Надежда на исцеление есть


    Мы часто слышим о людях, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации, но не так часто случается, когда человек самостоятельно пытается выбраться из нее. С одним из таких людей мне недавно удалось познакомиться, общаясь в социальной сети. Меня заинтересовала история парня, который практически в одиночку, лишь при помощи жены борется со страшной болезнью. Дмитрий Горбунов рассказал мне о тяжелом недуге, который, медленно проникая в его тело, делает его неподвижным, и о своих попытках бороться с болезнью. 

    Мы договорились о встрече, и в четверг, 5 февраля, в фуд-корте магазина ИКЕЯ я пообщался с самим Дмитрием и его женой Екатериной, которая и привезла туда своего парализованного мужа в инвалидной коляске.

    Первое, что меня удивило в Екатерине и Дмитрии, был их спокойный и даже позитивный настрой. Дима сидел в инвалидном кресле перед столиком, рядом располагалась его жена. Мы поздоровались, я присел за столик и стал задавать вопросы. Как оказалось, Дмитрий и Катя родились в Самаре. Диме сейчас 37 лет. Сложно поверить, глядя на неподвижного человека в инвалидном кресле, что до 2007 года он не страдал никакими заболеваниями, был абсолютно физически здоров, учился и работал, часто выезжал на природу - словом, жил обычной жизнью.

    - Познакомились с Катей мы еще подростками через наших общих друзей и через год, в 2000 году поженились. Просто мы знали, что всегда будем вдвоем. У нас трое детей 11, 7 и 3 лет: Лиза, Ульяна и Лев. Мы над этим смеемся –«каждые четыре года ребенок, как по расписанию. Тогда еще ничто не предвещало недуга, - рассказывает Дмитрий. Он сидит в кресле почти неподвижно, у него лишь слегка шевелятся кисти рук. Я вновь почувствовал гордость и восхищение от того, что встречаюсь с ним не у изголовья кровати, а в ресторанчике, как с обычными здоровыми людьми. – Рос я здоровым, как и моя сестра, ни у кого в моей семье ничего подобного не было, родители никогда ничем подобным не болели, никаких патологий, никаких отклонений. Даже отдаленно я не слышал, чтобы у кого-то в роду были тяжелые болезни, детство моё было веселым, во многом благодаря моей старшей сестре – всегдашнему моему партнеру по играм. К сожалению, теперь мы с ней видимся редко, живут они далеко. После армии я работал механиком по лифтам. Был инженером-электронщиком, даже здесь, в «Меге» лифты я запускал. Работал я и в 24 года решил в институт поступить. Учился на последнем курсе, как-то раз взял посмотреть свою старую тетрадь с лекциями и с удивлением увидел, что мой почерк сильно изменился, стал менее разборчивым, корявым. Это и было начало.

    Постепенно у Дмитрия стала неметь правая сторона тела. Сначала рука, потом и нога. Когда онемение перешло на левую сторону тела, недоумение Дмитрия и его жены сменилось испугом.

    - Я начал ходить, постоянно прихрамывая, подволакивал ногу. Соседи и люди на улице постоянно считали, что я пьяный, когда я шел детей забирать из детсада. Так и кричали мне: «Фу, напился, сейчас детей потеряешь». Дети очень переживали из-за этого, особенно старшая, Лиза. Она и так от природы застенчивая, а тут еще папа себя странно ведет. Врачи мне тогда ничем помочь не захотели.

    - Я помню этот момент, - вступила в разговор Катерина. - Мы ходили на массаж, и девушка- массажист сказала нам, что нужно будет идти к невропатологу, если после ее массажа боль из ноги не уйдет. Мы ходили по разным врачам и повсюду слышали одно и то же: «Ничего страшного, само пройдет». Даже когда у Димы начался тремор на правую сторону, врачи говорили: «Он сам ею трясет, не захочет, трясти не будет»

    Три года назад Дима и Катя переехали в Кошелев из 15-го микрорайона, поскольку начавшееся у Димы осложнение не позволяло ему подниматься в пятиэтажке по лестнице. Это был тяжелейший период в его жизни и морально, и физически. Жизнь превратилась в бесконечную борьбу с собственным ставшим непослушным телом.

    Пока мы жили в 15-м микрорайоне, я еще как-то умудрялся водить машину. Катя сидела на пассажирском сиденье, поскольку у нее не было прав, и пыталась мне помогать, переключала скорости. Как только у нас родился третий ребенок, она тот час же пошла сдавать на права. Сейчас Катя сама водит машину.

    - Да, вожу, - с грустной улыбкой вступила в разговор Катя. - Мне пришлось освоить много мужских дел – я и машину вожу, и гвозди забиваю. Лобзиком вот научилась пилить. Только я не хочу всего этого, я же шить люблю. Папа должен пример своему сыну подавать, не я.

    На протяжении всего развития болезни от легкого онемения до полного паралича, который развивался 7 лет, врачи твердили одно и то же: «Никакой болезни нет». Когда же болезнь стала настолько очевидной, что Диме пришлось выдать инвалидность 1-й группы, врачи поставили диагноз «Болезнь Паркинсона»

    - Мы с женой были не согласны с диагнозом, - рассказывает Дмитрий. - Я перечитал кучу книг по медицине и точно знал, что Паркинсон проявляется не так. Я отказался пить лекарства, которые давали мне эти врачи, поскольку читал на форумах, что часто от такого лечения людей парализует полностью и выздоровления никогда не наступает. Я решил заниматься сам, попробовал вегатарианство, йогу, покупал себе тренажеры, находил инструкторов. Никто со мной особо заниматься не хотел, приходилось много работать самому.

    Через знакомых Дима и Катя узнали об одном докторе, который лечит тяжелые случаи, однако отказывается от безнадежных, поскольку лечит людей в правительстве и не может терять свое время. Попав к нему на прием, они впервые узнали, что происходит и что надежда на выздоровление есть. У Димы оказалась тяжелая, но излечимая болезнь – ригидный полиомелит.

    - Этот доктор дал нам точные указания, что делать, и после применения его методики впервые за весь период болезни я ощутил улучшение. Раньше мои мышцы были очень сильно напряжены – я даже не мог спокойно лежать, любая неровность, любая маленькая складка на простыне причиняли мне адскую боль. После прописанных им лекарств, которые можно купить в обычной аптеке, мои мышцы наконец-то расслабились, и я смог хотя бы спокойно спать. Теперь я знаю, что надежда есть, поскольку вижу улучшения. Я каждый день пытаюсь встать с этого кресла и пойти! У меня уже вся спина в синяках от постоянных падений, но я не устаю пытаться.

    Несмотря на все сложности, Дима не опускает руки и пытается приспособиться к своему теперешнему положению. Год назад он решил получить второе высшее образование. И работать над созданием сайтов с использованием голосовых программ.

    - Я, несмотря ни на что, люблю жизнь и не собираюсь опускать руки. Тем более у меня такая чудесная жена и трое замечательных детей. Я верю, что смогу преодолеть любые испытания и жить полноценной и счастливой жизнью, – завершил свой рассказ Дмитрий.

    Андрей Чапта

    Источник: Провинция

    Похожие новости
  • Моя жизнь – это борьба
  • Генетическая болезнь не сломила волгоградку
  • Сильная хрупкая Катя
  • У кого-то уши торчат, а я просто ходить не могу
  • Одноногий скалолаз
  • Глаза не видят, а руки делают
  • Сон с одуванчиками
  • История болезни, и в то же время - любви
  • Никому не нужная.
  • История моей болезни
  • Из новой жизни, в другую
  • Просто моя история

  • Комментарии

    winked
    Очень хорошая и позитивная статья.
    Привет Дмитрию и Кате.


    Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.