мероприятия, стараясь ограничиться учебой.

    – Я помню, как Ирочка у нас буквально завоевывала любовь учительницы, – вспоминает Ольга. – Не секрет, что адаптироваться в обществе таким деткам не так просто.

    Нерешенные проблемы

    Журналисты бывают в доме Алешиных чаще, чем соцработники, а благотворители сюда вообще не заглядывают. Давно семья мечтает приобрести хотя бы подержанную машину: развозить детей по садикам и школам становится все проблемнее – разбежки по времени слишком длинны.

    – Возможно, кто-то и хотел бы помочь, – говорит Ольга, – два или три человека, но они не знают, что есть мы, а мы не знаем, где их найти. Нет у нас информации о благотворительных фондах.

    А еще Алешины надеются выкроить денег на новый компьютер – преподнести подарок детям к Новому году. Техника нужна не только для игр: старшим девочкам он необходим для выполнения школьных заданий, ну а маме с папой – для работы в Интернете. Перед Новым годом старшие очень хотят увидеть старых друзей, с которыми когда-то встречались в районной ассоциации содействия детям-инвалидам.

    – Сейчас этой организации не стало, – с горечью говорит Ольга. – Раньше и помещение было, где мы все отмечали дни рождения, и занятия там проводились с логопедом, и любой досуг могли организовать – у нас в районе немало таких деток, да еще из детского дома можно привозить было. Очень нам этого не хватает.

    «Солнечная мама» редко говорит о своих проблемах, а если это произошло, значит, накопились.

    Восхищаться подвигом родителей можно бесконечно, а вот помочь может не каждый. И если есть такое желание и возможность – освещенные окна дома № 8 на улице Старополтавской в Кировском районе всегда ждут гостей.

    Надежда Магнитская

    Источник: Волгоградская правда

    Похожие новости
  • Почему в России все больше отказов от новорожденных?
  • Семейство Свешниковых, или Как помочь тяжелобольным отказникам
  • Загляните им в глаза
  • Жить среди людей
  • Найдите моей дочери другую маму
  • Синдром любви
  • "Пишите отказ"
  • Вредные советы
  • Роддомам запретят советовать мамам отказываться от детей-инвалидов
  • Это синдром любви, а не болезнь
  • "Нужно терпение"
  • "Не ругайте Еву. Она моя сестра"

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.