Как умирают люди в белых халатах


    Как умирают люди в белых халатахСамолично встретившись с какой-нибудь смертельной болезнью, множество врачей, прекрасно осведомленных об ограниченных возможностях нынешней медицины, считают за лучшее не предпринимать героических усилий по продлению собственной жизни.

    Лет пятнадцать назад Виктор – довольно известный в своих кругах врач-ортопед – выявил в своём животе образование. Результаты анализов были крайне неутешительными – раковые метастазы плотно обхватили поджелудочную железу. Обследовавший Виктора хирург был учёным с мировым именем, помимо этого, он являлся автором редчайшей методики лечения рака поджелудочной. Сия методика давала хоть и небольшие (до пятнадцати процентов), но всё же шансы прожить ещё пять лет, правда, качество жизни обещало быть весьма низким. Но Виктор не проявил к этому ни малейшего интереса. Получив выписку из больницы, он свернул свою практику для того, чтобы остаток отведённого ему времени провести с семьёй. Бывший ортопед подписал письменный отказ от сеансов химиотерапии, а также от оперативного вмешательства, сопровождаемого облучением. Представители страховой компании, в принципе, остались довольны его решением.

    К докторам тоже приходит старуха с косой, но так уж повелось, что этот факт редко становится предметом дискуссий. По данному поводу стоит заметить, что врачи отходят в мир иной не так, как львиная доля россиян, украинцев или белорусов. Люди в белых халатах, в отличие от остальных людей, в гораздо меньшей степени пользуются медицинскими услугами. На протяжении столетий доктора воюют со смертью, вытаскивая пациентов из её лап, но, сталкиваясь с запахом ладана собственной персоной, они частенько уходят из жизни без борьбы. Кому, как не им, знать о ходе лечения, о реальных возможностях и недостатках медицины.

    Служители Красного креста, разумеется, тоже люди, и им присуще желание жить. Но им больше кого бы то ни было известно о последних вздохах в стенах больниц. Они ведают о том, что вызывает дрожь – встречать смерть доведётся в одиночестве, попавшем в капкан страданий. Родственники тяжело больных докторов часто слышат от них просьбы не проявлять героизма по спасению жизни тогда, когда пробьёт их час. Лекари не хотят, чтобы в последние мгновения жизни им ломали рёбра в помещении реанимационной.

    Большая часть врачей за время своей работы часто имеет дело с лечением, лишённым смысла, когда умирающим людям продлевают жизнь при помощи последних достижений в области медицины. Пациенты умирают, исполосованные хирургическими инструментами, в койках, обставленных разнообразной аппаратурой. Во все отверстия их тел вставлены трубки, накачивающие организм новомодными препаратами. Подобное лечение порой обходится в десятки тысяч долларов, и это является платой за несколько дней такого ужаса, какого и заклятому врагу не пожелаешь. Среди докторов, поддерживающих друг с другом приятельские отношения, зачастую происходят диалоги, типа: «Дай мне слово, если я окажусь таким же плохим, ты не лишишь меня возможности спокойно умереть». Как правило, в ответ звучит примерно одно и то же: «Не беспокойся, всё будет тип-топ». Некоторые медики носят медальоны, на которых выбито всего два слова: «Реанимировать запрещено». Встречаются оригиналы с татуировкой: «Начнёшь реанимацию – оторву руки».

    Как же мы до такого докатились – врачи оказывают больным ту помощь, от которой сами открещиваются всеми правдами и неправдами? Ответ на этот вопрос прост и одновременно сложен: пациенты, доктора и вездесущая система.

    Какую роль в сложившейся ситуации играют пациенты? Представим себе картину – человек лишился чувств, и его положили в больницу. Обычно близкие люди к этому совершенно не готовы, перед ними возникает целый ряд сложных вопросов. Что и говорить, какое-то время голова идёт кругом. Когда доктор спрашивает у заплаканной женщины, нужно ли предпринимать «всё необходимое» для спасения мужа, в ответ он, естественно, услышит: «Господи, делайте что хотите, лишь бы он был жив!» Возможно, растерянная женщина имела в виду только то, что действительно не лишено смысла, но врачи, разумеется, будут стараться изо всех сил, и неважно – резонно это, или нет. Увы, подобное происходит довольно часто.

    Дополнительные осложнения в ситуацию вносят ожидания, весьма удалённые от реальности. Люди возлагают на медицину слишком большие надежды. К примеру, обычный человек почти уверен в том, что сердечно-лёгочная реанимация зачастую способна вытащить больного с того света. Статистика утверждает другое: после этой процедуры из сотен пациентов лишь единицы выходят из больницы на своих двоих только потому, что сердце у них оказывается здоровым, а перебои с кровообращением возникают из-за скопления воздуха в плевральной полости. Если же реанимации будет подвергнут тяжелобольной и пожилой человек, то шансы на успех почти всегда равны нулю, а описать его страдания возьмётся не каждый сценарист популярных ныне триллеров.

    Участь врачей тоже вызывает некую долю сочувствия. Как объяснишь почерневшим от горя родственникам пациента, что в данном случае медицина бессильна, и дело не в экономии больничных средств, и уж тем более не в том, что врач не желает возиться со сложным случаем.

    Но бывает и такое, что на положение вещей не влияют ни медики, ни родственники больных. Довольно часто измученные недугами люди попадают в список жертв системы здравоохранения, которая активно поощряет лечение, не знающее меры. Думается, ни один из докторов не жаждет быть привлечённым к суду, поэтому с их стороны делается всё возможное для того, чтобы избежать ненужных проблем. Но, несмотря на все мероприятия, призванные обезопасить врача, система способна проглотить человека. Посему, даже если желание пациента имеет законную силу, далеко не каждый врач возьмёт на себя смелость отключить аппарат жизнеобеспечения. И не приходится удивляться тому, что большинство из них предпочитает принимать менее проблематичные решения.

    Но к себе подобного подхода доктора не приемлют. Почти все предпочитают умереть в спокойной домашней обстановке, а с приступами боли научились разбираться за больничной оградой. Хосписы, расположенные на территории России и Украины, помогают людям умереть достойно и с комфортом, не вспоминая о бессмысленных в своём геройстве процедурах. Как бы удивительно это не прозвучало, но многочисленные исследования указывают на то, что пациенты хосписа живут намного дольше тех, которые подвергаются лечению по полной программе.

    Думается, большое значение имеет не только то, сколько мы живём, но и то, как мы живём. Для осознания этой истины вовсе не обязательно иметь медицинское образование. И хочется надеяться, что большинство из нас сойдётся на том, что добротная помощь врача умирающему должна выглядеть так: позволить человеку отойти в лучший мир с достоинством. Уйти туда, где его ждёт любящий Небесный Отец.

    Благослови вас Бог!

    Похожие новости
  • Растет число платных больных в медицинских госучреждениях
  • Нормативы приема у врачей России, Европы и Америки
  • Почему врачи стали бояться лечить больных
  • Стоит ли вырезать деткам гланды
  • Следственные органы помогли минздраву Татарстана поставить диагноз
  • Психология врачей
  • Врачи никогда не признают своей ошибки
  • Осторожно: частная клиника!
  • Рак: мифы и действительность
  • В белых халатах - люди
  • "Между жизнью и смертью" - фильм и дискуссия
  • В России Анджелину Джоли не поймут

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.