К соцстраху – на повышенных тонах


    инвалирусУ ямальских инвалидов накопилась масса претензий к ведомству, которое обязано им помогать. Как ходячий ищет обувь качественную и комфортную, с тем же пристрастием выбирает инвалид коляску, которая для него что ноги. Вот только обретение этой мобильности зачастую лежит через неравную, изматывающую борьбу – с бюрократией.

    – Когда речь зашла о приобретении коляски, то специалисты новоуренгойского отделения ФСС предложили дешевую модель, которая мне не подходила не только по техническим характеристикам, я физически не смогла бы ей управлять, – с ноткой пережитой обиды говорит Юлия Мащенко, за 14 лет инвалидности она повидала разное отношение к себе и своему положению. – Я отказалась и попросила другую коляску, дороже, но которая отвечает требованиям и удобствам в эксплуатации. На что получила однозначный отрицательный ответ со ссылкой на отсутствие таких моделей у поставщика, с которым заключен договор. Мне было обидно до слез, вроде бы и не отказали, но и не помогли…

    «Поможем, перезвоните  позже»

    Женщина собралась с духом и обратилась в прокуратуру. Ровно через неделю раздался звонок из головного офиса регионального ФСС, находящегося в Салехарде. Без каких-либо пояснений у Юлии спросили параметры и наименование производителя коляски, которая ее устраивает полностью. Вскоре Юлия стала обладательницей долгожданного средства передвижения.

    Вопрос со специальными средствами личной гигиены: памперсами, мочеприемниками, катетерами и тому подобным – решается, по словам собеседницы «КС», не менее сложно. Система нацелена на то, чтобы удовлетворить запросы особых людей «оптом», тогда как очень многое зависит от категории инвалидности каждого больного, необходим индивидуальный подход.

    – Наш новоуренгойский отдел ФСС на месте решить ничего не может. Они исполнители, – оправдывает чиновников женщина. – Поэтому за разъяснениями по любой проблеме отправляют в Салехард. Туда, как ни позвонишь, один ответ: «Мы вам обязательно поможем, перезвоните позже».

    Ждать, просить можно долго. А спецсредства нужны каждый день. Проще самому приобрести.

    – Ничего, кроме вымученной коляски, мне не выдавали, – говорит Юлия. – Всё необходимое я приобретала сама, потом мне оплачивали.

    Подход по деньгам, а не по запросам

    Наталья Коротынская, директор филиала № 1 г. Новый Уренгой ФСС по ЯНАО, соглашается: со спорными моментами или претензиями способны разобраться только в окружном центре, куда перенаправляют новоуренгойских инвалидов. Что касается специальных гигиенических средств, то, считает она, проблем с поставками нет. Правда, получатели от предложений часто отказываются, ссылаясь либо на неудовлетворительное качество продукции, либо по другим основаниям.

    – Мы заинтересованы в том, чтобы люди получали те средства гигиены, которые им подходят, – утверждает руководитель. И объясняет процедуру заключения договора с фирмами-поставщиками специальных средств реабилитации для инвалидов. Фонд социального страхования объявляет тендер, на котором потенциальные поставщики представляют свой прейскурант. Побеждает тот, чья ценовая политика совпадает с бюджетом, отведенным ФСС на эти цели...

    Чем принцип «на что денег хватит» чреват для обывателей, понятно. В первую очередь низким качеством товаров и отсутствием выбора. Во вторую – неполной компенсацией затрат инвалида. Купит он себе, допустим, памперсы по 30 рублей за штуку, но вернут ему только отведенные фондом пятнадцать…

    «Компенсация» меньше десятой доли

    Олеся Вербиченко трудностей со средствами гигиены не испытывает. Говорит, что ей регулярно звонит специалист из соцстраха, интересуется. Кое-что из предлагаемого не подходит, тогда приобретает сама, расходы возвращают.

    А вот с коляской получилось по-другому. Олеся не стала ждать, когда ее обеспечат подходящим транспортом – купила его сама, за 150 тысяч рублей.

    – Разумеется, представила документы в новоуренгойский ФСС. А мне выплатили…13 тысяч рублей, – рассказывает Олеся. – Когда я спросила, почему такая маленькая сумма, ответили, как отрезали: есть договор с поставщиком, и в его перечне оборудования таких колясок, как вы хотите, нет, есть только за 13 тысяч рублей. Если бы вы ее приобрели за эту сумму, мы оплатили бы сто процентов стоимости. Что тут скажешь… По-своему они правы, но от этого легче не становится.

    Адрес отчаяния

    Что хочешь, то и делай.

    У людей с ограниченными возможностями из Ноябрьска тоже немало вопросов к ФСС.

    – В 2013 году не поставлялись технические средства реабилитации (ТСР), – рассказывает Сергей Богдановский (на снимке). – В октябре я обратился в суд, который постановил, что поставки должны быть выполнены до конца 2013 года. Этого ФСС не выполнил. Частично ТСР поставлялись летом 2014 года, но до сих пор не в полном объеме. Санаторно-курортное лечение предоставляется для колясочников в осеннее время и не всегда в хорошие санатории. Необходимо заключать договоры с крымскими и краснодарскими санаториями и на летнее время не менее чем на 30 дней.

    – Путевки на санаторно-курортное лечение, – согласен с Богдановским Денис Туча, – предлагают либо в зимнее время, либо в далекую Сибирь, либо в санатории, лишь формально являющиеся специализированными для спинальников. Нормальных санаториев для колясочников в России очень мало, поэтому основные закупки регионами производятся в январе-феврале. Наш ФСС начинает пытаться закупать путевки начиная с апреля, и иногда процесс затягивается до осени. Если и удается закупить путевки, то на таких условиях, как я указал выше. Видимо, 10–15 спинальников в регионе не являются весомым аргументом, чтобы приобрести для них путевки в январе на летний период в Краснодарский край, например, или в Крым. Ситуация повторяется ежегодно.

    Что касается колясок, то они, по словам Дениса Тучи, предоставляются не тех размеров, которые нужны. Например, человеку нужна ширина сиденья 40 сантиметров, а ему поставляют 50 сантиметров и – «распишитесь сразу в получении». После этого просить поменять, как правило, бесполезно. Что хочешь, то и делай.

    Сергей Василенко знаком с такой ситуацией не понаслышке. Он долгое время пытается заменить коляску на подходящую ему по размеру.

    – В декабре 2012 года мне ампутировали правую ногу по болезни. После комиссии МСЭ в мае мне выписали инвалидные коляски, которые пришли в декабре. Ждал их с шириной 51 сантиметр, а привезли 48. На мои неоднократные обращения в ФСС Ноябрьска о замене был получен категорический отказ, сотрудники объяснили, что завод-изготовитель не производит инвалидные коляски нужных размеров. С мая 2014 года я обращаюсь в ФСС Салехарда по вопросу замены, но результата пока нет.

    Виктор Бондаренко, инвалид второй группы из Губкинского, два года не может получить положенные ему ходунки.

    – Звонил в Салехард, там ответили, что нет поставок. Обещали в конце 2013-го. Потом в середине лета 2014 года. Постоянные отговорки. Если нет возможности предоставить мне ходунки, то сказали бы, чтоб я их сам приобрел, а мне бы возместили деньги, – сокрушается он.

    Андрей Швец, также инвалид второй группы, в 2012 году получил от ФСС оплату трости и поручней. У парня давно закончились мочеприемники. А санаторно-курортное лечение Андрею никто и не думал предлагать...

    Елене Рассветаевой повезло еще меньше. Ей тоже нужны трость и поручни, она не прочь отдохнуть и подлечиться. Но инвалиду второй группы не удается добиться помощи от ФСС вот уже десять лет.

    Лечите лучше зрение?

    Жалуются на ФСС и родители детей-инвалидов из Ноябрьска.

    – Моей дочери Софье установлена инвалидность с 2002 года, – рассказывает Инна Царикевич. – Диагноз «нервно-мышечная амиотрофия». В ИПР прописана периодичность предоставления санаторно-курортного лечения – раз в год. За 12 лет инвалидности путевки на санаторно-курортное лечение мы получали два раза. Специалист Фонда социального страхования РФ по ЯНАО звонит «часто», раз в три года, и предлагает зимой посетить санаторий, например, для детей с нарушением зрения в Барнауле. Мы отказываемся, потому что путевки не по профилю заболевания.

    Помимо этого, талоны на бесплатный проезд до места лечения и обратно предоставляют за две недели до выезда, в весенне-летний период купить билеты на поезд за две недели невозможно в связи с отсутствием мест. Приходится покупать за свой счет заранее, деньги не возвращают, либо обивать пороги железнодорожных касс и ловить билеты, – сетует женщина.

    Частный пример

    Почему Тамаре трудно лечить зубы.

    Надымчанка Валентина Гилашвили на Фонд социального страхования не ропщет. Коляски для ее дочери, которой исполнилось девятнадцать, выдаются, как и положено, каждые четыре года, и к их качеству особых претензий нет.

    – Последняя коляска, которую нам выдали, оказалась хорошей, – говорит женщина. – Правда, я просила комнатную, чтобы Тамарочка в ней по квартире могла передвигаться, а привезли снова уличную. Но ничего, мы старую приспособили под комнатную.

    Гилашвили живут на пятом этаже в доме без лифта, мама давно смирилась с тем, что каждый раз приходится спускать дочь в коляске по ступенькам. Для нее это не самая большая проблема.

    – Недавно Тамаре надо было полечить зуб, и нам пришлось обращаться в городскую стоматологию. Так вот при входе там нет пандуса, нам так тяжело было попасть внутрь, – жалуется Валентина Анатольевна, – да еще пришлось коляску на второй этаж тащить, где наш доктор принимает. Коридоры узенькие, с коляской пройти очень трудно… За талончиками тоже пришлось с утра рано идти, нет там для нас никаких льгот.

    Чтобы выяснить позицию руководства медучреждения по проблеме инвалидов-колясочников, мы обратились к главному врачу Анвару Вильданову. Планируют ли в городской стоматологии обустроить пандус? И как быть с талонами на прием для тех, кто не может самостоятельно передвигаться?

    – Средства на установку пандуса для нашей поликлиники уже выделены, – заверяет Анвар Агдамович. – Его обещают оборудовать в 2015 году. Правда, поскольку деньги бюджетные, то придется проводить торги. Надеюсь, в следующем году пандус все-таки будет.

    Что касается талонов на прием, то главврач заверил, что очереди нет:

    – У нас сейчас в регистратуре свободно дают талоны и для взрослых, и для детей. Есть на них электронная запись через сайт «Госуслуги», через наше учреждение в интернет-регистратуре, и, конечно же, остается «живая» запись.

    А чтобы не поднимать коляску на второй этаж, Валентине Гилашвили главврач советует обращаться к завотделением.

    – И этот вопрос мы бы обязательно решили, – говорит он. – На первом этаже тоже есть кабинет, и мы бы вызвали специалиста, чтобы он полечил девочку. Так что всё решаемо.

    Кстати, работа по созданию доступной среды для надымских инвалидов продолжается. Впереди установка пандусов в учреждениях культуры.

    – Планируем оборудовать ими музей, библиотеку, Дом природы, – перечисляет объекты начальник управления социальных программ Алексей Колесов. – Администрация района намерена адаптировать доступ инвалидов-колясочников во все муниципальные учреждения.

    Там, где устройство пандусов технически невозможно, обещают установить специальные подъемники для колясок. К примеру, уже в будущем году такой механизм планируют приобрести для первой школы искусств.

    Трио поддержки: прокуратура, суд, приставы

    Только в этом году в прокуратуру Нового Уренгоя обратились 39 инвалидов, из которых девять колясочников, три жалобы подали законные представители несовершеннолетних детей с ограниченными возможностями.

    – По девяти обращениям инвалидов-колясочников проведена прокурорская проверка, – информирует Оксана Маринина, помощник прокурора. – По ее итогам выявлен ряд нарушений по срыву сроков поставки инвалидных колясок, средств реабилитации и предметов личной гигиены. Дела были направлены в суд.

    Сегодня в окружной службе судебных приставов находится шесть дел «на исполнении в пользу истцов».

    – Суд полностью удовлетворил требования шести заявителей, – отмечает Оксана Александровна. – Три дела пока находятся в стадии рассмотрения.

    В региональном ФСС назвали крайних

    Вопросы, которыми задаются постоянно инвалиды и которые возникли после общения с ними у корреспондентов «КС», мы адресовали и. о. управляющего региональным отделением ФСС по ЯНАО Андрею Желобаеву.

    Правда, пришлось немного подождать его возвращения в Салехард. И на этой неделе встреча состоялась. Но, видимо, в силу занятости Андрей Львович лишь вкратце остановился на общих моментах.

    Итак, он сказал, что обеспечение инвалидов техническими средствами и санаторно-курортным лечением – не основные обязанности фонда, а дополнительные, возложенные постановлением Правительства РФ в 2005 году. И подчеркнул, что при закупках спецсредств и товаров для инвалидов региональный ФСС не подстраивается под свой бюджет – эти деньги доводятся Минфином.

    – Годовая потребность округа для обеспечения инвалидов санаторно-курортным лечением составляет 40 миллионов рублей, – уточнил руководитель. – На начало года у нас было около двух тысяч заявок. Мы приобрели в 2014 году около 950 путевок, причем часть из них для сопровождающих инвалидов лиц. Претензии, что путевки выделяются только в зимний период, не совсем обоснованы. В текущем году по различным причинам были вынуждены перенести сроки заездов с июня – августа на более поздний период только по 60 путевкам.

    Отбор санаторных учреждений происходит с учетом заболеваний инвалидов и на конкурсной основе, – сказал Желобаев.

    Нерасторопность ведомства, на которую жалуются инвалиды, по словам и. о. управляющего, связана с процедурой приобретения товаров, что происходит через торги.

    – Это требует времени, два-три месяца после подачи заявления. Так как в автономном округе нет производителей ТСР и ПОИ для инвалидов, на торги выходят поставщики из других субъектов РФ. При том у них отсутствуют соисполнители в автономном округе, что также сказывается на сроках поставки. Отсюда недопонимание и проблемы… – констатирует Андрей Львович.

    Что касается озвученной в материале компенсации в 13 тысяч рублей за коляску ценой в 150, расчет, по словам собеседника, законен, так как отвечает утвержденному Минтрудом России порядку выплаты компенсации за самостоятельно приобретенное инвалидом техническое средство реабилитации.

    – Согласно этим правилам, сумма компенсации определяется, исходя из последнего аналогичного контракта, – конкретизирует Андрей Львович. – Так вот, второй год для нужд ямальских инвалидов-колясочников частично закупаются коляски «Отто Бокк» и «Катаржина», стоимостью 13 и 28 тысяч рублей соответственно. Отсюда и размер возмещения расходов.

    Из частных случаев, а «КС» познакомил руководителя ведомства с собранными журналистами материалами, Желобаев прокомментировал только реплику Дениса Тучи из Ноябрьска. По документам мужчина, недовольный тем, куда и в какое время года выдают путевки, дважды ездил отдыхать: летом 2010 года на курорт в Сочи и в ноябре 2011 года в санаторий Новосибирской области.

    Что же касается комиссии по обеспечению контроля над качеством технических средств реабилитации, созданной в 2012 году, то она, проведя два заседания, бездействует. Причем из-за самих инвалидов.

    – Предложение о сотрудничестве было направлено четырем общественным организациям инвалидов, которые на тот момент существовали в округе, – пояснил чиновник. – Они определили представителей, но присутствовала на встречах (проходивших в окружной столице. – Прим. ред.) только салехардская «Надежда», хотя все решения этой комиссии принимаются только совместно. На просьбы фонда делегировать полномочия «Надежде» от общественников ответа не получено.

    Реплика по поводу

    Недавняя инициатива ЛДПР по созданию института уполномоченных по правам инвалидов не одобрена федеральным омбудсменом по правам человека.

    – Защита прав инвалидов входит в мандат федерального и региональных уполномоченных по правам человека.

    Путь размножения ведомственных уполномоченных как придатка исполнительной власти – это тупиковый путь, – считает Элла Памфилова, слова которой передает РИА «Новости».

    Справка

    Фонд социального страхования РФ создан для поддержки и непосредственной помощи людям с ограниченными физическими возможностями. И должен снабжать необходимыми средствами реабилитации нетрудоспособных граждан. В эту категорию входят люди, признанные либо временно нетрудоспособными, либо получившие пожизненный статус инвалида. По данным ФСС по ЯНАО, в регионе сегодня проживает 13,5 тысячи инвалидов, сколько среди них колясочников, в ведомстве не знают. Но каждый год приобретают по заявкам около двухсот инвалидных колясок.

    Анатолий Несвижеский, Валерия Акименко, Лариса Багумян, Владимир Ганчерко

    Источник: Красный Север

    Похожие новости
  • Санаторий инвалидам не положен
  • Крымские власти «выгодно» обменяли инвалидам путевки в санаторий на 1000 ру ...
  • Сахалинские инвалиды месяцами ждут коляски и трости
  • Почему путевки для инвалидов выбивает прокуратура
  • Путевка для льготника на пределе возможностей
  • Обеспечение ТСР в Петербурге: коляски и протезы с подвохом
  • Лечение с осложнениями
  • Бесплатная путевка для многих льготников остается мечтой
  • Неоконченный курортный роман
  • Как пострадавшему на производстве получить путевку в санаторий
  • Санаторно-курортное лечение инвалидов
  • В очереди на отдых

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.