Мои грязные мыслишки


    Читателям о блоге:
    Мысли они и есть мысли
    Комментариев: 534    Записей в блоге: 127    Голосов: 21
    Ник: Andra

    Пьер Буль. Когда не вышло у змея

    1

    Это неслыханное событие случилось на одной из планет звездной системы, далеко отстоящей от нашего Солнца. Произошло же оно в те времена, когда планета только покрылась зелеными лугами, таящими семена в своих недрах, и деревьями, сгибавшими ветви под тяжестью сочных плодов. Молодые леса были населены зверями и птицами разных пород. Всевозможные рыбы скользили в морских водах, недавно отделившихся от хляби небесной.
    В лесной чаще, где следы былого хаоса еще проступали в виде запутанных лиан, несколько дней назад возник огромный сад симметричных пропорций. Все в этом саду - и благоухающие цветы, и заросли кустарника со свежей листвой многочисленных оттенков - неоспоримо свидетельствует о тонком художественном вкусе Создателя.
    Молодая женщина совершенной красоты прогуливается в этом уголке наслаждений. Она нага, но не догадывается об этом.
    Женщина движется медленно, шаги ее слегка неуверенны, ноздри трепещут, втягивая растворенные в воздухе ароматы. Она идет по дорожке из гладкой блестящей гальки, такой же нежной, как мягкий песок. Дойдя до поворота, она оборачивается и задерживает взгляд на человеке, лежащем неподалеку на траве. Она улыбается, глядя на своего спутника, растянувшегося под тенистым деревом. Она не перестает улыбаться. Любое проявление жизни в этом саду озаряет ее лицо. Но мужчина ничего не видит, он спит с такой же, как у нее блаженной улыбкой, повернувшись лицом к небу. Он тоже наг и тоже не знает об этом.
    Женщина мгновенье колеблется. Ей хочется разбудить его, чтобы вместе совершить задуманную прогулку, но она не решается и молча продолжает свой путь. Если ей всегда доставляет удовольствие идти рядом с ним по дорожкам сада, если его присутствие, касание его бедра, ощущение мускулистой руки, обнимающей талию, погружают ее в сладостное блаженство, то теперь она уже начинает наслаждаться и очарованием одиночества в этом саду, где все для нее в диковинку. Сейчас она полнее чувствует негу, исходящую от каждого цветка, каждого растения, каждой былинки.
    Она выходит к реке, пересекающей сад, идет по песчаному берегу и останавливается там, где река, вырываясь за пределы сада, делится на четыре рукава. Женщина поднимается на холм, чтобы взглянуть на пенящиеся воды, которые исчезают в бесконечности лесов. Она улыбается, чувствуя в своих глазах отблески водяных струй.
    Она долго стоит так, будто замечтавшись, затем возвращается и вскоре выходит на другую дорогу, которая петляет, прежде чем вывести к тому кустарнику, где они со спутником устроили себе пристанище. Женщине хочется продлить минуты одиночества. Может быть, она смутно ощущает, что это усилит радость встречи.
    Тропинка обрывается в центре сада, где растут фруктовые деревья. Этот уголок был задуман и выполнен с тем же художественным совершенством, которое невольно ласкает взор. На нежно-зеленой лужайке с ровной, словно подстриженной, травой выстроились ряды деревьев различных пород. Они склоняются под тяжестью ярко расцвеченных плодов, делающих темную листву похожей на звездное небо. Это буйство красок продлится до тех пор, пока сочные плоды, изливающие все ароматы молодой планеты, не превратятся в изысканное лакомство, которым невозможно пресытиться.
    Планировка фруктового сада тоже строго продумана. Создатель проявил здесь пристрастие к геометрии. Лужайка, несмотря на большие размеры, образует правильный эллипс. Деревья, густо растущие вдоль окружности, все редеют по мере того, как продвигаешься к центру большой оси, и, таким образом, середина остается незасаженной. Там отдельно от других стоят только два дерева, выше всех остальных, но с более пышной листвой и еще более яркими плодами.
    Эти два дерева расположены симметрично по обеим сторонам большой оси, и каждое находится в одном из фокусов эллипса. Самый же центр обозначен чудесным неиссякающим фонтаном. Струя его бьет почти до небес и падает, разбиваясь мельчайшими брызгами, которые долетают не только до фруктовых деревьев, но и до границ сада, орошая всю его поверхность.
    На опушке леса женщина снова останавливается. Она смотрит вверх на игру бесчисленных струй, переливающихся всеми цветами радуги, которые отбрасывает в небо этот дивный источник. Она подставляет грудь нежной росе и снова улыбается, а затем входит во фруктовый сад по одной из тропинок, змеящихся меж деревьев.
    Ветви низко нависают над землей. Все было задумано творцом с таким расчетом, чтобы мужчина и женщина не прилагали ни малейших усилий. Самые зрелые плоды можно достать рукой, но женщина на них даже не смотрит; все дальше углубляясь во фруктовый сад и минуя первые заросли, она проходит сквозь редеющие стволы. Здесь наконец женщина останавливается - в центре эллипса, неподалеку от чудесного фонтана, под одним из двух отдельно стоящих деревьев, не похожих на все остальные. Лучи солнца ласкают их золотистые плоды. Женщине достаточно встать на цыпочки, чтобы дотянуться до нижних ветвей, и это движение, не требуя ни малейшего напряжения сил, доставляет ей особое удовольствие.
    Она срывает плод, гладит нежный бархат кожицы и вгрызается в сочную мякоть.
    - Женщина!
    Женщина выглядит удивленной и сначала смотрит на небо. Кроме голоса ее спутника, в этом саду ей знаком лишь один голос, и обычно он раздается сверху.
    - Женщина, я здесь. Посмотри на землю!
    Она повинуется и сквозь радужное сияние фонтана замечает Змея, свернувшегося в кольцо у подножия противоположного дерева. Она проходит через арку волшебной радуги, наклоняется к Змею и улыбается ему.
    - Что тебе от меня нужно?
    Она не слишком удивилась тому, что Змей разговаривает. Ничто не способно было поразить ее в этом краю, где за несколько дней произошло столько чудес.
    - Почему ты не хочешь отведать плодов с этого дерева? Они самые вкусные.
    Женщина отвечает:
    - Мы вкушаем любые фрукты, кроме плодов, растущих на древе познания добра и зла. Бог запретил нам их пробовать, и мы умрем, если ослушаемся.
    Змей возражает ей лениво и монотонно, повторяя раз и навсегда затверженный урок:
    - Нет, не умрете. Но знает бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши и вы будете, как боги, знающие добро и зло. [Ветхий Завет, Исход III, 5. (Прим. автора.)]
    Змей извивается, готовый уползти, не особенно интересуясь дальнейшим ходом событий, который слишком хорошо изучил. Но женщина указывает на другое дерево, от которого только что отошла, и изрекает такие удивительные слова:
    - Я каждый день вкушаю плоды других деревьев, чаще вот с этого, с древа жизни, и ничто не заставит меня отведать плоды с древа познания добра и зла.
    Змей замирает, удивленный такой речью. Он озадачен.
    - Должно быть, я не расслышал... - начинает он. Но поведение женщины не дает повода усомниться в непоколебимости ее решения. Змей долго не может прийти в себя и обрести дар речи. Он уже сыграл эту роль на трех миллиардах планет, созданных во вселенной, но такой ответ слышит впервые.

    Сбитый с толку, униженный и разъяренный, он делает, однако, попытку скрыть волнение и начинает свои увещевания нежным и коварным голосом, присущим ему одному:
    - Уверяю тебя, ты ошибаешься. Посмотри на этот румяный плод. Разве может быть что-нибудь приятнее на вид и нежнее на вкус? Но, впрочем, это и в сравнение не идет с тем удивительным счастьем, какое ты испытаешь, вкусив плод. Ни на земле, ни на небе нет ничего более сочного. Один кусочек, и ты утонешь в море наслаждения. Ты мне не веришь? Взгляни на меня...
    Змей срывает плод, разом проглатывает его и начинает извиваться по земле, пытаясь судорогами своего змеиного тела выразить всю полноту охватившего его блаженства. Женщина продолжает улыбаться, но в ее взгляде проскальзывает безразличие.
    - Ты забавный, - произносит она. - Но ты не сможешь меня уговорить, потому что, не попробовав плода, я ничего не знаю о добре, а значит, и о том, что ты называешь счастьем, удовольствием и наслаждением.
    Тогда Змей, взбешенный таким ответом, не может сдержать своей ярости:
    - Если ты не вкусишь плод, я тебя укушу и причиню тебе зло.
    - Зло? Но я ведь не знаю, что это такое, потому что не отведала запретного плода. Твои слова бессмысленны. Нет, ты меня не уговоришь.
    - Ты умрешь! - вопит доведенный до отчаяния Змей.
    - Нет, не умру, - упрямо возражает женщина, - потому что я вкушала плоды с древа жизни и обрела бессмертие. А вот ты съел запретный плод и теперь умрешь.
    И, схватив тонкую палку, женщина одним ударом рассекает Змея на две части.
    Она с любопытством наблюдает за его конвульсиями, пока их не прекращает смерть. Затем она снова улыбается.
    - Видишь, я была права, - говорит она и быстро идет прочь от проклятого древа, стараясь не дотрагиваться до него, как ей повелел господь.

    Женщина продолжала прогулку, не задумываясь над случившимся. Она вышла из фруктового сада, все убыстряя шаги. Смутное желание увидеть своего спутника подгоняло ее. Она прошла сквозь кустарник, покрытый алыми цветами без шипов. Не останавливаясь, сорвала цветок, посмотрела на него, затем, почувствовав, что по саду тянет легким ветерком, оторвала тонкие лепестки и бросила их в воздух, с любопытством наблюдая, как их закружило по ветру. В эту минуту бабочка огненного цвета, попорхав над ее головой, опустилась на руку. Она схватила бабочку, мгновение рассматривала ее, а затем оторвала одно за другим крылышки и бросила их в воздух так же, как лепестки цветка. Оставшись в неведении добра и зла, она по-прежнему улыбалась, глядя, как изуродованное насекомое трепещет в ее пальцах.
    Выйдя из чащи, она заметила под деревом волка с ягненком в пасти, которого он собирался загрызть. Женщина приблизилась, с улыбкой взглянула в сверкающие жестокостью глаза дикого зверя и почти затуманенные, жалобные глаза жертвы. Волк, испуганный ее появлением, разжал зубы, и полуживой ягненок сделал последнюю попытку улизнуть. Женщина поймала его и вложила в пасть палача, а тот, успокоившись, тут же перегрыз ему горло. Женщина лениво трепала волка за шею, прерываясь только за тем, чтобы не менее невинно погладить нежную и еще теплую шерстку ягненка. Она действовала без злого умысла, все больше погружаясь в неведение добра и зла.

    Она присоединилась к мужчине и, вспомнив, рассказала ему эпизод со Змеем. Он молча выслушал ее и с важностью похвалил. Пока они радовались, что женщина устояла перед соблазном и не ослушалась божественного приказа, ветерок, скользивший по саду, усилился, и они услышали голос Господа:
    - Мужчина, женщина, где вы?
    - Мы здесь, - ответили они вместе. - Мы здесь, перед тобой. Мы услыхали твой голос и спешим на зов, готовые тебе повиноваться.
    Господь Бог ненадолго замолчал, сбитый с толку, как и Змей, но это было действительно так - мужчина и женщина стояли перед ним, не думая прятаться, все еще нагие и не подозревающие о своей наготе. Когда он снова заговорил, в его голосе проскользнуло разочарование:
    - Значит, вы не вкусили плода, который я запретил вам пробовать?
    - Нет, Господь, - ответила женщина со своей вечной улыбкой. - Я съела плод с древа жизни, как ты разрешил, но, несмотря на все уговоры Змея, даже не прикоснулась к плоду с древа познания добра и зла. Я поняла правильность твоего повеления, Господь, потому что Змей, проглотив запретный плод, тотчас же умер.
    - Змей умер? - прошептал голос со странной интонацией.
    - Это я убила его в наказание, - сказала женщина. - Я была орудием твоего праведного гнева. Да, я всегда буду послушна твоим наставлениям, останусь в неведении добра и зла и буду бессмертной, вкушая плоды с древа жизни.
    - И я буду так поступать, Господь, - сказал мужчина, не произнесший до сих пор ни слова. - Тогда мы оба обретем бессмертие, как ты нам обещал.
    - Да, в самом деле, я это обещал, - еле слышно прошептал голос.
    Вечерний ветер улегся. Мужчина и женщина снова были вдвоем в своей невинной наготе.

    Господь удалился. Противоречивые мысли, вселявшие смутное беспокойство, привели его в смятение. Необычное поведение женщины застало его врасплох, а ее упрямое нежелание согрешить казалось аномалией, способной поколебать незыблемость вселенной.
    В дурном настроении Господь появился в центре фруктового сада, где зрелище бездыханного Змея, лежащего под деревом, подтвердило истинность слов женщины.
    Змей умер, но обитавший в змеином теле дух зла был вечен. В ту самую минуту, когда возник Господь, этот дух, обессиленный потерей прежней материальной оболочки, изливал свой гнев и унижение в недостойных сетованиях, сопровождаемых слезами ярости.
    - Будь проклята женщина этой планеты! Будь проклята сама планета! - стонал Дьявол. - Будь проклята эта самоуверенная тварь, отказавшаяся согрешить! Будь проклято это чудовищное создание, которое высмеяло все законы логики! Я предлагал запретный плод женщинам на трех миллиардах планет и до сего дня ни разу не потерпел неудачи! Ни одна женщина не устояла перед искушениями Змея. И надо же такому случиться, чтобы именно эта все испортила! О несчастный день! День моего позора! Скоро она станет матерью, а я - посмешищем для ее детей и внуков, которые заселят эту безлюдную планету!
    Раздосадованный причитаниями Дьявола и его беспредельным эгоцентризмом, Господь Бог облекся плотью и прервал его:
    - Если бы все сводилось к этому, было бы не так уж плохо... Ты думаешь только о себе, хотя играешь второстепенную роль... Поэтому вполне можешь утешиться проклятиями, которые ни к чему не ведут. Дело обстоит куда сложнее. Настоящая катастрофа в том, что я-то не могу ее проклясть, ведь она только исполняет мою волю.
    - Да, это верно, - заметил Дьявол, немного успокоившись. - Что же дальше?
    - Мое положение куда хуже твоего. Я настолько выбит из колеи, что еще плохо представляю все возможные последствия такого упрямого послушания, но чувствую, что они могут быть весьма серьезными. Этого достаточно, чтобы обратиться за советом к великому Ординатору. Только он может все предвидеть. Да, нужно поговорить с Омегой. Идем вместе, ты мне, наверное, еще понадобишься.


    2

    Господь застал небожителей в необычном лихорадочном возбуждении. Все, что было создано всевышним, не вызывало особого интереса с тех пор, как стало привычным, и чтобы найти пример подобного волнения, нужно было вернуться к тем незапамятным временам, когда из ничего возникла первая во вселенной земля. Новость о праведном отказе женщины разнеслась по небесам со скоростью молнии, сначала повергая в сомненье небесные умы, а затем, когда сомнений больше не оставалось, вызывая удивление и восхищение, словно пред ними было непостижимое чудо. Во всех уголках небосвода гремели трубы, победоносно возвещая о неслыханном происшествии:
    - Она устояла перед Змеем! - трубили серафимы.
    - Она не поддалась соблазну и не вкусила запретного плода! Она не согрешила! О чудо! Чудо! Чудо! - восклицали тысячи херувимов, трепеща крыльями и наполняя рай порывами энтузиазма.
    - Чудо! - повторяли хором легионы ангелочков. - Она не согрешила! Они не укрылись от очей всевышнего! Они наги и не догадываются об этом! Чудо! Осанна! Аллилуйя!
    Появление Господа не умерило их пыл, и он предстал перед великим Ординатором в сопровождении поющего и шелестящего кортежа. Когда Ординатора ввели в курс дела (только он один ни о чем не знал, поскольку не понимал языка толпы), Омега помрачнел.
    - Господь, прикажи сначала замолчать твоим божьим пташкам! - сказал он. - Они ничего не смыслят в ситуации, которая, можешь мне поверить, вовсе не заслуживает подобного ликования.
    Как только воцарилась тишина, Ординатор принялся отстаивать свои прежние прогнозы. Ему показалось, что Господь хочет свалить на него вину за эту неожиданность.
    - Господь, когда ты изложил мне главные направления своего плана, природу этих созданий - мужчин и женщин, в которых ты собирался вдохнуть жизнь, и рассказал о том испытании, которому ты хотел их подвергнуть, я произвел расчеты с обычной для меня точностью и получил известный тебе результат: вероятность неудачи ничтожно мала, приблизительно одна на два или три миллиарда проб. Эти цифры тебя успокоили. Уверенность в успехе нескольких опытов, таким образом, была почти абсолютной. Но ты сделал гораздо больше опытов, чем предполагал. Ведь эта женщина, подвергаемая подобному испытанию, - трехмиллиардная. На сей раз неудача была возможна и не противоречила математическим выкладкам. Добавлю, что повторение неудачи через короткий промежуток времени маловероятно.
    - По крайней мере, я на это надеюсь... - буркнул Господь. - Одной неудачи такого рода вполне достаточно.
    - Ты прав, - сказал Ординатор. - Этот случай ставит нас в крайне затруднительное положение. Оно серьезнее, чем ты предполагаешь, ибо ты еще не знаешь всех противоречий... Признаюсь, я тоже их еще не знаю, и прежде, чем предсказывать будущее, давай суммируем и проанализируем все исходные данные. По-видимому, ты, как заведено, сказал этим созданиям; "Ешьте любые фрукты из сада, особенно плоды с древа жизни, и вы будете бессмертны. Но не прикасайтесь к древу познания добра и зла, иначе вы погибнете". Не так ли?
    - Да, я так и сказал, - подтвердил Господь.
    - И вопреки ожиданиям мужчина и женщина сделали именно так, как ты им повелел?
    - Совершенно верно. Но виновата женщина, я же не мог предвидеть...
    - Очень важный момент, - прервал его Ординатор. - Ты уверен, что никто не принуждал ее? Что она действовала п_о_ с_о_б_с_т_в_е_н_н_о_й_ в_о_л_е_, отвергая искусителя?
    - Можешь не сомневаться! - с жаром воскликнул Господь. - Проблема свободного выбора - непоколебимый столп веры. Она вызывала глубокие исследования и яростные споры как на небесах, так и на всех созданных мной землях. Вывод везде был одинаков, и теперь он неоспорим: женщина абсолютно свободна в выборе - грешить ей или не грешить. Та, которая, на наше несчастье, выбрала последнее, была так же свободна в своем поступке, как и все остальные.
    - Все начинает проясняться, - заметил Омега. - Если люди будут упорствовать в своем послушании, то во-первых, они не узнают, что есть добро и что зло, а во-вторых, будут бессмертными.
    - И это неизбежно! Я не могу изменить своего приказания.
    - Так будет с их детьми и детьми их детей. Ведь ты же сказал им: плодитесь и размножайтесь! С их дисциплинированностью, да еще при условии, что ей не придется рожать в муках, можно биться об заклад, что они изыщут способ размножаться быстро и без греха.
    - Если тебе все ясно, каков же вывод? - спросил Господь нетерпеливо.
    - Мне еще нужно сделать кое-какие выкладки. Но могу уже предсказать, что по воле случая они дойдут и до того, что в других мирах и на небесах расценивается как преступление. И это произойдет из-за их неведения и непорочности, ты же никак не сможешь их наказать.
    - Они уже начали, - прервал Дьявол. - Женщина прикончила Змея!
    - Это еще пустяки! Она также помогла волку совершить убийство.
    - Я же говорю, все будет зависеть от случая, и можно будет ждать от них куда более страшных поступков. Уже сейчас я вижу... - Он сделал паузу, чтобы произвести быстрый анализ, затем продолжил: - Я вижу убийства, братоубийства, отцеубийства...
    - Прости, прости, - прервал его Дьявол. - Это невозможно.
    - То есть как?
    - Они же бессмертны!
    - В самом деле, - смущенно произнес Ординатор после минутного молчания. - Я исходил в своем анализе лишь из первого условия - их непорочности, но бессмертие усложняет задачу. Во всяком случае, я отчетливо вижу бессмысленные разрушения, гибель животного и растительного мира, не говоря уже о грабежах, насилиях, кровосмесительстве и других безумствах. Тем более, что у тебя, Господь, не будет даже предлога помешать им или умерить их пыл... Вот мой предварительный вывод: такое положение не может продолжаться. Необходимо что-то предпринять, чтобы его изменить. А для этого сначала женщина, а затем и мужчина должны постичь, что есть добро и что зло, иначе говоря, отведать запретного плода. Следовательно, Дьявол должен сделать еще одну попытку искусить женщину.
    - Почему именно я? - запротестовал Дьявол.
    - А кто, как не ты? Даже с первого взгляда ясно, что ты достаточно искушен, чтобы ввести кого угодно в соблазн.
    - Омега прав! - одобрил Господь.
    - Ну ладно, попробую еще разок, - согласился Дьявол. - Думаете, приятно быть одураченным?
    - Кроме того, я считаю, - добавил Ординатор, - что тебе стоит принять другое обличье. Пресмыкающиеся не настолько привлекательны, чтобы совратить человеческое существо. Даже удивительно, как это тебе так легко удавалось раньше? Должно быть, предыдущие женщины были изначально предрасположены к грехопадению. А эта - словно из другого теста. Придется тебе пошевелить мозгами!
    - Да будет так! - заключил Господь. - И пусть тебе сопутствует удача! Теперь Омега убедил меня: грех должен быть совершен!


    3

    Дьявол так и поступил. Поразмыслив над полученными советами, он решил предстать пред женщиной в образе павлина с дивным оперением. Ничто не могло сравниться с великолепием его убора, с кротостью его глаз, окаймленных золотом, когда он появился у подножия запретного дерева, куда пришла женщина через несколько дней после убийства Змея.
    Дьявол измыслил еще более тонкую хитрость, чтобы ввести ее в искушение. Притворившись раненым, он принялся тихо стонать, и капли крови алыми пятнами блестели на его искалеченной шее, смешиваясь с яркими красками его оперения. Жалобный крик вырвался из его трепещущего горла и привлек внимание женщины. Когда она подошла, павлин заговорил голосом, способным растрогать даже камень:
    - Женщина, не можешь ли ты помочь мне? Острая ветвь рассекла мне шею. Взгляни, я умираю!
    - Чем же я могу тебе помочь?
    - Я прошу тебя об очень простой услуге, которая не составит никакого труда: сорви один из этих плодов, надкуси кожуру и капни соком на рану. Я сам не могу этого сделать. Плоды этого дерева обладают магической силой, исцеляющей все недуги. Многие звери испробовали ее на себе и были спасены.
    Не кто иной, как Омега придумал такую хитрость. На небесах разгорелся спор, и после длительных колебаний Господь наконец признал план удовлетворительным, допуская, что если даже женщина не проглотит ни капли сока и выплюнет всю мякоть, то уже самый факт, что она надкусила запретный плод, можно будет считать достаточным и рассматривать как неповиновение, то есть как совершенный грех.
    Но все оказалось тщетным перед упорством женщины в ее стремлении сохранить свою непорочность.
    - Ты ошибаешься, - ответила она павлину. - Раненые животные не могли быть исцелены этим плодом. Напротив, он приносит смерть! Ты спутал это дерево с другим, что по ту сторону фонтана. Оно-то как раз и несет жизнь. Я смажу твою рану целебным соком, и ты не умрешь.
    Она так и сделала, несмотря на протесты павлина, и едва лишь смазала ему шею, как произошло чудо исцеления - кровь перестала течь, рана мгновенно затянулась. Прежде чем удалиться в лесную чащу изливать свою досаду и злобу, Дьявол должен был поблагодарить женщину, дабы не раскрылся обман, - ничего другого не оставалось.
    - Ты видишь, я была права, - сказала женщина, глядя как он улетает.
    Дьявол придумывал еще и другие хитрости, представая поочередно в облике самых изящных животных, населяющих земную твердь, и дошел до того, что обращался то в дерево, то в цветок и даже в ручей. Разрушая все его замыслы, женщина продолжала упорствовать. И тогда Дьявол вынужден был, наконец, признать, что бессилен искусить ее, и решился объявить о своем поражении. Посрамленный, как никогда прежде, униженный, корчась от ярости, он снова предстал перед всевышним.
    - Ну, как дела? - спросил тот с тревогой.
    - Я испробовал все средства, - ответил Дьявол. - Это женщина особой породы. Оба они избегнут проклятья и пребудут в вечной благодати.
    - Тебе кажется, что...
    - Да, они все еще нагие, останутся нагими и даже не заподозрят этого.
    - Но это невозможно! - в гневе вскричал Господь. - Омега показал нам последствия...
    - Мрачные, безысходные, - подтвердил Ординатор. - А сегодня я могу добавить новые, еще более пессимистические прогнозы.
    - Каковы бы они ни были, - сказал Дьявол, - а я уже дошел до предела, испробовав все козни, все хитрости и любые уловки, какие только мог придумать. На большее я не способен. Пускай теперь пробуют другие - те, что считают себя хитрее Дьявола!
    Ординатор погрузился в раздумья под нервным взглядом всевышнего. Наконец он заговорил, как всегда, спокойно и веско:
    - Дьявол, безусловно, прав. На данной планете все его усилия оказались тщетны. Тут незачем упорствовать.
    - Что же теперь делать?
    - Нужно испробовать другой метод. Я об этом подумаю, но прежде отошли Дьявола, он больше нам не понадобится, ему незачем слушать наш разговор.
    Господь так и сделал. Когда Дьявол удалился, Омега продолжал рассуждения:
    - Я обдумываю только что полученные данные, которые я почерпнул из последних слов Дьявола: пускай теперь пробуют другие, те, что считают себя хитрее Дьявола.
    Он снова умолк, устремив свой глубокий, многозначительный взгляд на Господа. Угадав его мысли, тот подскочил от возмущения:
    - Если я тебя правильно понял, ты подразумеваешь, что это должен сделать я сам?
    - А кто еще хитрее Дьявола?
    - Ты даже не допускаешь, что, в конце концов, я могу снять свой запрет, изменить приказание?
    - Нет, об этом не может быть и речи, - возразил Ординатор. - Я могу привести множество доводов. А главное - если ты отменишь свое приказание, то не останется даже возможности согрешить, и наше положение не улучшится. Я считаю, что ты должен действовать, не притворяясь, как Дьявол, но с большей тонкостью, чтобы все же ввести эту женщину в грех. Если ты серьезно поразмыслишь, как только что сделал я сам, то увидишь - свобода выбора остается неизменной. А ведь это главное!
    - Ты твердо уверен?
    - Я пришел к заключению путем тщательных расчетов.
    Господь долго раздумывал, но Омега его окончательно не убедил.
    - А если попробуешь ты? - внезапно спросил он. - Как бы то ни было, ведь и ты - часть меня самого.
    - Я допускал такую возможность, - ответил Ординатор. - В некоторых областях я действительно хитрее Дьявола, но не способен принимать решения.
    - Но ты лучше всех рассуждаешь, и тебе не придется ничего решать самому. Я даю точные указания: нужно заставить ее съесть запретный плод. Может быть, ее убедит логика, раз уж искушение бессильно?
    - Ну что ж, попробую, - согласился Ординатор. - У меня есть веские аргументы, но, если все дело в логике и убеждении, думаю, лучше было бы взяться за мужчину, а не за женщину.
    - Я не ограничиваю твоей инициативы, - заключил Господь. - Если мужчина поддастся соблазну, женщина наверняка согрешит вслед за ним. А для меня главное - результат.

    И вот Главный Ординатор Омега отправился в сад этой непокорной планеты. Обратившись в белого голубя, он опустился на нижнюю ветвь дерева с запретными плодами и дождался момента, когда мужчина, оставив спутницу любоваться своим отражением в ручье, совершал прогулку в одиночестве. Так он очутился в центре фруктового сада и сразу же был введен в курс дела. Мужчина удивился не больше, чем женщина, когда услышал, что голубь заговорил.
    - Почему ты не пробуешь эти плоды? - без обиняков спросил Ординатор. - Они лучшие в саду.
    - Мне запретил Господь Бог, - ответил мужчина.
    - А почему ты слушаешься Бога?
    Мужчина заколебался. Такой вопрос ни разу не приходил ему в голову. Наконец он неуверенно ответил:
    - Не знаю, просто слушаюсь - и все.
    - Я хочу помочь тебе и кое-что объяснить. Может быть, ты подчиняешься его приказаниям, потому что послушание - д_о_б_р_о?
    - Да, верно.
    - А непослушание - з_л_о?
    - Конечно, - согласился мужчина с облегчением.
    - А откуда ты можешь знать, что есть добро и что зло? - возразил Ординатор, торжествуя. - Раз ты не отведал запретного плода, то ты не можешь знать. Не так ли?
    Это был провокационный вопрос. Но ответ мужчины показал, что он не сражен логикой.
    - Господь Бог все знает сам, - сказал он.
    - Значит он пробовал запретный плод? - парировал Ординатор, не давая передышки.
    - Безусловно.
    - А ведь он не умер! Значит, можно вкусить плод и остаться в живых? Выходит, он обманул тебя?
    Они долго еще продолжали спорить подобным образом, но диалектика Ординатора не смогла сломить упорства мужчины.
    - Ты утомляешь меня, - сказал он в заключение. - Я не привык размышлять, я только подчиняюсь.


    4

    - Они одинаково упрямы в своей непорочности, - заявил Ординатор Господу, вернувшись на небеса. - Он так же противится логике, как она - соблазну. И я вслед за Дьяволом тоже потерпел неудачу. Теперь твой черед!
    - Ни за что! - запротестовал Господь. - Я убежден, что не смогу сыграть подобную роль.
    - Послушай, - серьезно сказал Ординатор. - Я тоже много размышлял, вооруженный более точными сведениями, чем при первом анализе, и теперь заявляю со всей ответственностью - наше положение еще хуже, чем можно было вообразить. Оно не просто трагично, оно вообще неприемлемо с точки зрения логики. Я исходил в расчетах только из неведения добра и зла, одно это заставляло насторожиться, но... - В этот момент появился крылатый посол и прервал речь Омеги. Он принес свежие новости и был сильно взволнован.
    - Господь, - сказал он, низко поклонившись, - ситуация становится катастрофической. Они безумствуют, их последняя выходка могла плохо кончиться - они подожгли рай!
    - Подожгли?
    - К счастью, мы вовремя подоспели. Удалось спасти уцелевшее и потушить пожар. Но в любую минуту они могут снова начать играть с огнем.
    - Как же это произошло? - воскликнул Господь. - Ведь они не умеют добывать огонь. Еще должно смениться много поколений, прежде чем...
    - Могу пояснить! - вмешался Ординатор. - Эти люди не добывают свой хлеб насущный потом и кровью. Благодаря тебе они живут беззаботно, не зная никаких хлопот. Им неведом тяжкий труд, любое усилие для них - удовольствие. Я предвижу, что эти люди будут прогрессировать куда быстрее их предшественников. И особенно в области всевозможных открытий. Они очень скоро во всем разберутся и в недалеком будущем овладеют всеми науками, кроме, увы, науки познания добра и зла, которая останется им неведома. Результат? Сегодня - огонь, ты видел, как они им распорядились. Завтра, возможно, - атомная энергия, которая полностью уничтожит нашу планету с ее фауной, флорой и всем, что необходимо для жизни. Таким образом, с одной стороны, ты не сможешь на них гневаться за эти выходки, с другой - тебе придется оберегать от них все блага, дарующие легкое, безбедное существование, которое ты им посулил. Догадываешься, какой я хочу сделать вывод? Вы со своими легионами небожителей должны будете превратиться в бдительных стражей, быть все время начеку, чтобы избежать катастроф, которые породит их непорочность. Но и это еще пустяки.
    - Пустяки?
    - Да, я хочу продолжить свою мысль. Не забудь еще одно условие, основное, которого я лишь слегка коснулся при последнем анализе.
    - Какое же это условие?
    - Они бессмертны!
    - Действительно, - простонал Господь. - Я им это обещал.
    - Ты чувствуешь все противоречия, обусловленные их бессмертием? Они бессмертны, бессмертны будут их дети и дети их детей. А что дальше? Катастрофы, которые я предрекал, не должны их коснуться. Ни столкновения, ни разрушительные войны, ни, наконец, голод, эпидемии, ни любые болезни. Вместе с вечной жизнью ты обещал им счастье. Они начнут размножаться с невообразимой быстротой. Я видел сон, рассказать тебе?
    - Тебе случается видеть сны?
    - Мои сны - всего лишь продолжение расчетов, но в сфере подсознания. Исходные данные были следующими: бессмертная чета еще в начальной стадии развития и твой неосторожный приказ: плодитесь и размножайтесь! Ты слышал историю пшеничных зерен и шахматной доски? [Согласно легенде древний индийский мудрец за изобретение шахмат потребовал у магараджи некоторое количество пшеничных зерен, которое последовательно можно положить на клетки шахматной доски (на первую - одно, на вторую - два, на четвертую - восемь и т.д.). В итоге получилось 8 624 313 386 270 208 зерен - столько зерна не было на земном шаре. (Прим. перев.)]
    - Но остановимся на этой чете, прошу тебя, - сказал Господь раздраженно. Избавь меня от снов и расчетов и изложи свои выводы.
    - Пусть будет так! Мой вывод таков: население твоей планеты через несколько сотен лет будет настолько многочисленным, что придется использовать каждый клочок земли, чтобы обеспечить им пропитание. Каждый сантиметр почвы будет возделан, а это потребует значительных усилий, для них невозможных, раз ты их освободил от труда. Но это не все. Через какие-нибудь тысячи лет - согласись, что это немного, - планету заселят миллиарды непорочных созданий. Таким образом, мы дошли до а_б_с_у_р_д_а, потому что даже при условии, что будет обработана каждая пядь земли и осушены моря, на твоей планете нечем будет их кормить. Загляни еще дальше, в будущее, и ты поймешь - именно это я и видел во сне, - они будут вынуждены вечно оставаться в вертикальном положении, не имея больше возможности ни сидеть, ни лежать, тесно прижатые один к другому, как трава на густом лугу. Не останется места ни единому животному, ни единому растению, но они не станут уничтожать друг друга, не почувствуют себя несчастными и голодными в этих сверхъестественных условиях на планете, лишенной свободного пространства. Напомню еще раз - ведь ты обещал им вечную жизнь и блаженство.
    - До чего же запутанная ситуация, - прошептал Господь.
    - И н_е_в_о_з_м_о_ж_н_а_я_ с точки зрения логики, как я тебе говорил. Но и это не все.
    - Ничего хуже быть уже не может.
    - Нет, может. Мой сон углубился во времени. Ситуация, описанная мною, невозможна, я это доказал. Надеюсь, что этого не произойдет и будут приняты меры, чтобы избежать подобного.
    - А кто примет меры?
    - Они. С твоей же помощью они будут прогрессировать, не забывай, быстрее других, и открытие источника энергии поможет им осуществить то, что называется покорением пространства. Это будет для них совершенно необходимо. Тогда произойдет расселение, ряд последовательных расселений бессмертных праведников на все обитаемые планеты, то есть заселение планет вселенной. И каждый раз это будет приносить временное облегчение. А теперь представь себе, что произойдет на захваченных землях, обитатели которых - простые смертные, в свое время совершившие грехопадение...
    - Понимаю, что они погибнут, - прошептал Господь.
    - Непременно. Число праведников на чужих землях будет бесконечно возрастать, и наступит день, когда им не хватит пищи. Коренные жители погибнут, ведь даже для тех, кто обладает смертоносным оружием, не будет никакой защиты. Впрочем, тебе придется не только смириться с подобными действиями, но даже одобрить их для того, чтобы обеспечить благоденствие бессмертным праведникам.
    - Да, но, с другой стороны, - заметил Господь, поразмыслив, - это приемлемо с точки зрения божьего суда. Грешники будут наказаны, а праведникам будет воздано...
    - Не спорю, это вполне соответствует и моим логическим заключениям. Разве что, когда бессмертные праведники, поселившиеся где только можно, уничтожат остальных созданных тобою людей, наступит время, когда в мире больше не останется грешников. А непорочные создания будут все размножаться и заполнят земли вселенной так же неумолимо, как проказа точит плоть. И вот к чему я клоню: ты снова встанешь перед неразрешимой проблемой, которую я тебе достаточно убедительно обрисовал. И в космическом масштабе эта проблема будет еще более неразрешимой, если вообще существует какая-то шкала неразрешимости.
    - И все из-за того, - вскричал удрученный Господь, - что эта скотина отказывается съесть яблоко!
    - Ты все сказал сам, мне нечего добавить. Значит, единственный возможный выход - заставить ее поддаться соблазну. Мы снова и снова к этому возвращаемся. Сотни раз пытался Дьявол, я тоже потерпел неудачу. А теперь настаиваю, чтобы вмешался именно ты!
    - Но повторяю: не смогу выступить в роли соблазнителя...
    - Тогда примени силу. Повторяю: необходимо, чтобы она согрешила. Разве ты не всемогущий? Ну прикажи двум дюжим архангелам схватить упрямицу, силой разжать ее ослиные челюсти и заставить проглотить кусок яблока. По-моему, это не так уж трудно.
    - Не трудно, но бессмысленно. Ты впервые допустил грубую ошибку, забыв о необходимости свободного выбора.
    - Действительно, - заметил Ординатор смущенно. - Свобода выбора необходима, ты прав - силу тут применять нельзя.
    - Нет, мы никогда не выпутаемся из этой истории! - застонал Господь.
    Великий Ординатор на минуту замолчал, погрузившись в бездны силлогизмов, и изрек следующее:
    - Действовать сам ты не можешь, да это и нежелательно. И все же я вижу одну последнюю возможность, как мне кажется, лучшую из всех.
    - Какую же?
    - Когда я отправился в фруктовый сад соблазнять мужчину, разве не действовал ты сам, пусть даже косвенным образом? Однако же ты не возражал. А ведь мы еще не до конца использовали твою способность существовать одновременно в трех лицах.
    - Ты имеешь в виду...
    - Я думаю, - медленно произнес Омега, понизив голос. - Я думаю о Второй Ипостаси.
    Бог-Отец и Омега долго в молчании глядели друг на друга. Первый, казалось, был возмущен этим предложением, но Ординатор продолжал настаивать, не давая ему времени возразить:
    - После окончательного анализа со всеми исходными данными и логика и интуиция подсказывают мне, что только Бог-Сын достаточно подготовлен, чтобы вывести нас из тупика.
    - Но это невозможно! - взорвался Бог-Отец. - Ты бредишь. Сын абсолютно не способен сыграть эту роль. Прежде всего, он ни за что не согласится...
    Тогда голос, который уже довольно давно не раздавался на небе, произнес:
    - Отец, ты позволишь мне выразить мои чувства?


    5

    То была Вторая Ипостась божья - Бог-Сын. До сих пор он стоял в стороне от споров, но теперь вмешался в разговор своим тихим голосом, в котором чувствовалась властность и даже проскальзывало некоторое нетерпение.
    - Говори! - разрешил Господь. - В конце концов в подобной ситуации ты тоже имеешь право голоса.
    - Отец мой, мне кажется, что я не только имею право голоса, но что именно меня этот вопрос касается самым непосредственным образом. Ведь, если на этой планете не свершится первородный грех, я окажусь в таком же критическом положении, как и ты.
    - Он прав, - одобрил Ординатор. - Нет греха - нет и искупления, нет искупления - нет и искупителя...
    - Для меня не окажется места на планете. Будет невозможно родиться, любить, страдать, терпеть муки, возвести на престол еще одного к тем трем миллиардам пап, которых я произвел в мире. В самом деле, Отец мой, эта непорочная планета не узнает даже всех тайн моей религии, а значит, люди там будут язычниками, которые, как предсказал Омега, когда-нибудь расселятся по вселенной и будут в ней владычествовать. Мы не просто допустим это, но даже вынуждены будем им помогать, то есть поощрять победу неверующих над христианами, их уничтожение и полное исчезновение в мире истинной веры. В отличие от вас я нахожу, что такие действия неприемлемы для божьего суда.
    - Он безоговорочно прав, - промолвил Ординатор. - Эти данные ускользнули от моего внимания. Да, проблема невероятно сложна.
    - И все из-за того, Отец мой, что эта женщина не желает надкусить запретный плод. Это недопустимо, я полностью присоединяюсь к мнению Омеги - нужно сделать так, чтобы она согрешила. Я готов, в свою очередь, попытаться искусить ее.
    - Ты уверен, что достаточно к этому подготовлен? - спросил Отец, помолчав.
    Сын улыбнулся и обратился к Ординатору:
    - Не мне похваляться своими скромными заслугами; но объясни Отцу, почему ты вспомнил обо мне, почему ты считаешь, что у меня есть шансы добиться успеха там, где не удалось остальным?
    - На это у меня много доводов, - ответил Омега. - Во-первых, его стихия - критические ситуации. Он доказал это почти в таких же безвыходных положениях, как наше. Проклятья сейчас нас больше не смущают. Благодаря ему стало привычным делом после всех многочисленных опытов предотвращать их ужасные последствия. Но вспомни, как мы растерялись в первый раз. Он спас положение и на земле, и на небе.
    После минутной паузы Господь согласился с этим доводом. Омега продолжал:
    - Во-вторых, он приобрел в общении с людьми такое знание человеческой натуры, которым не обладает ни один из нас. А сегодня это качество ему пригодится, несмотря на необычность создавшейся ситуации. Ничто человеческое ему не чуждо. Он знает...
    - В-третьих, я добавлю, - вмешался Сын, - у меня не только глубокое знание людей, но и некоторый опыт. Ведь я искупал все человеческие грехи не менее трех миллиардов раз... Мы говорим о грехах, не правда ли?
    - Это разные вещи, - буркнул Отец.
    - Достаточно дать волю воображению, - ответил сын, улыбаясь. - Должен признаться, что и Дьявол, и ты, Омега, проявили редкую наивность в ваших неумелых перевоплощениях. Змей, домашняя птица, голубь, еще какие-то животные, более или менее привлекательные... Что за странные соблазнители! Ну а речи, которые вы вели! Да это был просто детский лепет.
    - Я уверен, ты вполне можешь на него положиться, - изрек Ординатор. - Видишь, у него уже выработан план.
    Однако Господь все еще колебался: разум подсказывал ему разные возражения.
    - А ты не подвергаешь себя опасности?
    - Отец мой, - ответил Сын, - что может случиться со мной страшнее тех мук, которые я уже испытал три миллиарда раз на других планетах?
    - Пусть будет по-твоему! - решил Господь. - Иди и спаси нас снова!

    Однажды вечером, гуляя по фруктовому саду, женщина вдруг увидела юношу сверхъестественной красоты, который стоял под деревом познания добра и зла. Заметив его, она вздрогнула впервые в жизни. Женщина встречала много необычного в этом саду, но ничто не производило на нее столь ошеломляющего впечатления, как этот юноша. Она привыкла считать себя и своего спутника единственными людьми в раю, и внезапное появление третьего человеческого существа поразило ее, как чудо.
    Юноша молча созерцал ее. Женщина тоже внимательно его оглядела. Он был божественно сложен, с глазами цвета фиалок, с белокурыми локонами, которые слегка шевелил ветер, создавая подобие ореола. Женщина почувствовала странное волнение, когда обнаружила, что мягкость его черт резко контрастирует с грубостью ее собственного лица и лица ее спутника.
    Юноша улыбнулся ей. Она неловко попыталась ответить на эту улыбку. Он сделал ей знак приблизиться. Женщина почувствовала, как ее охватила дрожь, и ей показалось, что она не в состоянии сделать и шага, так ослабли ее колени. Но все же она смогла подойти и остановилась в двух шагах от него. Юноша медленно поднял руку, и женщина залюбовалась игрой мускулов, а он тем временем сорвал с дерева один из лучших плодов, разделил его пополам и, не переставая улыбаться, протянул ей половину.
    - Ешь! - приказал он.
    Он говорил мягко, но в его голосе чувствовалась скрытая сила. А сам голос звучал настолько мелодично, что даже райские птицы перестали петь, и все замерло в блаженном молчании. Женщина поняла, что не сможет долго противиться его чарам, но все же попыталась.
    - Господь Бог сказал мне, что это грех, - пролепетала она.
    - Пусть тот, кто сам без греха, первый бросит в тебя камень, - просто возразил он.
    - Значит, я согрешу?
    - Я тоже грешен.
    И, не переставая с улыбкой глядеть на нее, он сразу же проглотил половинку плода. Женщина смотрела на него блестящими от любопытства глазами.
    - Ты съел. Теперь ты умрешь?
    - Умру, но воскресну.
    - А я... я согрешу и умру?
    - Ты умрешь, но благодаря мне тоже воскреснешь. Я искуплю твой грех позднее.
    - В таком случае... - сказала женщина и проглотила другую половину плода, вытерла тыльной стороной ладони жирный сок с губ и улыбнулась.
    - Ты был прав, - произнесла она.
    Таким образом, на непокорной планете восстановился порядок, и все пошло точно по плану. Когда женщина вкусила запретного плода, мужчина тоже больше не сопротивлялся искушению. Оба познали, что есть добро и что зло, их глаза открылись, они увидели, что оба нагие, и прикрылись фиговыми листками. А потом, как положено, их изгнали из рая добывать хлеб насущный в поте лица своего. Затем они совершили примерно столько же безумств и преступлений, сколько произошло бы, будь они непорочными, как и предсказывал Ординатор. Но это уже не имело космических последствий, потому что они стали смертными и подвергались божьему суду. А Господь Бог всегда мог вмешаться, если разгул страстей грозил нарушить вселенскую гармонию.
    Что же касается Сына, то после успешно выполненной миссии он вернулся на небеса занять место справа от Господа, чтобы легионы небожителей восславили его победу. Невиданные празднества ознаменовали торжество Бога-Сына. Серафимы и херувимы пели гимны, приветствуя грехопадение так же пылко, как прежде они превозносили добродетель. К этому примешивалось восхищение триумфом Сына и вечной мудростью Отца.
    К концу празднеств, когда громогласные звуки труб и хора начали стихать, Ординатор заметил, что лицо Спасителя излучало необычное сияние. Он осведомился о причине.
    - Я весьма удовлетворен счастливым разрешением столь деликатного вопроса. В то же время я испытываю глубокое возбуждение от резкой перемены в своих привычках. Но, признаюсь тебе, такая смена впечатлений была необходима мне после всех перенесенных невзгод.
    - Это поручение было тебе в тягость? - спросил Ординатор.
    - Никоим образом. Ты ведь предсказал: чтобы добиться успеха, нужно хорошо понимать эти создания и любить их. Чтобы их понимать, нужно стать им подобным, а это мне привычно. Что же касается любви к ним, то это же сущность моего Второго Лика. Никто на небесах не способен проявить ее лучше, чем я. По правде говоря, когда придет день искупления грехов, совершенных этими людьми, думаю, мне это будет даже приятно.
    - Выходит, - заметил Ординатор, - любое из божественных творений может обернуться благом, даже аномалии, хотя на первый взгляд они показывают преимущества ада перед раем.
    - Что верно, то верно, - согласился Сын. - Все деяния Господа обращаются благом, и правы те, кто превозносит славу и мудрость его!
    Чело Сына затуманилось, когда он спросил Ординатора:
    - Ты, умеющий вычислить вероятность любых событий, скажи, случай с этой планетой нужно рассматривать как исключение или же существует вероятность, что подобное может еще повториться?
    Великий Ординатор Омега погрузился в сон, произвел подсознательные вычисления и сделал вывод в то время, как Сын в волнении смотрел на него.
    - Такое происшествие - большая редкость, - сказал он, - это аномалия, вероятность которой среди нескольких миллиардов будущих опытов чрезвычайно мала. И все же теоретически существует возможность двух или трех повторений.
    Чело Сына просветлело, и странная улыбка, последний отблеск его недавнего человеческого обличья, озарила его божественное око.
    ПОДЕЛИТЕСЬ В СОЦ.ЗАКЛАДКАХ
    Комментарии: максимальное количество символов в комментарии: 1200
    X
    смайлы жирный курсив подчёркнутый
    От пользователя cowale2011
    Да уж, интересно было почитать. Это что на самом деле было?
    ответить...
Популярные блоги
Автор: Виагра Количество голосов: 43
Автор: Рафаил Количество голосов: 35
Автор: Пантелей Количество голосов: 32
Автор: Малинка Количество голосов: 31
Автор: MeDVeJjOoNok Количество голосов: 31
Комментарии
18.11.2016 15:37
Не не))Вы не поняли, в чем здесь суть.В общем, как обычно))...
14.11.2016 23:38
Вы же можете очень обидеть человека из-за своей дурости. Если человек...
14.11.2016 22:06
Нет, имеется ввиду не какое-то действие .Прямо сейчас нужно вполне серьезно...
14.11.2016 19:23
Легко. Всегда могу влюбляться и когда влюблён, то всё мне...
10.11.2016 18:29
Подробнее не знаю.
Случайные блоги
Страшные события произошли в г. Карасук, расположенном в Сибири. Один за...
Абсолютные и относительные адреса. Адреса ячеек бывают относительными ( A3, В5,D125 ). И...
В мире есть много бездомных животных. Не которые люди не замечают...
https://www.youtube.com/watch?v=uf9dHnuOAv4 Моё видео на песню I dedicate to song Justin Bieber. ...