Паралимпийский хоккей: история другой сборной


    Борьбу этих хоккеистов на февральском турнире «Кубок вызова» телевидение не покажет. Для них в эфире почти нет места. Они другие. Об этом история Вадима Селюкина, защитника сборной России по следж-хоккею (хоккею на санях). 

    - В следж-хоккее много ребят из военных. И Алексей Амосов, и Владимир Каманцев - вратарь, и Иван Бердник. И Илья Попов, который ногу потерял во время теракта в Каспий­ске. Помните, военный оркестр взорвали? Он шёл в том оркестре… Когда в команде столько армейских людей, то дисциплина - сами понимаете. У нас так у­строено: будет порядок - будут и победы. Никаких послаблений. Поэтому нет левых людей - таких, чтобы что-то не умели. У нас ведь очень жёсткий хоккей. Столкновения, травмы, шайбы прилетают, локти выбивают. А как иначе? Это игра мужиков, которые не щадят друг друга. Такой азарт у всех!

    «Ты сможешь!»

    Я призывался в 1995-м. Идти в армию или нет - вопроса даже не было. Я ведь в селе вырос, отслужить делом чести считалось. Попал в Чечню. Чечня, война… Не хотел бы этой темы касаться. Да, все себе отдавали отчёт, куда попали. Но я сразу понял: служба - это моё. Другие понятия, другие люди, никаких полутонов - либо да, либо нет. Отслужил срочную и решил остаться. Хотя вопрос: «А зачем? Ты что, дурак, в другом месте не можешь реализоваться?» - слышал часто. Считалось, что в армии одни лохи служат за копейки. Её же тогда развалили, растоптали. Это сейчас приятно посмотреть. А по тем временам ребята в шинелях по уши в грязи лазили, машины и танки какие-то разваленные... 

    2002-й и Чечня. Я наступил на мину. Дальше - темнота. Меня врачи в госпитале в подмосковной Купавне с того света тащили. Там до гангрены, по сути, дошло. Я всё вспоминаю лицо доктора, который меня в барокамеру возил и твердил: «Давай, Вадим, давай! Ты сможешь, выкарабкаешься». Потом был 6-й цент­ральный военно-клинический госпиталь - и снова операции. Делал их Поправка Сергей Николаевич. Его военные хорошо знают - столько их через этого врача прошло! 

    Когда в коляске в зеркале первый раз себя увидел - глазам не поверил. И чувствовал вроде себя нормально, но вот это отражение... Так дико было. Ребята домой приходили навещать, так я им дверь не открывал без протезов. Не хотел, чтобы меня такого видели. 

    Через год после госпиталя мы с моей Иришкой поженились и поехали в Геленджик в медовый месяц. Пришли на пляж, я протезы снял, и дети стали пальцем показывать: «Смотрите, дядя без ног!» Сквозь землю готов был провалиться. Казалось, не смогу так дальше, не выдержу. Если бы не Ира рядом... Непросто объяснить, но в какой-то момент ты становишься выше этого, откидываешь в сторону. Ведь нужно жить дальше. И жить полноценно. Я в университет поступил на специальность «менеджер организаций». За 6 лет только одно занятие пропустил, причём забавно: курсе на втором товарищ по парте у меня спросил: «Вадим, а с ногой-то что? Ты когда хромать перестанешь?»

    А спорт... Ещё в госпитале мама прочитала мне заметку о водолазе без ног. Сильно у меня в голове эта история засела, хотя с водой я до этого не очень дружил  - так, по-собачьи барахтался. Поэтому, когда мы с моим боевым товарищем организовали в Одинцово клуб для спортсменов-инвалидов, я тут же в бассейн отправился. Я вот ещё хочу сказать про центр. У нас ведь обычно принято ругать власти - сами ничего не делают и другим не дают. Но в нашем случае мы от всех только поддержку видели... В общем, так я зафанател этим плаванием, что «доплыл» до чемпионата России. И так бы, может, и плавал дальше, если бы не следж-хоккей. 

    Вообще первый раз я увидел следж-хоккей по ТВ ещё в 2006‑м. Был какой-то пятиминутный обзор Паралимпиады в Турине. И так там ребята рубились, что очень зацепило. В России ведь ничего подобного не было. Считалось, что это затратный вид спорта и не имеет смысла его культивировать. А потом Сочи выбрали столицей Олимпиады и Паралимпиады. Нас, человек 15-20 человек, вызвал директор Центра паралимпийских, сурдлимпийских и неолимпийских видов спорта Московской области Дмитрий Иванович Котырев и сказал, что под Игры-2014 организуется такой вид спорта, как следж-хоккей. Мол, давайте попробуем, ребята. 

    Так, осенью 2009-го отправились мы на первые сборы. Из тех парней, кто туда поехал и смог потянуть запредельные нагрузки, остались фактически все, никто не сбежал. Хотя поначалу ничего не получалось - в санях толком удержаться не могли. Да и сани эти - первые, которые в Канаде закупили, - ломались от малейших столкновений. Уже потом выяснилось, что они не профессиональные, а учебно-тренировочные. Клюшки из обычных выпиливали, отрезая всё лишнее. А когда поехали на первые международные соревнования… Ой, даже вспоминать не хочется. Эстонцам проигрывали с разгромным счётом. 

    Но надо поклониться тренерам, которые взялись за нас нулевых. Это их заслуга, что Россия сейчас входит в топ-3 команд мирового следж-хоккея. Вы бы посмотрели, как работает главный тренер сборной Сергей Самойлов. Постоянно ищет какие-то инновационные вещи, за счёт которых можно соперника обыгрывать. Да и наш Центр паралимпийских видов спорта Московской области сильно помогал. Стали ездить на зарубежные турниры, постоянно обращали внимание на все нюансы. Изучали игры сильных команд, опыт по крупицам собирали.  Так и прошли годы до Сочи. Сборы, соревнования, сборы. Прописались в этом следж-хоккее. Домой когда получалось вырваться - так я от жены с дочкой ни на шаг. Кто бы ни звонил, куда бы ни звал - извините, я с семьёй.

    b47cc045f317e7f7c5c9e7f5d10a2ec2.jpg

    А потом Сочи и этот обидный проигрыш американцам в финале (0:1)... Мы же на групповом этапе одолели США (2:1), чего никогда до этого не делали. И так поверили в свои силы, так хотелось выиграть эти домашние Игры, но... Что сказать? Надо это пережить, забыть. А как забыть? Хотя, конечно, 2-е место нашей команды все посчитали успехом. Стали сравнивать с олимпийской сборной, которая до полуфинала не дошла. Мне эти сравнения не по душе. Ребятам просто не повезло. И точка. 

    После финала в Сочи подошёл ко мне Рико Роман из американской команды, пожал руку и сказал: «Хорошая игра, солдат». Я потом в Интернете прочитал, что он такой же военнослужащий, тоже пострадал, защищая интересы своего государства. Мы - не враги, мы - соперники. Он солдат, и я солдат. Я патриот своей Родины. Он - своей. И нам есть за что друг другу руки жать. 

    Вот вы спрашиваете у меня про мужество. А почему у меня? Потому что орден такой есть? Нет, вы лучше спросите у тех, кто сейчас там, где нашего брата притесняют, убивают. Вот мой друг поехал в Донецк. Не по приказу, а потому что не смог остаться равнодушным. Знаете, есть люди обычного состава, когда возня какая-то - накопить, валюту купить или соль поваренную, потому что сказали, что подорожает. А есть - особого, которые жизнь отдадут за товарища, за страну. И я горжусь знакомством с ними. 

    Виктория Хесина

    Похожие новости
  • Герой Паралимпиады: Еще неизвестно, кому тяжелее
  • Открытый Кубок Москвы по следж-хоккею станет традиционным
  • В следж-хоккей играют настоящие мужчины
  • Россия установила медальный рекорд Паралимпиад
  • Сергей Шилов: наша команда сильна как никогда
  • Российские паралимпийцы в четверг достигли барьера в 50 медалей в Сочи
  • Чем Паралимпиада отличается от Олимпиады
  • Едем в Сочи бить Канаду
  • Задача наших следж-хоккеистов – услышать гимн на пьедестале
  • Паралимпийцы готовятся к Играм в Сочи
  • "Мы - россияне, мы все подсматриваем": следж-хоккей и "бронза" россиян
  • Форвард "Югры"

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.