Сказка о том, как сирота из Петербурга в Америку уехал


    сиротаОдному из петербургских сирот, которого после вступления в силу "закона Димы Яковлева" ждало растительное будущее в психоневрологическом интернате, всё-таки удалось уехать в США. Речь идёт о ребёнке с тяжёлой инвалидностью. Люди, которые забрали его в семью, воспользовались "дырой" в законе. "Фонтанка" предлагает эту историю чиновникам, законотворцам, прокурорам и вообще всем борцам за права детей, чтоб они решили теперь, что с этой "дырой" делать:  оставить как шанс на семью для сирот-инвалидов или "замуровать" немедленно, чтоб наши дети не достались американцам.

    Мы не будем указывать подлинных имён приёмных родителей мальчишки и географических данных. Каждому, кто захочет узнать подробности, чтобы вызволить сироту из лап американцев и водворить в российское коррекционное учреждение, предлагаем считать всю историю предрождественской сказкой.

    Закон


    Дима попал в психоневрологический дом ребёнка в Петербурге сразу после рождения. Мать отказалась от него в родильной палате. Пока он был грудничком, находились потенциальные усыновители-россияне, но вскоре писали отказы. Потом приехала в дом малютки семейная пара из Европы. Они познакомились с мальчиком, вроде даже готовы были забрать. Но изучили букет диагнозов – и испугались. Диме было без малого 5 лет, он должен был привыкнуть к мысли, что не нужен никому. Но вдруг у него появилась семья.

    Сработал целый комплекс обстоятельств. Лиза – русская, её муж Ник – американец, но отлично владеет русским, он даже несколько лет работал в России. Их родные дети, выросшие в Штатах, тоже говорят по-русски. Лиза и Ник очень быстро наладили контакт с Димой. Познакомившись с ребёнком в доме малютки, они навещали его дважды в день. Они очень привязались к мальчику. Тут всё было по шаблону: слёзы умиления, слова "мама" и "папа", альбомы с фотографиями.

    В ноябре 2012 года, когда всё это начиналось, у них были хорошие шансы получить разрешение на усыновление от российских властей. Ник – учёный, человек обеспеченный. В городе, где семья живёт постоянно, находится одна из лучших в США детских клиник, которая специализируется как раз на лечении той болезни, что вписана в документы Димы. К тому же близкие родственники Ника – врачи, и они официально заявили о готовности помогать в лечении русского мальчика. Конечно, не надо забывать о русском языке в семье.

    И главное: Лиза – гражданка России. Живя в США много лет, вырастив там детей, она не отказалась от российского паспорта. У неё есть собственная квартира в Москве и жильё в Петербурге. В начале декабря 2012-го они с Ником подписали согласие на усыновление и ждали быстрого и положительного ответа от властей.

    Опека


    После того как президент Путин подписал "закон Димы Яковлева", Лиза попробовала, как и десятки других несостоявшихся американских усыновителей, побороться. Она пыталась убедить российские власти, что готова "на любых условиях подписать контракт с Министерством образования", "приезжать с Димой в Россию так часто, как это будет нужно", что двери её дома "всегда открыты для социальных работников" из России и лично для "господина Астахова". Это – цитаты из её писем с просьбой "о снисхождении" в разные инстанции, включая "аппарат президента Путина". Ответы Лиза получила только из аппаратов уполномоченных по правам ребёнка в Санкт-Петербурге и в Москве – Светланы Агапитовой и Евгения Бунимовича. Собственно, это была констатация факта: закон принят, все ждут разъяснений от правительства, что делать дальше, но разъяснений нет.

    – Уполномоченный не может сыграть какой-то значимой роли в процедуре устройства конкретного ребёнка в конкретную семью, – объяснила "Фонтанке" петербургский детский омбудсмен Светлана Агапитова. – В такой ситуации мы могли только дать консультацию, какие документы должна подготовить семья, учитывая, что женщина всё-таки – гражданка нашей страны.

    Лиза пошла к юристам. И юристы нашли ту самую дыру в "законе Димы Яковлева". Правда, воспользоваться ею могут только те жители Штатов, у которых есть российское гражданство.

    Лиза по-прежнему зарегистрирована в московской квартире, а в США состоит на консульском учёте как временно проживающая за границей. Она приехала в Петербург и обратилась в органы опеки муниципального образования, к которому относился Димин дом ребёнка. Она и не пыталась скрыть, что её муж – гражданин США, которому усыновлять российских детей запрещено. Напротив – представила его согласие. На то, что супруга станет опекуном несовершеннолетнего. Именно опекуном: Лиза обратилась именно за разрешением на опеку над ребёнком, а не на усыновление. А в "законе Димы Яковлева" не сказано, что гражданам России запрещено опекать российских детей.

    Поскольку у кандидата в опекуны, фактически проживавшего на тот момент в Петербурге (здесь Лиза действительно жила и проходила школу приёмных родителей), прописка имелась в Москве, питерские муниципальные чиновники обратились в столицу с просьбой "провести акт обследования жилищно-бытовых условий по месту её регистрации". В Москве органы опеки обследовали квартиру, где Лиза прописана, и признали её вполне пригодной для проживания несовершеннолетнего. Получив из Москвы пакет документов, разрешивших Лизе быть опекуном, петербургские чиновники дали своё согласие. И Лиза забрала ребёнка в семью.

    В упомянутом законе ничего не сказано и о том, что граждане России не имеют права детей, взятых под опеку, в США лечить. И Лиза оформила для Димы медицинскую визу. Она повезла ребёнка в Штаты не жить, а лечиться.

    Скоро год, как Дима живёт в семье. В американской клинике, которая, как мы говорили, специализируется на его заболевании, выяснили, что интеллект у ребёнка сохранён, а его физическое состояние можно во многом компенсировать, при хорошем уходе и грамотной реабилитации мальчик со временем сможет жить полноценной жизнью.

    Это, впрочем, ещё не конец сказки. Лизе приходится раз в полгода продлевать медицинскую визу ребёнку, который уже стал для них с Ником сыном. Она регулярно привозит сына в Москву – предъявить чиновникам.

    А Дима ведь, повторим, не усыновлён, он всего лишь под опекой, и ничего не стоит изъять ребёнка у "недобросовестных опекунов". Так что однажды чиновники могут решить, что американцы опять нарушили права нашего сироты на счастливое детство в приюте.

    Ирина Тумакова

    Источник: Фонтанка.ру

    Похожие новости
  • Голодец: количество детей-сирот в РФ снизилось за два года на 26 тысяч
  • Как нам устроить сирот
  • Сироты Петербурга или закон Димы Яковлева
  • Пасынки родины.
  • Успели до закона. Как живет русский ребенок-инвалид в американской семье?
  • Заложники «большой политики»
  • Золотые дети
  • Недетская площадка
  • Справороссы предложили отменить "закон Димы Яковлева"
  • Дети напрокат
  • Моя любимая тетя
  • Социологический опрос Левада-центра: "антисиротский закон" расколол страну

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.