Мама вопреки


    Несмотря на ДЦП, сахарный диабет и пугающие прогнозы врачей, в 30 лет Инга родила здорового ребенка. И начала жить заново: покончила с компанией наркоманов и вылезла из долгов.

    Об Инге Рогис мне рассказали в мичуринском Ордене милосердия. История этой женщины с непростой судьбой меня заинтересовала, и 22 января я приехала в Мичуринск, чтобы пообщаться с ней. Разговор получился прямой и достаточно откровенный. 37-летняя Инга рассказала о себе без прикрас. И, несмотря на ее физический недуг и на очевидную скованность движений и речи, произвела впечатление сильного человека.

    Характер Инги ковался с детства. В три годика девочке поставили диагноз «ДЦП». Мама горевала, а малышка как будто решила доказать всем, что она ничуть не хуже других. Рано начала читать, в школу пошла с огромным словарным запасом и багажом знаний. Училась хорошо. А дружить предпочитала с мальчишками – они ей были ближе и по повадкам, и по характеру.

    - Изгоем я себя в классе не чувствовала, - говорит Инга. - У меня была прекрасная первая учительница – Людмила Михайловна Курьянова. Она приучала наших мальчиков быть джентльменами. После уроков мальчишки всегда подавали нам пальто, портфели носить помогали. Комплексов из-за моей болезни у меня не было. Но почему-то всегда получалось так, что я должна противостоять всему миру.

    В школе все же нашлись «герои», решившие самоутвердиться за счет слабого. От их издевок она плакала по ночам в подушку.

    А в 9-м классе счнова получила такой удар по самолюбию, который не забылся до сих пор. Инга тогда влюбилась в соседского мальчика, с которым они дружили все детство. Но его мама быстро спустила девочку с небес на землю, сказав ей без обиняков: «Тебе нужен такой же, как ты, - инвалид».

    В 11-м классе к Инге прилипло новое несчастье: она заболела сахарным диабетом. И даже мама не давала любимой дочке шансов на обычное женское счастье.

    - Инке замуж не выходить, она больная, - подслушала как-то девушка разговор матери с подругой.

    А жизнь продолжалась. В 1995 году наша героиня поступила на экономический факультет мичуринского университета. Учеба давалась ей легко. И только личной жизни по-прежнему не было. Увлечения случались, но строгая мама их не одобряла: не хотела, чтобы ее дочке разбили сердце. И не замечала, что такая гиперопека не дает Инге жить.

    - Мама за меня слишком уж боялась и оберегала от всего, - признается моя героиня. – Она хотела как лучше, а в итоге просто закрыла меня от реальной жизни в стеклянный кокон. У меня были книжные представления о мире. И я не умела ничего. Даже когда мама уже тяжело болела и я в 20 лет впервые попыталась сама сварить суп, она мне не дала: все боялась, что я порежусь или обожгусь.

    До сих пор сожалеет Инга об одном упущенном шансе на личное счастье, когда, послушавшись маму, она отказала хорошему человеку…

    Этот роман случился в ее жизни совсем неожиданно.

    В 1995 году, когда Инге стукнуло 18, ее направили на лечение в Тамбов. Там, в больнице, она и познакомилась с мужчиной, который ей понравился.

    - Он лежал в ортопедии, ему делали операцию на ногах, - вспоминает Инга. – Он был старше меня, взрослый 30-летний мужчина. Очень симпатичный, статный – вот только с ногами беда: ходил с трудом.

    Новый знакомый Инге сразу понравился. Она ему, как выяснится позже, тоже запала в душу…

    Месяц в больнице пролетел быстро, и они разъехались по домам. Какое-то время еще переписывались. Прошел год, Инга уже стала забывать свою больничную любовь. А он вдруг приехал… свататься.

    - Он с порога к моей маме в ножки: Галина Васильевна, я за Ингой приехал, - вспоминает моя собеседница. – А мать – ни в какую: «Инга, куда ты поедешь? Как ты там будешь больная?» Я на мамины уговоры снова повелась – и пожалела потом, - признается Инга. - Больше никто из моих кавалеров предложение сделать не решился...

    В 1999-м, когда Инга училась на четвертом курсе, на нее свалилась новая беда: не стало мамы. Отец через полгода женился и ушел жить к новой супруге. Девушка осталась в пустом доме одна. Чтобы не сойти с ума, еще усердней налегла на учебу. Получила красный диплом, но с мечтой об аспирантуре пришлось распрощаться: после маминой смерти у нее не стало ни моральной, ни материальной поддержки. Дни заполнили пустота и апатия. «На помощь» пришли подружки. Теперь они захаживали к Инге каждый день, да еще приводили с собой женихов. Шумные посиделки до зари, разговоры ни о чем – так проходил день за днем. Инга, как радушная хозяйка, всех принимала и кормила ужином. Пенсия по инвалидности таяла, опустошался погреб с припасами. Для друзей она не жалела ничего. Но чувствовала, что на их празднике жизни она лишняя.

    - Представьте, приходят три парочки, расходятся по комнатам – а меня с котом на кухню, - говорит Инга. – А мне тоже хотелось своего женского счастья...

    Со временем все подружки повыходили замуж и забыли Ингу. Она снова оказалась наедине с собой в пустом доме. Но на это раз не надолго — в 2001-м Инга встретила отца своего будущего ребенка. Дима (имя молодого человека изменено — прим. ред.) понравился ей сразу. А на странности в его поведении влюбленная Инга старалась не обращать внимания.

    – Он был начитанный, эрудированный, - вспоминает Инга. - Крутился в рок-среде. Ну, а там, конечно, наркотики...

    Дима приводил в ее дом своих друзей, с которыми его, как выяснилось позже, связывала не только рок-музыка. Когда до нее дошло, что вся «тусовка», гостеприимно впущенная в личное пространство, увлекается наркотиками, было уже поздно. Зачастившие визитеры уже вели себя в ее доме по-свойски: варили на ее кухне «молоко» из конопли, тут же употребляли. Доставали и наркотики покрепче. Колоться вмести с ними, правда, не уговаривали, зато устраивали пьяные оргии и забирали все сбережения, вынуждая больную сахарным диабетом голодать. Дошло до того, что Инга не могла заплатить за воду и свет, и ей их попросту отрезали. Женщина боялась своих новых «друзей», но не знала, как от них отделаться, чтобы не потерять любимого. Так и катилась бы она вместе с ними в пропасть, если бы не случай.

    Однажды старый Ингин знакомый попросился у нее переночевать: мужчина крепко выпил и не хотел нарываться на скандал с женой. Но Диминым дружкам не понравилось, что в «их» доме спит посторонний. Они избили его так, что тот в чем мать родила выскочил на улицу и стал звать на помощь. В итоге всю компанию забрали в полицию. Там Инга написала заявление, что вот уже два года эти люди не дают ей житья. Она больше не сомневалась, что все делает правильно: ведь незадолго до этой кошмарной ночи женщина узнала, что беременна.

    Избавившись от измучивших ее друзей-товарищей, Инга вздохнула с облегчением. Теперь все ее мысли были заняты маленьким комочком, который рос внутри. Но Диму новость о беременности не обрадовала: ребенок ему был не нужен. Будущую мать это не остановило: она твердо решила, что ее малыш будет жить.

    От родни свое интересное положение Инга держала в секрете, но живот рос, и вскоре сарафанное радио донесло, что она ждет ребенка. Родные стали настаивать на прерывании беремености. «Ребенок родится больной», «нечего нищету плодить», «у тебя руки трясутся - начнешь пеленать и уронишь», «не прокормишь», «умрешь при родах», - пугали женщину близкие. Ингу повезли в Тамбов на искусственные роды. Она поехала, но решила, что все равно сделает по-своему. В перинатальном центре Инга заявила врачам, что хочет стать матерью, несмотря ни на что. Лечащая врач неожиданно поддержала: «Если не родишь сейчас, другого шанса больше у тебя не будет».

    Ее дочка появилась на свет 18 декабря 2006 года. Невзирая на мрачные прогнозы родственников, маленькая Света была абсолютно здоровым ребенком.

    - Когда я родила, то как-то сразу все наладилось. Мне очень помогли в Ордене милосердия. Спасибо огромное Маргарите Александровне Назаровой. Она договорилась, чтобы мне снова включили воду и свет, - говорит Инга.

    Маленькая дочка хлопот маме не доставляла: ела и спала по расписанию, была очень спокойной. Инга легко справлялась со своими материнскими обязанностями. Да и надеяться ей было больше не на кого: родные отвернулись, отец малышки тоже никакого интереса к ребенку не проявлял.

    - Света своего папу не знает. Она его видела когда-то, но просто как чужого дядю. Хотя она – его копия, - говорит Инга. - А я Женю до сих пор люблю. Но решила, что мужчинам в моей жизни места больше нет, буду жить для дочки.

    Сейчас мать и дочь вдвоем выживают на пенсию по инвалидности — 10 тысяч рублей с копейками. На работу, как ни старалась, Инга устроиться не смогла.

    - На бирже труда не меня посмотрели как на ненормальную: у нас и для здоровых-то работы нет, - сетует она.

    Но на материальных трудностях Инга старается не зацикливаться. Главное — есть родной человечек рядом.

    - Света у меня взрослая не по годам. Знает, что надо делать, если маме стало плохо, - говорит Инга. - А когда я сюда собиралась, она мне говорит: «Мам, ты у меня самая красивая». Это ли не счастье?

    Ирина Костенко

    Источник: Провинция

    Похожие новости
  • Бороться за родного человека
  • Мамочка, не плачь!..
  • Отдайте моего Сереженьку
  • История из моей жизни
  • Мама заставила меня сделать аборт
  • В тебе мое спасение
  • Удочерил собственную дочь
  • Как найти любимого даже будучи в инвалидной коляске
  • Жить будет, но как овощ
  • Был уверен, что Мадина меня бросит
  • О маме..
  • Андрей и Светлана

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.