"Мы с папой придумали настенный держатель для зубной щетки. Я мог чистить зубы, раскачиваясь в стороны"


    Ник ВуйчичНику Вуйчичу 30 лет. Он появился на свет без рук и без ног, но благодаря собственному упрямству и мужеству, а также любви близких нашел свое место в жизни. Он не только не стал обузой для членов своей семьи, но преуспел в жизни и помогает другим обрести веру и надежду. «ФАКТЫ» предлагают своим читателям главы из книги Вуйчича «Жизнь без границ».

    «Ты мог руку мне сломать своим подбородком», — вспоминает мой младший брат»

    Моя первая и единственная драка произошла в школе. Я подрался с главным задирой школы, Чаки. Звали его по-другому, но он был огненно-рыжим, веснушчатым и лопоухим, как Чаки из фильма ужасов, поэтому я буду называть его именно так, чтобы избавить его от чувства вины.

    Чаки первым зародил в моем сердце настоящий страх. Все мы сталкиваемся со страхами, реальными и воображаемыми. Нельсон Мандела говорил, что смел не тот, кто не испытывает страха, а тот, кто сумел его победить. Когда Чаки задирал меня, я испытывал страх. Совсем другое дело — победить его.

    Вы вряд ли поверите мне, но ваши и мои страхи — это истинный дар. Основные страхи — страх перед огнем, страх падения, страх перед рычащими зверями — являются средством выживания. Радуйтесь этим страхам и сохраняйте их, но не позволяйте им завладеть вами. Избыток страха вреден. Слишком часто страх неудачи, разочарования или отказа лишает нас сил. Вместо того чтобы его побороть, мы сдаемся ему на милость и ограничиваем себя.

    Не позволяйте страху тормозить вас на пути к своей мечте. Относитесь к нему как к детектору дыма. Обращайте внимание, когда он срабатывает: оглянитесь вокруг, чтобы понять, действительно ли вам угрожает опасность или это просто сработала сирена. Если реальной угрозы нет, забудьте об этом и живите своей жизнью.

    Мой школьный мучитель Чаки преподал мне урок по преодолению страха и движению вперед. Я дружил почти со всеми школьниками, даже с самыми крутыми парнями. А вот Чаки меня недолюбливал. Он был не уверен в себе и вечно искал, с кем бы подраться. Он был крупнее меня и всех остальных в школе. Я же никому не угрожал. Был обычным школьником, весил двадцать два фунта (10 килограммов. — Ред.) и ездил в инвалидном кресле. Чаки, на два года старше, рядом со мной казался настоящим гигантом.

    — Спорим, ты не умеешь драться, — сказал он мне как-то утром. Рядом были мои друзья, поэтому я сделал вид, что мне не страшно. Хотя на самом деле думал: «Я в инвалидном кресле, и он вдвое больше меня. Ситуация паршивая».

    — Спорим, что умею, — ответил я, потому что не видел другого выхода.

    Опыта драк у меня не было. Я вырос в христианской семье. Меня учили тому, что насилие ничего не решает. Но и слабаком не был. Мы часто боролись с братом и кузенами. Младший брат до сих пор вспоминает об этом. Пока Аарон не стал крупнее и выше меня, я мог повалить его на пол, а потом ловко орудовал подбородком. «Ты мог руку мне сломать своим подбородком, — вспоминает Аарон. — Но потом, когда я стал старше и больше, мне достаточно было упереться тебе в лоб, и ты уже не мог дотянуться до меня».

    С Чаки было сложнее. Я не боялся драться с ним. Просто не знал, как это сделать. В каждой драке, какую я видел в кино или по телевизору, противники толкались и лягались. Мне же было нечем. Это не остановило Чаки.

    — Если ты умеешь драться, докажи это! — сказал он.

    — Хорошо, встретимся на дворе в обед, — проворчал я.

    — Договорились, — ухмыльнулся Чаки. — Тебе лучше прийти!

    Посреди нашей игровой площадки был бетонный круг. Он служил настоящей ареной нашего школьного цирка. Все драки устраивались именно здесь. Это была наша сцена. То, что происходило здесь, влияло на жизнь всей школы. Если бы меня победили здесь, то мне бы жизни не было.

    Во время уроков английского, географии и математики я думал только о предстоящей драке. По школе распространился слух о нашем конфликте. Все хотели знать, что я придумал. А у меня не было ни одной идеи. Я представлял, как Чаки выбивает из меня дух, и молился, чтобы нас увидел кто-нибудь из учителей и разнял до начала драки. Но мне не повезло.

    «Головой я разбил Чаки нос. Он упал. Я придавил его к земле и покатился»

    Страшный час приближался. Прозвучал звонок на обед. Друзья столпились вокруг моего кресла и в молчании прикатили на двор. Там собралась половина школы. Кое-кто принес с собой еду. Кое-кто делал ставки. Фаворитом, понятно, был не я.

    — Ты готов драться? — спросил Чаки.

    Я кивнул, не имея ни малейшего представления, что делать дальше. Чаки этого тоже не знал.

    — Ну и как мы будем драться? — спросил он.

    — Не знаю, — ответил я.

    — Ты должен выбраться из своей коляски, — потребовал он. — Будет несправедливо, если ты останешься в коляске.

    Чаки явно боялся того, что я ударю его и убегу. У меня появилась возможность для переговоров. В драке я вряд ли устоял бы, но переговоры вести умел всегда.

    — Если я вылезу из коляски, ты должен встать на колени, — сказал я.

    Чаки не хотел драться с парнем в инвалидном кресле. Он согласился с моим требованием. Я уперся в его колени и вылез из коляски, готовый к подвигам. Если бы я еще знал, как драться без кулаков.

    Думаю, это можно было бы назвать дракой на плечах. Мы с Чаки кружили друг вокруг друга. Я все еще надеялся, что он откажется от своей идеи. Разве можно бить маленького мальчика без рук и без ног?

    Мои одноклассницы завизжали:

    — Ник, не делай этого! Он тебя убьет!

    И это сработало. Я не мог вынести жалости. Моя мужская гордость взыграла. Я двинулся прямо к Чаки, чтобы пнуть его в задницу. Он толкнул меня вытянутой рукой, и я повалился на спину, как мешок с картошкой. Чаки оттолкнул меня! Это больно! Но куда сильнее была боль от унижения. Никогда еще меня так не унижали. Девочки плакали, закрывали глаза, чтобы не видеть этого печального зрелища.

    Этот тип действительно хочет избить меня! Я понял это только сейчас. Перевернулся и уперся лбом в землю. Потом поднялся с помощью инвалидной коляски. Этот прием очень укрепил мои лоб и шею, что и помогло победить Чаки. Я не сомневался: Чаки не добраться до меня. Это была драка по принципу «дерись или беги», но убежать мне вряд ли удалось бы. Я снова атаковал Чаки, на этот раз с большей скоростью. Три приема, и я уже прямо перед ним. Но прежде чем я решил, что делать дальше, Чаки снова толкнул меня в грудь вытянутой рукой. Один толчок — и я снова на земле, снова покатился по бетону.

    Я стукнулся головой о бетон. В глазах потемнело. Я пришел в себя от девчачьего визга. Как мне хотелось, чтобы на площадке появился кто-то из учителей! Почему помощника директора школы никогда нет на месте, когда он так нужен? Когда в глазах прояснилось, я увидел злобную физиономию Чаки прямо надо мной. Этот тип исполнял победный танец.

    Ну, хватит! Сейчас я вышибу из него дух! Я перекатился на живот, уперся лбом в землю и поднялся для последнего боя. Ах, какой прилив адреналина! На этот раз я набросился на Чаки так быстро, как только мог, и гораздо быстрее, чем ожидал он. Он попятился, а я превратил себя в человека-ракету, воспользовавшись своей крохотной левой ступней. Головой разбил Чаки нос. Он упал. Я придавил его к земле и покатился. А когда очнулся, Чаки лежал на земле, утирал нос и всхлипывал.

    Я не ощутил радости победы, был раздавлен чувством вины.

    — Смотрите, у Чаки кровь! — закричал кто-то из девочек. «Все кончено», — подумал я.

    Кровь из разбитого носа капала через пальцы Чаки. Он убрал руку, и кровь залила его лицо и окрасила рубашку в красный цвет. Половина зрителей радостно заорала. Другая половина была в ужасе. Судьба Чаки была незавидна. Его только что победил урод без рук и ног. Такого позора ему не пережить. Слава Чаки осталась в прошлом. Он зажал нос пальцами и бросился в туалет.

    Честно говоря, я никогда его больше не видел. Ему пришлось перевестись в другую школу. Чаки, если ты читаешь эти строки, прости меня. Надеюсь, твоя жизнь сложилась удачно.

    Я гордился тем, что сумел постоять за себя, но меня терзало чувство вины. После школы я вернулся домой и сразу же все рассказал родителям. Думал, что меня сурово накажут. Но зря волновался. Папа с мамой просто не поверили в то, что их сын-инвалид смог победить в драке главного хулигана школы! И я не попытался убедить их в обратном.

    Лора Грегори — моя одноклассница и подруга. Я всегда могу рассчитывать на то, что она скажет мне именно то, что думает. Она не станет ходить вокруг да около. Однажды в первом классе Лора спросила:

    — В школе рядом с тобой помощник учителя. А кто заботится о тебе дома?

    — Родители, конечно, — ответил я, не понимая, что она имеет в виду.

    — И тебе это нравится?

    — То, что родители мне помогают? Конечно! А кто же еще мне поможет?

    — Я имею в виду помощь при одевании, в душе или туалете, — объяснила она. — А как же чувство собственного достоинства? Тебе не кажется странным, что ты не можешь делать этого самостоятельно?

    Лора не хотела меня обидеть. Она во всем искала истину и хотела понять, как я отношусь к повседневным аспектам жизни. Но она затронула очень сложную тему. Больше всего в жизни я боялся стать обузой для близких людей. Мысль о том, что я полностью завишу от родителей, брата и сестры, никогда меня не оставляла. Иногда я просыпался по ночам в холодном поту, потому что мне снилось, что родителей больше нет, а я во всем завишу от Аарона или Мишель.

    И страх этот был очень реальным. Я с ума сходил от своей зависимости. Откровенные вопросы Лоры помогли мне больше не мучиться от страха, а использовать его в качестве средства мотивации. Вопросы о зависимости всегда скользили по моему сознанию, но только в тот день я задумался над ними всерьез и решил раз и навсегда избавиться от этой проблемы…

    Родители всегда говорили, что готовы помочь мне и это им не в тягость. Они с удовольствием поднимали меня, одевали, делали все, что мне было необходимо. Но меня напрягало то, что я самостоятельно не могу даже выпить воды, и мне нужен кто-то, чтобы подсадить на унитаз. Я становился старше и хотел больше делать для себя сам, хотел большей независимости. Страх заставил меня работать в этом направлении.

    Больше всего на свете я боялся стать обузой для своего брата Аарона после смерти родителей. Я часто думал об этом, ибо если кто-то и заслуживал нормальной жизни, так это мой несчастный младший брат. Я считал, что Бог должен подарить ему счастье, потому что большую часть жизни ему приходилось помогать мне, жить со мной и уделять мне много внимания. У Аарона есть и руки и ноги, но в определенном смысле ему тяжелее, чем мне: он всегда чувствовал, что должен присматривать за мной.

    Решение стать более самостоятельным во многом повлияло на мою жизнь. Это был вопрос выживания. Лора напомнила мне, что я целиком завишу от доброты и терпения других людей. Я знал, что не всегда смогу на это полагаться. Кроме того, не следовало забывать и о гордости. Я вполне могу когда-нибудь завести собственную семью. И мне не хотелось бы, чтобы жене приходилось постоянно таскать меня. Я хочу иметь детей и быть хорошим отцом, способным содержать семью. Я подумал: «Мне нужно избавиться от инвалидного кресла!»

    Страх может быть врагом, но я сумел сделать его своим другом. Я объявил родителям, что хочу сам заботиться о себе. Сначала они, естественно, встревожились:

    — Ты не должен этого делать. Мы сделаем все, чтобы о тебе всегда заботились.

    — Мам, пап, я должен сделать это ради вас и ради себя самого. Поэтому давайте подумаем, как это сделать.

    Моя мама была медсестрой, а отец сантехником. Папа первым придумал, как я смогу мыться сам и мыть голову. Он переставил краны так, чтобы я мог дотянуться до них плечами. Мама принесла диспенсер для мыла, к которому не приходилось прикасаться руками. Он приводится в действие педалью. Такими диспенcерами пользуются врачи. Мы приспособили его так, чтобы я мог выдавливать мыло и шампунь, наступая на педаль.

    Потом мы с папой придумали настенный держатель для электронной зубной щетки. Я мог включать и выключать его, нажимая на выключатель, и чистить зубы, раскачиваясь в разные стороны.

    «Зажав между подбородком и грудью клюшку для гольфа, включал свет и открывал окна в доме»

    Я сказал родителям, что хочу одеваться сам. Мама сделала мне шорты на липучке, чтобы надевать и снимать самостоятельно. Рубашки на пуговицах всегда были проблемой, поэтому мы нашли такие рубашки, которые можно было надевать и снимать, не расстегивая.

    Мой страх заставил нас втроем решить сложнейшую, но в то же время и интереснейшую задачу: как сделать меня более независимым. Пульты дистанционного управления, мобильные телефоны, компьютерные клавиатуры и дистанционное открывание дверей стали для меня настоящим подарком судьбы, потому что я мог управляться с ними с помощью маленькой ступни.

    Некоторые наши изобретения не были последним достижением технической мысли. Я научился отключать домашнюю сигнализацию с помощью носа. Зажав между подбородком и грудью клюшку для гольфа, включал свет и открывал окна в доме.

    Не буду вдаваться в детали (и это совершенно понятно), но скажу, что мы придумали отличный способ, чтобы я мог самостоятельно пользоваться туалетом. Некоторые наши устройства вы можете увидеть в YouTube. Естественно, что вопрос туалета там тоже не освещен.

    Я до сих пор благодарен Лоре за тот вопрос о моем достоинстве. Я благодарен собственному страху зависимости. Я не хотел быть обузой, и это заставило меня стать более независимым. То, что я смог справиться с некоторыми вещами, которых другие люди вообще не замечают, вселило в меня невероятную уверенность. Я бы никогда не сделал этот шаг, если бы не те негативные эмоции, которые я сумел преобразовать в позитивную энергию.

    Вы можете сделать то же самое. Направьте энергию своих страхов неудачи и тому подобных на позитивные действия, которые приблизят вас к исполнению ваших мечтаний…

    В 2008 году я выступал на Гавайях и познакомился там со знаменитой серфингисткой Бетани Хэмилтон. Она лишилась левой руки в 2003 году, когда на нее напала тигровая акула. Когда это произошло, Бетани было всего тринадцать лет. Раньше она была известна в кругу серферов. Но когда она выжила после такой трагедии и вернулась к своему спорту, о ней узнали во всем мире. Смелость и вера этой девочки поразили абсолютно всех. Сегодня она, как и я, путешествует по миру, вдохновляя людей и рассказывая им о своих убеждениях.

    До нашей встречи я не знал истории этой девушки, не догадывался, насколько близка она была к смерти. Бетани рассказала, что всю дорогу до больницы (а ехали они 45 минут) она молилась. Парамедик шептал ей слова поддержки: «Господь тебя не оставит и спасет».

    Все складывалось трагически. Когда они, наконец, приехали в больницу, оказалось, что все операционные заняты. Бетани умирала на глазах. Но один пациент отказался от операции на колене, которая вот-вот должна была начаться. И тогда врачи смогли заняться Бетани. Угадайте, кем оказался хирург? Это был отец Бетани! Поразительно, правда? Хирург был уже готов к операции, и ему привезли собственную дочь! Операция спасла жизнь девочки.

    Сегодня Бетани — здоровая, сильная девушка с поразительно позитивным взглядом на жизнь. Она поправилась быстрее, чем ожидали врачи. Через три недели после нападения акулы она снова вернулась к серфингу.

    Невозможно не восхищаться невероятной силой духа этой девушки. Вряд ли кто-нибудь упрекнул бы ее, если бы после нападения акулы она бросила свой спорт. Ей пришлось заново учиться сохранять равновесие на доске, но это ее не испугало.

    Бетани вдохновила меня, и я попросил ее помочь мне сделать то, о чем давно мечтал. Не могла бы она научить меня серфингу? К моему удивлению, она сразу же предложила отправиться на пляж Ваикики. Я был в восторге от возможности учиться, но в то же время я немного нервничал. Бетани натерла мою доску воском и познакомила меня со звездами серфинга Тони Монизом и Лэнсом Хукано, которые присоединились к нам на пляже.

    Для начала они научили меня сохранять равновесие на доске на газоне. Потом они по очереди катались со мной, давали мне советы и подбадривали. Когда мы вышли на океанские просторы, меня охватил ужас — ведь на нас двоих было всего три конечности, и все они принадлежали Бетани! Мне очень хотелось прокатиться на серфе. Я отлично плавал и не боялся воды, но не представлял, что смогу удержаться на доске на волнах, даже с помощью специалиста. С одним из моих добровольных помощников мы совершили переворот на 360 градусов. В другой раз я свалился со своей доски и сбил Бетани!

    Мне ужасно хотелось попробовать серфинг самому. Наконец мои товарищи решили, что я справлюсь с сольным выступлением. Чтобы я сумел подняться, поймав волну, они сделали маленькую платформу, закрепив на доске несколько сложенных полотенец. Я был уверен, что смогу подняться на доску. Как только волна набрала скорость, я мог бы прижаться плечами к полотенцам и подняться. Воля и сила волны не знают преград!

    В тот день на Ваикики проходило соревнование по серфингу. Завидев нас, зрители начали кричать. Хотя я нервничал, зато получил массу советов от специалистов.

    «Ты действительно собираешься в воду, парень?»

    «Парень, не знаю, как тебе удастся удержать равновесие без рук и без ног!»

    «А плавать-то ты умеешь? Сумеешь обогнать акулу, парень?»

    Когда мы оказались в воде, я почувствовал себя лучше. Плавание для меня — не проблема, но меня часто относит в сторону. Я никогда не знаю, где могу оказаться. Порой мне кажется, что меня может отнести в Австралию и выбросить прямо на двор дома моих родителей.

    День был прекрасный. Бетани плыла рядом и подбадривала меня. Но стоило мне поймать волну и попытаться подняться, как я тут же падал. Я пробовал шесть раз и все шесть раз упал. Я не мог сдаться. За мной наблюдало слишком много людей. Слишком много камер. Я не хотел оказаться в YouTube в виде беспомощного инвалида и полного идиота. В детстве я любил кататься на скейтборде, поэтому хорошо чувствовал доску. Наконец с седьмой попытки я оседлал большую волну и поднялся. Это был непередаваемый восторг! От счастья я заорал, как школьник. Я несся к пляжу на высокой волне!

    Все собравшиеся на пляже кричали и свистели, подбадривая меня. Я сделал это! Я стал классным и понял это, потому что все вокруг твердили мне: «Парень, ты такой классный!»

    Два часа мы ловили волны. Я сумел прокатиться на волнах около двадцати раз. Из-за соревнований на пляже было много фотографов, и я оказался первым серфером-инвалидом на обложке журнала «Серфер». Тот день на воде был незабываемым.

     Лэнс Хукано в тот день дал интервью. Он сказал: «Я провел на этом пляже всю свою жизнь, но никогда еще не переживал ничего подобного. Ник — один из самых классных парней, каких я когда-либо видел. Ему это нравится. У него в жилах течет морская вода. И теперь я думаю, что в этом мире возможно все!»

    Задумайтесь над этим: возможно все! Почувствовав свое бессилие и беспомощность перед лицом сложной проблемы, поверьте в то, что все возможно. Может быть, именно сейчас вы не видите выхода, и вам кажется, что весь мир ополчился против вас. Но поверьте, обстоятельства могут измениться, может появиться решение, а помощь порой приходит из самых неожиданных мест. И тогда действительно все возможно! Если инвалид без рук и без ног научился серфингу на одном из лучших пляжей мира, то для нас возможно абсолютно все.

    Наталия Терех


    Источник

    Похожие новости
  • Ник Вуйчич: "У Бога на каждого из нас есть планы"
  • Авария перевернувшая мою жизнь
  • Судьба Моя
  • История темного подвала
  • Самая сложная задача в жизни - полюбить себя.
  • Инвалидность не приговор

  • Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Вопрос: Папа, мама, я, отличная ..... (закончите предложение)

    Запрещено использовать не нормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.