С мыслями о России


    Джессика ЛонгУдочеренная американцами паралимпийская чемпионка хочет вернуться на родину

    Снаружи было еще темно, когда Джессика Лонг (Jessica Long) неторопливо проковыляла к бассейну олимпийского центра водных видов спорта. На ней был закрытый купальник пастельных цветов и серые наколенники, защищающие культи ног от грубого бетонного пола у кромки бассейна. В одно ухо она воткнула наушник, возясь со своим айпадом. Второй наушник свисал сзади вместе с прядью белокурых волос. Таким образом,  она могла слышать, о чем тихо болтают ее товарищи по команде, собравшиеся в гулком зале для плавания, который уютно расположился у подножия Скалистых гор.

    В то утро она слушала более легкую музыку, чем в подростковом возрасте. Сегодня на предрассветные тренировки в Олимпийском тренировочном центре сонного городка Колорадо-Спрингс, находящегося на высоте 1829 метров над уровнем моря, ее вдохновляют не Эминем и не Лил Уэйн, а более мягкие произведения групп инди, таких как Mumford & Sons и Imagine Dragons.

    Лонг, которой 21 год, является, пожалуй, главным лидером среди паралимпийских пловцов своего поколения. По своей натуре она скорее сова, чем жаворонок, да и отчаянные вопли  товарищей по команде, ныряющих в холодную воду, отнюдь не вдохновляют.

    «Этот бассейн не очень теплый, особенно зимой, - рассказала Лонг в интервью корреспонденту «РИА Новости», которое состоялось в Олимпийском тренировочном комплексе. – Когда на улице холодно, здесь становится еще холоднее. Поэтому, чтобы прыгнуть в бассейн, мне нужно что-то вроде встряски».

    Такая нелюбовь к холоду может показаться странной для девушки, родившейся в самом центре Сибири. Первые 13 месяцев своей жизни Лонг провела в детском доме в Иркутске, куда девочку поместили после того, как врачи убедили юных родителей отказаться от нее вместо того, чтобы воспитывать безногого ребенка.

    Прошло двадцать лет, и вот, вооружившись десятком-другим фраз на русском языке, огромным любопытством и множеством вопросов, Лонг готовится отправиться в Россию, чтобы встретиться со своими биологическими родителями, о существовании которых она до прошлого года ничего не знала. Девушка поедет туда впервые с тех пор, как ее удочерила семья из Балтимора.

    Из Братска в Балтимор

    Джессика Лонг родилась Татьяной Олеговной Кирилловой 29 февраля 1992 (високосного) года в далеком промышленном сибирском городе Братске, что в  Иркутской области. Ее матери было 18 лет, а отцу 17. У девочки была врожденная гемимелия: она родилась без малых берцовых костей и многих костей стопы. Когда биологические родители пришли к выводу, что не смогут должным образом заботиться о ребенке, девочку отдали на попечение российского государства.

    «Я жила в Сибири одна, мать и отец были далеко, - рассказала в прошлом году на российском телевизионном ток-шоу биологическая мать Лонг Наталья Кириллова. – Я не знала, куда пойду, если заберу ребенка домой».

    Спустя год Кириллова родила вторую дочь Анастасию. После этого она, по ее словам, поехала в иркутский детдом, где жила Лонг, с намерением забрать ребенка домой. Но было слишком поздно. Девочку удочерили приемные родители из Балтимора Стивен и Элизабет Лонг, у которых было двое собственных детей.

    Лонгам хотелось больше ребятишек, однако врачи сказали им, что своих детей у них больше не будет. «Мы надеялись, что нам удастся усыновить детей с инвалидностью, - рассказал Стив Лонг корреспонденту «РИА Новости». – Мы считали, что сможем дать им хорошую семью, будем работать с ними, чтобы они могли вести полноценную жизнь».

    Лонги также усыновили маленького мальчика из того же детдома с заячьей губой, дав ему имя Джошуа. Потом оказалось, что врачи ошиблись в своих оценках относительно их репродуктивных способностей. В итоге у этой пары появились на свет еще два ребенка, и в целом детей в семье стало шестеро.

    «Скучно в нашем доме не было никогда, - сказала Лонг. – Ну, то есть, даже сегодня там всегда что-то происходит».

    У Лонг были деформированы остатки конечностей ниже колен, и поэтому ей было трудно носить протезы. Когда девочке исполнилось полтора года, врачи ампутировали их, и уже через две недели ребенок заковылял на искусственных ногах – правда, вначале ей приходилось использовать ходунки. «Для меня это всегда было естественно, - сказала Лонг. – Это как надеть туфли…. Это как ходить на очень высоких каблуках».

    Будучи неугомонным и очень активным ребенком, Лонг носилась по дому как маленький дьяволенок. «Я кувыркалась и делала сальто во всех уголках дома, - рассказала она. – У нас был батут, и я делала на нем перевороты назад. Я взбиралась на холодильник и на перила. Я всегда куда-нибудь залезала».

    Чтобы дать выход этой энергии, приемные родители Лонг отдали ее в шестилетнем возрасте на гимнастику. Ей этот вид спорта понравился, потому что  не надо было носить протезы, но выполнять упражнения с колен было непросто.

    Когда Джессике исполнилось 10 лет, родители сказали, что если она хочет продолжать занятия гимнастикой, тренироваться ей придется в протезах, которые имели обыкновение соскальзывать с ног в самое неподходящее время. Один раз такое произошло, когда девочка поднималась с лыжами на подъемнике.

    «В десять лет я подумала: «Не хочу я болтаться на брусьях с этими ходулями, делая перевороты, кувырки и прочее», - рассказала Лонг. – Поэтому мы решили найти другой вид спорта, которым я могла бы заниматься без протезов, оставаясь такой же активной».

    Русалочьи мечты

    Джессику Лонг всегда, сколько она себя помнит, тянуло к воде. В воскресенье после церкви Лонг вместе с семьей отправлялась к бабушке и дедушке, у которых во дворе дома был бассейн. Там они резвились до самого вечера.

    «Именно там я по-настоящему полюбила плавание, - говорит она. – Я воображала себя русалкой, и знаете, мне очень нравились все эти приключения. Я плавала с открытыми глазами, пока они не становились красными».

    Взрослея, Лонг старалась всегда и везде побеждать, каким бы обыденными ни казалось соперничество. Съесть мороженое, пробежать через переднюю дверь – она всегда должна была оказаться первой. Зная об усиленной любви девочки к победам, ее братья и сестры время от времени дразнили ее, наперегонки бросаясь к обозначенной финишной черте. «Я в такие моменты кричала: «Это нечестно!»» - вспоминает Лонг. Бассейн уравнял их шансы.

    Бабушка Лонг как-то прочитала в газете статью о местной команде пловцов и предложила 10-летнему ребенку сменить гимнастику на плавание. На первой тренировке девочка сумела проплыть только двумя стилями. Когда Джессика впервые попробовала плыть баттерфляем (сегодня это ее конек), она боялась, что утонет. Но вскоре она уже могла поспорить и вырвать победу даже у тех, кто пользовался всеми своими руками и ногами.

    «Знаете, мне очень понравилось отношение девочек из команды, - говорит Лонг. – Для них я не была безногой девчонкой. Для них я была соперницей, которая может даже обогнать их на дорожке».

    Начав участвовать в соревнованиях, Лонг уже через два года удивила родственников и тренеров, получив место в паралимпийской сборной США и поехав в 2004 году в греческий город Афины. Родители старались удерживать девочку от необузданных мечтаний на отборочных соревнованиях в Миннеаполисе, напоминая, что ей всего 12 лет. «Но я помню, как подумала тогда: «Ну уж нет, я своего добьюсь», - рассказала Джессика корреспонденту «РИА Новости».

    В итоге в Афинах она завоевала три золотые медали, в том числе, вырвав в последнее мгновение победу у мировой рекордсменки из Израиля Керен Лейбович на стометровке вольным стилем. Так началась ее карьера. «Вот так примерно все и началось», - говорит Лонг.

    Затем она выиграла четыре золотые медали в Пекине в 2008 году, хотя в 16 лет задумалась о завершении спортивной карьеры, так как пообещала друзьям, родственникам и репортерам, что привезет домой семь наград. В прошлом году на Олимпиаде в Лондоне она завоевала еще пять золотых медалей, и в настоящее время ей принадлежит 15 мировых рекордов.

    Но самыми памятными для нее соревнованиями стали те, что состоялись через несколько лет после того, как она занялась плаванием. Тогда она выступала за свою балтиморскую клубную команду, состязаясь на стометровой дистанции вольным стилем с 85 крепкими и вполне здоровыми соперниками. На коротких дистанциях Лонг оказывалась в невыгодном положении: работа ступнями и голенями обеспечивает быстрый старт, а ступня к тому же значительно увеличивает скорость. Но в тот день Лонг победила всех. «Это было действительно здорово», - говорит она.

    Россия зовет

    Родители Джессики с самого начала откровенно рассказали ей об удочерении. По ее словам, она никогда не чувствовала себя чужой в своей американской семье, но с самого детства хотела увидеть родную маму.

    «Был период -  тогда мне исполнилось лет 15 или 16 – когда я думала, что ни за что не захочу ее искать. Но потом я повзрослела и решила – да, я действительно хочу ее увидеть», - говорит девушка.

    В интервью российскому телевидению, данном весной перед играми в Лондоне, Лонг сказала, что хотела бы встретиться со своими биологическими родителями. Но если такой встрече суждено было состояться, Джессика не хотела, чтобы она произошла до Паралимпийских игр. Ей надо было завоевывать золото.

    Неизвестная Лонг неутомимая  журналистка с государственного телеканала «Россия-1» Виктория Петрова пекла у себя на кухне картофельные оладьи, когда увидела телерепортаж об удочеренной американцами русской девочке, ставшей суперзвездой плавания. Мгновенно поняв, какая человеческая драма скрывается за этой жизненной историей, Петрова решила отыскать биологических родителей Лонг, о чем она позднее написала в своем блоге.

    Поиски привели ее сначала в Иркутск, затем в Братск, а потом в затерявшуюся глубоко в тайге деревню Тэмь с населением 853 человека. Там она и отыскала биологических родителей Лонг Наталью Кириллову и Олега Валтышева, которые поженились и живут вместе со своими детьми - родными сестрами и братом Лонг. Анастасии 19 лет, а двойняшкам Даше и Игорю по 13.

    Судьба дочери, от которой Кириллова отказалась, была для нее загадкой. Когда Петрова показала женщине видео о спортивных успехах Лонг, та прошептала: «Она похожа на меня», а потом на несколько минут замолчала.

    В преддверии Олимпиады в Лондоне Лонг напряженно тренировалась в Колорадо-Спрингс. Пять часов в день в бассейне, потом поднятие тяжестей, работа над прессом, йога и пилатес. Но за две недели до начала игр Лонг узнала, что в России нашлись ее родители.

    Начались атаки российских СМИ. Ее засыпали письмами, ей передавали записки через членов российской делегации, говорит Лонг. «Врать не буду, я начала немного злиться, - вспоминает она. – Я же приехала на соревнования. И заниматься этими делами я тогда не могла».

    Лонг удалось сохранить в Лондоне самообладание, и в дополнение к пяти золотым медалям она увезла домой два серебра и одну бронзу.

    Приехав в Балтимор,  она тут же посмотрела видеозапись ток-шоу на «России-1», в котором приняли участие ее биологическая мать, отец и сестра. Запись ей отправил кто-то по электронной почте. Видеокадры подтвердили то, что она интуитивно знала с самого раннего детства.

    «Я никогда не чувствовала себя в моей семье удочеренной – ни разу, - твердо говорит она. – Просто я знала, что у меня есть еще одна семья, похожая на меня. Поэтому когда я впервые посмотрела телевизионную программу и впервые увидела свою биологическую маму, это было действительно здорово. Потому что я просто очень похожа на нее».

    Геополитическое минное поле

    Свою поездку в Россию на встречу с биологическими родителями, сестрами и братом Джессика Лонг предварительно наметила на август. Безусловно, для друзей и родственников это будет очень волнующее событие. Но для многих из тех, кто следит за историей Лонг, оно будет неотделимо от геополитики.

    В декабре американский президент Барак Обама подписал так называемый  Закон Магнитского, накладывающий финансовые и визовые ограничения на российских чиновников, которых Вашингтон считает причастными к нарушениям прав человека.

    Закон, принятый вместе с другими актами о нормализации торговых отношений с Россией, носит имя Сергея Магнитского – налогового юриста, который умер при весьма спорных обстоятельствах в московском следственном изоляторе в 2009 году, куда он попал, обвинив ряд представителей правоохранительных и налоговых органов в мошенничестве с налогами на сумму 230 миллионов долларов.

    Задетая таким, как она считает, вмешательством в свои внутренние дела, Москва быстро нанесла ответный удар. Среди прочего, она запретила американским гражданам усыновлять детей из России. Московские чиновники поддержали запрет, заявив, что эта мера направлена на защиту российских детей от произвола и жестокого обращения приемных американских родителей и сославшись на смерть 20 усыновленных детей из России за последние два десятилетия.

    Закон о запрете на усыновление назвали именем Димы Яковлева, он же Чейз Харрисон. Это русский малыш умер в 2008 году от теплового удара, когда приемный отец-американец оставил его на несколько часов в раскаленной на солнце автомашине.

    Имя Лонг упоминается по обе стороны дебатов об усыновлении с тех пор, как российские чиновники в конце прошлого года начали активно настаивать на введении запрета. Критики закона говорят, что он лишил шанса на нормальную семейную жизнь десятки тысяч детей, в частности, детей-инвалидов, таких как Лонг. По данным Госдепартамента США, за последние двадцать лет американские семьи усыновили более 60000 детей из России, в том числе 962 ребенка в прошлом году.

    Между тем, откровенный и резкий уполномоченный Кремля по правам детей Павел Астахов сравнил историю триумфа Лонг с теми ужасами, через которые пришлось пройти русской девочке Маше Аллен. Приемный американский отец подвергал ее сексуальным истязаниям и сотнями распространял в интернете ее порнографические снимки.

    «Я бы не стал играть в эту американскую рулетку, слишком уж она унизительна, - заявил Астахов в декабре в интервью на радио. – Там можно стать Джессикой Лонг, и можно стать Машей Аллен».

    Лонг, как можно было ожидать, расстроилась из-за введенного запрета. Она надеется, что своей поездкой в Россию сумеет убедить чиновников и общество в том, что закон этот неправильный. «Я получила любящую семью, рассказывает она. – Меня воспитали в христианском доме. Я получила образование. Я смогла плавать и добиваться успехов. Знание того, что некоторые дети будут лишены всего этого, очень сильно обескураживает».

    «Привет» и фортепьяно

    Лонг ходит на занятия по русскому языку для американских спортсменов-олимпийцев в спортивном городке, помогая им готовиться к зимней Олимпиаде 2014 года в Сочи. Она знает такие слова как «привет» и «как дела», хотя произносит их с сильным американским акцентом. С детства она знает фразу, которая очень метко описывает ее отношения с Россией: «До свидания».

    Но во время запланированного августовского визита она вряд ли сумеет общаться со своими биологическими родителями на русском языке. Лонг говорит, что одна британская студия, которая работает над документальным фильмом о ней, может снять эту встречу на память. (По ее словам, переговоры со студией идут к завершению, однако вдаваться в детали этого проекта Лонг отказалась.)

    Она говорит, что отвергла неоднократные попытки российских продюсеров уговорить ее побеседовать со своими родителями по Скайпу для телевизионных программ. «Я хочу, чтобы первая встреча была лицом к лицу», - заявляет Лонг.

    Тем временем она продолжает тренировки. В 2016 году Паралимпийские игры пройдут в Рио-де-Жанейро, и Лонг на этой неделе будет участвовать в весеннем паралимпийском первенстве США по плаванию, которое пройдет в Миннеаполисе. Вместе с тем, она признается, что в этом году придерживается гораздо более вольготного режима по сравнению с  прошлым.

    За пять месяцев после Лондонской Олимпиады она была в бассейне всего несколько раз. Девушка говорит, что в это время больше занималась  «обычными делами», встречаясь с друзьями, проводя время со своей семьей в Балтиморе и кушая все то, что ей хочется. Но в январе она вернулась в Колорадо-Спрингс и возобновила тренировки.

    «Сейчас я по-настоящему плаваю только по утрам, больше занимаюсь учебой и некоторыми российскими делами, - говорит она. – Однако я плаваю достаточно интенсивно, чтобы сохранить форму».

    Но, как показала одна недавняя утренняя тренировака, недостаточно для того, чтобы защитить ее от «подколок» со стороны тренера Дэйва Деннистона (Dave Denniston). Деннистон - бывший чемпион США по плаванию среди университетских команд; он подавал олимпийские надежды, но в 2005 году стал инвалидом из-за травмы, полученной во время катания на санях.

    Когда через окна спортивного центра стали пробиваться первые солнечные лучи, Лонг показала нехарактерный для нее слабый результат в спринте. «Эй, кто-нибудь, вытащите из бассейна фортепьяно», - прокричал из своей коляски Деннистон, когда Лонг пыталась отдышаться у бортика.

    Она хитро улыбнулась, когда Деннистон попросил спортсменов «порадовать его» в последнем утреннем заплыве. Лонг коснулась бортика на пять секунд раньше своего рекордного времени на тренировках, и радостный свист тренера эхом срикошетировал по бетону, а потом исчез в плеске воды.

    Карл Шрек

    источник

    Похожие новости
  • Россия - конвейер сирот
  • Дети напрокат
  • Презентация Паралимпийских игр в Сочи прошла на Красной площади
  • Плацкарт до Сочи
  • Моя любимая тетя
  • Закон, расколовший наше общество

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Любишь кататься, люби и ... возить (вставьте недостающее слово)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.